Общество

Наш спецкор Сергей Шведко вместе с донецким журналистом Олегом Измайловым пытается найти ответы на вопросы, которые интересуют не только жителей Донбасса. 

Наш спецкор Сергей Шведко вместе с донецким журналистом Олегом Измайловым пытается найти ответы на вопросы, которые интересуют не только жителей Донбасса. 

 

Честно говоря, уже устал поправлять российских коллег, когда кто-то из них в очередной раз произносит:

- У вас, на Украине…

- Не на Украине, а в Донбассе!

- А какая разница?

- Украина – это те, которые в нас стреляют.

- Но вы тоже - Украина!

- Нет, мы – Донбасс.

- Так кто вы?

- Донецкие…

Подобные диалоги в стиле Ионеску происходит достаточно часто. И это – весьма показательно: значительная часть местного «экспертного сообщества» слабо понимает сущность тектонических процессов, происходящих в духовно «нашем», но абсолютно непонятном крае. Кстати, многие простые россияне намного четче ощущают происходящее: братьев убивают, им надо помочь! Но опять же, на уровне ощущений. А вот цельной картины происходящего в Донбассе нет почти ни у кого.

Да что там россияне – мы сами еще не до конца осознаем, что именно творится на нашей земле. Социальная революция? Гражданская война? Национально освободительное восстание? Или, как утверждают украинские СМИ, российская агрессия?

В прошлом году было не до философствований. Майдан, переворот, короткий, но очень яркий период гражданских протестов, потом – привычный для разлома времен эпизод разброда и шатаний, затем – образование республики, опять же, очень короткий период интифады (когда безоружные люди бросались под танки в буквальном смысле этого слова), целая цепочка вооруженных восстаний, и, наконец, война. Война, которая надолго заслонила собой все остальное.

Но, сегодня, когда условные «пушки» несколько смолкли, ситуация стабилизировалась, (хоть и в состоянии динамического равновесия), а перспективы Донбасса все также туманны, проблема самоидентификации, осознания причин и сущности исторических событий, происходящих в нашем крае, становится очень важной. Чтобы: а) осознать, что происходит, б) понять основные тенденции будущего, которое уже завтра станет настоящим, в) объяснить urbis et orbis кто мы такие и чего хотим.

Попытаться ответить на поставленные жизнью архиважные вопросы я предложил одному из самых известных донецких журналистов, мыслителю с широким историческим бэкграундом, настоящему «блокаднику» (человеку, не оставившему свою Родину даже в самые тяжелые дни), координатору группы «Гражданская инициатива Донбасса» и просто патриоту, бесконечно любящему наш край  Олегу Измайлову.

 

- Отец, каковы основные причины донецкого восстания? Почему оно началось именно в марте прошлого года? Насколько «Русская весна» в Донецке является калькой майдана и в чем ее отличие от событий в Киеве?

- Знаешь, причина, на самом деле одна – во время начавшегося развала украинской государственности Донбасс увидел, что появилась реальная возможность вернуться в Россию, из состава которой его территории были насильно выведены в период с 1918 по 1924 годы. 

Почему все началось именно в марте? В это время мощно «выстрелил» Крым, проведя свой референдум. Мы тоже надеялись быстренько провести мирную революцию и сбежать из идущей камнем на дно всех возможных пропастей Украйны. Естественно, при этом, что «Русская весна» в Донбассе не имеет ни одного подобия с так называемым майданом в Киеве. Там по старой привычке малороссов к сепаратизму селяне скакали, дабы отпасть от России в пользу Запада. Донбасс, напротив, весной четырнадцатого начал крестный путь возвращения в русские пределы.

- Так что именно происходит сегодня в Донбассе?

- Сейчас в Донбассе идет нуднейшая и тяжелейшая работа по строительству государства переходного типа. Донбасс не смог войти в состав Российской Федерации по крымскому сценарию, Россия не может позволить себе воевать с объединенными силами Запада, поэтому созданы буферные республики – ДНР и ЛНР. Так в нашей истории уже было. В 1922 году у советской России не было сил после ужасающей Гражданской войны воевать на Дальнем востоке с Японией. Поэтому была создана ДВР – Дальневосточная республика, в которой верховодил знаменитый герой той войны Василий Блюхер.

- Первоначально говорили о том, что люди вышли на улицы за русский язык. Но почему тогда это не сделали в других русскоязычных областях?

- Что касается русского языка, действительно, изначально этот вопрос был одним из важнейших. Хотя все гораздо глубже просто защиты национального достоинства. Желание смотреть телеканалы на русском языке родилось еще и из желания смотреть как страна и народ не забывают своей общей и великой истории, родства с той эпохой, со знакомыми с детства и живущими в глубине русского народа понятными культурными и идейными кодами. Выяснилось, что именно Донбасс тоньше других регионов бывшего СССР понимает, кто такие русские. У нас выработалось такое определение: русские это те, кто себя считает русскими, кому русская культура и русский политический строй милей других. В интернациональном русском Донбассе другого мнения быть не может, как не может быть в интернациональной Русской РФ.

Да, к сожалению всей Новороссии восстать не удалось. По разным причинам. В Харькове, например, из-за обмана местной власти, которая прикинулась, что она с народом, а после послала на них спецназ, в Днепропетровске – движение было остановлено милицейскими и управленческими методами, в Херсоне, Николаеве, Одессе, Запорожье – банальным фашистским террором и убийствами. Ну, и народ в Донбассе организованней, это у нас наследственное, от предков курян, орловцев, тамбовцев, рязан, пензенцев, смолян, донцов – ведь на заработки в донецкие степи шли самые активные и сметливые, тем самым формируя особый донецкий характер. 

- Каков социальный контекст восстания? Есть ли смысл говорить, что в Донбассе происходит социальная революция?

- О доминировании социального фактора говорить, наверное, не стоит. У нас все-таки восстание носило скорее национальный, пророссийский характер. Конечно, прямых аналогий в мировой истории тому, что у нас произошло и происходит, скорее всего, нет. Но мне кажется, что больше всего украинско-донецкая война похожа на то, как лорд-протектор Англии Оливер Кромведь усмирял Ирландию, которую, как известно, он залил кровью и намеревался вообще истребить ирландцев поголовно.

В то же время отдельные социальные элементы в наших событиях есть, но они пока не так явно выражены. Например, антиолигархические законы ДНР и борьба с рядом самых наглых олигархов, которые, кстати, в начале восстания заигрывали с массами, а потом, испугавшись реальных угроз американских «партнеров», слиняли из родных мест, сдав край на растерзание карательным батальонам Украины.

- Какие на сегодня основные проблемы народных республик? Насколько важна помощь Донбассу со стороны России?

- Основных проблем у Донбасса две: 1) юридическая неопределенность статуса республик, их непризнанность; 2) война с государством Украина (не с народом, конечно, который есть по сути своей часть общерусского народа).

Вражеские войска, оккупанты, захватившие 2/3 ДНР и ЛНР, стоят под Донецком, Горловкой и Луганском, как и год назад. Благодаря усилиям России, Германии и Франции истребление донбассовцев и разрушение их городов и сел уменьшилось, но мины из украинских минометов по-прежнему летят в наши дома, наши ребята-ополченцы, давно уже ставшие регулярной армией, то и дело гибнут за свободу края от нацистской чумы.

Да, за последний год Донбасс смог наладить приличную жизнь даже в условиях глухой экономической блокады со стороны Киева именно благодаря поддержке и прямой помощи России. На сегодня эта помощь критично важна для нас.

Но когда оккупанты, наконец, уйдут с нашей земли, оставят нас в покое, мы в короткие сроки сможем все восстановить и начать развиваться не хуже многих российских регионов. Мы это умеем. У нас уже были прецеденты. В 1920-х после Гражданской войны за несколько лет были восстановлены шахты и заводы, на возрождение которых в любой стране ушло бы раза в три больше времени. То же самое было сделано в 1943-1949 годах, когда из небытия были подняты все угольные шахты края, а металлургия и энергетика начали работу уже через 4-5 месяцев после освобождения от фашистов. А ведь тогда стартовые условия были менее выгодными для наших предков.

- Так чего же, на самом деле хотят жители Донбасса? По крайней мере, большинство из тех, кто остался на Родине?

 - В подавляющем большинстве своем жители республик Донбасса видят себя частью России. Это главный движитель нашей жизни сегодня. Это самая большая мечта, это самая светлая эмоция, которая владеет душами простых людей. Еще 10 лет назад социологи рассказывали, что на вопрос, кого бы вы хотели видеть во главе страны, от 46 до 52 процентов опрошенных в Донбассе называли Владимира Путина. Надо ли говорить о том, что сегодня этот показатель в Донбассе зашкалил бы!

В этом месте отдельные экзальтированные личности могут поднять вой, дескать, не все хотят в Россию. Правильно, не все, но 75-80 процентов - безусловно. При таком раскладе брать во внимание сектантов, алчущих некой федеральной участи в составе Украины, вряд ли стоит. Трудовые массы, те, кто реально создает валовый национальный донецкий продукт, те, кто воюет против нашествия нацистской саранчи, шахтеры, металлурги, химики, машиностроители, железнодорожники, строители и т.д. спят и видят себя гражданами великой России. Да, люди они смышленые, понимают, что, возможно, придется пройти через компромиссные варианты и годы, но от этого позиция их не стала менее твердой - нам необходима только Россия!

Единство в этом вопросе полное и безоговорочное в обеих частях Донбасса - республиканского и оккупированного Украиной. И не надо никому ничего доказывать. Так что можно сказать, что Россия у нас на первом, на втором, и на третьем месте в приоритетах и сегодняшнего дня, и будущего.

- А как на счет будущего Донбасса в составе Украины? В конце концов, в минских соглашениях говорится именно о такой перспективе.

- Мы прекрасно жили в Советской Украине, и никаких вопросов ни у кого не возникало, потому что Советскую Украину мы воспринимали только как еще одну национальную «упаковку» большой коммунистической идеи. Так было. Нынче, после 25-летних потуг украинских нацистов создать нациократическое государство, заставить нас, носителей великой русской культуры и не менее великой советской инженерной, горно-металлургической цивилизации, принять их убогое сельскохозяйственное мировоззрение, скажем только одно: да, сможем!  Но только после того, как вся бывшая УССР (без Галичины, естественно, пусть в Польшу возвращаются) вернется в состав Российской Федерации.  Думаю, для Малороссии можно будет создать и особый статус, и особые права - мы ж не националисты, мы люди имперские, не жадные и готовы дать всей Украине то, чего она не в состоянии по жлобству своему дать Донбассу хотя бы теоретически.

... А больше ничего и не хотим: нам бы обратно, нам бы домой - в родной наш русский Союз нерушимый. Гимн помним...

Записал Сергей Шведко.

От автора. Мы продолжим размышлять над серьезными вопросами причин и сущности происходящих процессов, а также перспектив нашего края с другими яркими представителями русского мира Донбасс.

05.01.16 03:00 – Диана Коростылева , просмотров: 448

Поделиться в социальных сетях: