Общество

15 октября во всем мире отмечают День белой трости. "Белая трость" как символ незрячих людей была придумана в 1921 году фотографом из Англии Джеймсом Биггсом, потерявшим зрение после несчастного случая. Чтобы обратить внимание на то, что он не видит, Биггс покрасил свою трость в белый цвет.

Почти сто лет белая трость является поводырем для незрячих и слабовидящих. Но сегодняшнюю статью мы решили посвятить не техническим приспособлениям, призванным облегчить жизнь слепых, а людям, которые сами стали «белой тростью» для таких же инвалидов, как и они сами. Мы предложили им рассказать свои истории, каждая из которых может дать надежду людям, оказавшимся в такой непростой жизненной ситуации. А таких сегодня только в Краснодарском крае около 15 тысяч, из которых более 9 тысяч состоит в краевой организации ВОС.

Андрей Творогов, Краснодар:

– Я учу людей работать на компьютере и помогаю им пройти реабилитацию в Краснодарской краевой организации Всероссийского общества слепых. Приведу простой пример. Недавно привели ко мне паренька, 22 года. Опухоль головного мозга «задавила» ему глаза. Человек учился в университете, был полон энергии, надежд и вдруг полностью потерял зрение. Представьте его состояние шока. Когда он пришел ко мне, даже разговаривать не мог. Я его потихоньку стал поднимать, показывать – жизнь не закончилась на том, что он потерял зрение. Он раньше знал компьютер, но работал, как и всякий здоровый человек, мышкой. А теперь я его натаскиваю по программе, где надо с клавиатурой дружить, запоминать команды, которые воспроизводит электронный голос. Сложно. Но у него получается, и это вселяет в парня надежду. За две недели он уже так освоился, что дошел до интернета, научился пользоваться скайпом. Другая моя ученица пришла два года назад. У нее, кроме потери зрения, плохо работали руки, расстроилась речь. Но на компьютерных курсах она стала развивать мелкую моторику рук. И у нее нормализовался вестибулярный аппарат, к ней вернулась нормальная речь.

Сам я постепенно терял зрение, а уже девять лет полностью слепой. Пытался найти себя в жизни, массажистом работал – распространенная профессия для инвалидов. Но в 1999 году впервые близко познакомился с компьютером. Тогда уже была операционная система, которая позволяла незрячим с помощью синтезатора речи выполнять операции. И я загорелся: в 2002 году у меня появился свой компьютер. Сначала учился сам, а потом решил помогать другим. Без компьютера ведь сегодня никуда. Надо идти в ногу со временем, и инвалидам в том числе.

Мы такие же люди. Я окончил специальные курсы в Краснодарском крае, повысил квалификацию в Москве. И вот уже десять лет работаю с инвалидами. И компьютер – это только часть их реабилитации. Бывает, что надо элементарно научить незрячего человека ходить по улице. Большая работа проводится с родственниками, родителями. Потому что, когда человек теряет зрение, окружающие не знают, что с ним делать, как правильно оказать помощь. Например, ведет такой помощник слепого, и получается, что он его тащит за собой. Но вы-то хорошо видите, что впереди, а с незрячим выходит, что толкаете его в неизвестность. Поэтому надо элементарным вещам учить не только инвалидов, но и людей, готовых нам помогать.

Хочу сказать еще несколько слов о безбарьерной среде. В Краснодаре она заметно улучшилась. Плохо одно: люди, которые создают эту среду, почему-то решают сами, что для нас будет хорошо. А надо бы спросить у таких, как я. Говорящие светофоры или тактильная плитка – это бесценные вещи, но их надо делать там, где больше всего ходят незрячие. И, конечно, необходимо учить здоровых людей элементарной культуре поведения. Так, на Кооперативном рынке положили тактильную плитку, но водители заезжают на нее, и слепые не могут по ней пройти. Поэтому мало сделать пандусы и плитку положить. Чтобы безбарьерная среда работала на инвалида, люди вокруг должны осознать, что он такой же участник дорожного движения, такой же покупатель в магазине, и так далее. Проявляйте уважение и давайте жить дружно!

Виолетта Гугульян, Сочи:

– До 10 лет я была обычным ребенком. Но потом зрение начало резко падать. Сейчас осталось только светоощущение. Однако я с детства привыкла чувствовать себя полноценным человеком. Жила в пятиэтажке, где было много моих ровесников. Все друг друга знали практически с рождения. И, когда я начала слепнуть, никто из ребят не обращал на это внимания, все относились ко мне, как раньше. А я тянулась за друзьями, стремилась быть, как они. Они на вязание – я с ними. Они на шитье – и я! Даже когда перестала видеть, все равно ходила с ребятами на занятия.

До третьего класса я посещала обычную школу. Потом перешла на домашнее обучение. Но меня это не устроило, потому что дома не получаешь того уровня знаний и общения. И я стала с одноклассниками опять посещать школу и окончила ее с двумя «четверками». Потом поступила в специализированный медицинский колледж в Кисловодске для слепых и слабовидящих. Отучилась три года на медсестру-массажистку. В детстве я мечтала стать психологом. И, скорее всего, если бы проблем со зрением не было, все равно пошла бы в медицину. Только специальность посерьезнее выбрала бы. И вот уже 12 лет я работаю детским массажистом в поликлинике в Кудепсте, помогаю малышам. Поначалу люди даже дичились меня немножко. А потом поняли, что я обычный человек. И теперь с удовольствием идут ко мне. Муж мой, у которого проблемы со зрением, кстати, тоже работает массажистом в военном санатории.

В быту у меня нет проблем. Я знаю очень многих незрячих. Они абсолютно спокойно со всем справляются дома. Сейчас есть телефоны с говорящими программами, в компьютере тоже можно установить такую программу. Единственное – сложно куда-то дойти. Я, к примеру, не могу сама добраться до моря. Дойду до пляжа, а дальше как быть? Стоять и говорить: я не вижу, расступитесь? Там же люди лежат. К счастью, есть социальные работники. Обычно меня кто-то сажает на автобус, а они меня встречают, помогают документы оформить, сопроводить, сходить за продуктами в магазин. А вообще, хочу сказать, что у нас в Сочи отзывчивые люди. Они готовы помочь. Просто и нам надо не комплексовать, не стесняться пользоваться безбарьерной средой, поддержкой социальных работников, знакомых, даже обычного прохожего. Я смогла перебороть себя, отношусь спокойно к тому, что незрячая, и советую другим инвалидам научиться доверять себе и окружающим людям.

Дмитрий Махновский, Краснодар:

– Проблемы со зрением у меня с самого рождения. По словам мамы, причиной стала прививка, которую ей неудачно сделали во время беременности. Родителям было непросто признать, что мои глаза нездоровы. Поэтому я учился в обычной школе. Это было тяжело из-за нагрузки на зрение, где она, конечно, больше, чем в специальных учебных заведениях для слабовидящих. Выручал спорт. Увлекся легкой атлетикой и решил стать тренером. А если человек чего-то очень хочет, он этого обязательно добивается. Я окончил 11 классов и поступил сначала в колледж, а потом получил образование в институте на физфаке. Но любой тренер должен сначала сам пройти спортивный путь, чтобы учить других.

Я выступал на российских соревнованиях по легкой атлетике – бегу на короткие дистанции и прыжкам в длину, был чемпионом России, даже попал в резервный состав сборной страны и должен был отобраться на Паралимпиаду в Лондон. Но, увы, получил травму и пропустил такой важный и престижный для каждого спортсмена турнир. Это был тяжелый моральный удар. Поэтому я прекрасно понимаю тех ребят, которые не попали в этом году на Паралимпиаду. Для людей, которые выкладываются на тренировках в разы больше, чем обычные спортсмены, запрет на участие в летних Играх в Рио стал полнейшей несправедливостью.

Сегодня мне уже 39, спортивные рекорды ставить поздно, но у меня есть мечта, чтобы «золото» Олимпиады завоевали мои воспитанники. Поэтому стараюсь передавать свой опыт ребятам, помогать им найти цель в жизни, не сломаться только потому, что у них проблемы со зрением. Я знаю массу примеров, когда первые места на международных и российских соревнованиях занимали тотально слепые люди, которые бегут с помощью ленты и человека-поводыря.Такие истории вдохновляют! Единственное, расстраивает, что в Краснодаре тренеру и ребятам, которые хотят заниматься, сложно найти друг друга.

В Армавире, где есть специальные школы, это сделать проще. А у нас дети с нарушением зрения в основном учатся в обычных школах. И там их просто не информируют о возможности посещать спортивные секции. В этом проблема. Надеюсь, СМИ помогут нам ее решить, если будут больше рассказывать о спорте для незрячих и слабовидящих. В последние годы, кстати, в Краснодарском крае стали уделять ему заметно больше внимания. Но пока нам не сравниться с Московской областью или другими центральными регионами. Когда я привожу на соревнования одного спортсмена, а другой тренер – двадцать человек, разница налицо. В этом направлении нам еще работать и работать.

Светлана Магомедова, Усть-Лабинск:

– Я открыто говорю – я инвалид по зрению. И не стыжусь этого. Серьезные проблемы с глазами начались несколько лет назад. И я уже было смирилась, что теперь мой мир будет ограничен. Но мне помогли в Волоколамском центре для слепых. Я прошла там курсы реабилитации, училась приспосабливаться заново к бытовым условиям, передвигаться по улицам и в помещении, и, главное, благодаря помощи специалистов я не забросила любимое занятие – рукоделие. Пока была здоровой, очень любила шить, вышивать и вязать. В центре меня научили вязанию по специальной технике, когда ты работаешь, не глядя на пряжу. Это оказалось даже интереснее и удобнее.

А позже благодаря этому занятию я попала за границу. Сначала мне предложили поучаствовать в чемпионате РФ по профессиональному мастерству, где я заняла второе место. А в этом году в составе российской команды поехала во французский Бордо, где проходили соревнования уже на международном уровне. Было крайне сложно. В конкурсе принимали участие более 500 инвалидов из 37 стран. На подготовку был всего месяц, а задание раздали за два дня до соревнований и на английском языке, со специфической терминологией. Так что, прежде чем вязать, пришлось потратить силы на перевод. На этом конкурсе я заняла пятое место. Опыт, конечно, бесценный. Благодаря ему я поняла: в любом возрасте и в любом состоянии человек может преодолеть себя и увидеть мир.

Сегодня я с удовольствием делюсь знаниями с другими инвалидами в нашем усть-лабинском клубе для слепых и незрячих. Это касается не только секретов рукоделия, я рассказываю и показываю то, чему научилась на курсах. Многие незрячие ведь получили в руки белую трость и даже не знают, как ее использовать. Я делюсь опытом. А еще, чтобы не скучать, вместе с другими активистами клуба устраиваю вечера, тормошу наших инвалидов, чтобы они участвовали в краевых песенных, ремесленных конкурсах, играх КВН, а не закрывались дома в четырех стенах.

Юрий Третьяк, Краснодар:

– Я 15 лет работаю председателем в Краснодарской краевой организации Всероссийского общества слепых. Понимаю каждого, кто к нам приходит, их страхи, проблемы. Как я сам стал инвалидом, до сих пор не знаю. Это было как гром среди ясного неба, еще до школы. В один из вечеров лег спать здоровым, а проснулся слепым. Врачи поставили глаукому, но почему она наступила так резко, не разобрались. Родители пытались меня возить везде, лечить. Но, к сожалению, ничего не получилось. Пришлось с этим жить и бороться. Я не сдался, окончил школу-интернат в Армавире, вуз. Преподавал. И постоянно общался с такими же, как я.

Инвалидом по зрению быть сложнее всего. Ведь 90 процентов информации мы воспринимаем именно через глаза, а если этот канал взяли и отключили? Человек теряется, не знает, как жить дальше. Тонет элементарно в бытовых проблемах – как приготовить еду, купить продукты в магазине, перейти дорогу или доехать до поликлиники. Мне самому пришлось учиться этому. А теперь помогаю другим. Много удалось сделать. Одно из главных достижений – возрождаются специализированные предприятия, где работают незрячие. У нас основное предприятие в Краснодаре и филиалы в Лабинске и Ейске.

За последний год мы закупили новое оборудование, расширили ассортимент. Есть новые проекты по выпуску продукции и дальнейшей модернизации. Также расширились возможности для участия незрячих и слабовидящих в разных творческих, спортивных конкурсах и профессиональных соревнованиях. Сегодня мне 65 лет, но энергии хватает на троих. Сегодня в краевой организации ВОС состоят более 9 тысяч человек, а незрячих в крае практически в два раза больше. Значит, я еще многое должен успеть сделать.

Фото Андрея ЕВТЕЕВА и из личных архивов героев

14.10.16 12:42 – Евгения ЯКОВЕНКО, Ольга ЗАХАРОВА , просмотров: 606

Поделиться в социальных сетях: