Спорт

Сейчас ему 21 год. В 8 лет он лишился ног ниже коленного сустава, в 11 впервые попал в спортивную секцию для спортсменов-инвалидов, а сейчас является одним из лучших легкоатлетов в стране

Все интервью с лица Илья Линичука не сходит улыбка. Отвечая на серьезные вопросы, он ищет положительные моменты во всем, что произошло в его жизни.

– Как это случилось?

– В школе была ярмарка. После нее мы с другом пошли домой через железную дорогу. В это время по путям шел состав. При желании его можно было обогнать пешком. Ну, я и решил похвастаться, показать, как умею кататься на поезде.

Для этого надо было зацепиться за лестницу на вагоне, подпрыгнуть и лезть дальше. Правда, о том, что нужно было подпрыгнуть, я узнал после того, как меня затянуло под состав. Там я и лишился части ног.

– О чем подумал, когда очнулся в больнице?

– Было странное ощущение, что начался обычный день и ничего не случилось…

– До травмы ты занимался спортом?

– В детстве я увлекался разными видами спорта, но не задерживался в секции больше месяца. Может, мне не хватало дисциплины.

– А зачем пошел в спорт после травмы?

– Мама спросила: «Пойдешь заниматься спортом?» Я согласился. Было это через три года после травмы. И это было реабилитацией. Мне требовалось общение с такими же детьми, как и я. Я занимался в клубе «Надежда» в Приморско-Ахтарске. Оттуда нас возили на турниры. На одном из них, в Ейске, мне предложили заняться бегом на колясках. Так и втянулся.

– Спорт тебе с самого начало давался легко?

– Да, когда я начинал, у нас был обширный список видов, где мы участвовали: дартс, шашки, баскетбол, гонки на комнатных колясках. Я не чувствовал нагрузок. Мне было весело, мы побеждали.

– Спортсмены часто признаются, что после травм формируется новый круг общения. Старый уходит сам. У тебя остались прежние друзья?

– Да, все осталось так, как и было раньше. Ребята из класса, где я учился, приходили ко мне, узнавали о самочувствии. Мы часто виделись и общались без проблем. Да я и школу-то заканчивал вместе со своим классом. Правда, с трудом. Я и до травмы не был отличником, а она вообще меня перерубила. Было сложно заканчивать обучение, но я смог.

– Что помогало бороться в этой ситуации?

– Я просто продолжал жить. Хотя я еще тот разгильдяй, ленивый человек. Но однажды пошел и просто начал заниматься спортом.

– Ты чемпион России по легкой атлетике и бронзовый призер Спартакиады по керлингу. Это два абсолютно разных вида спорта: один – зимний, другой – летний. Как такое возможно?

– Мне поступил звонок из Сочи с предложением принять участие в турнире по керлингу. Я сразу согласился. К слову, до этого я в керлинг никогда не играл. Нас собрали в Сочи, объяснили правила. Мы потолкали камень этот. Потом попробовали позаниматься на обычном катке, где не было разметки. Оказалось, его к тому же давно не заливали. Получалось, что ты толкаешь камень, он попадает в борозду и катится дальше – выглядело забавно.

Правда, когда вышли на турнир, и разметка появилась, и камень надо было закручивать, и посылать его в нужное место – это был кошмар. Но бронзовые медали мы взяли!

– На чемпионате России по легкой атлетике в 2014 году ты завоевал три серебряные медали. Кажется, это нереально: три раза остановиться в шаге от «золота».

– Все медали – это круто. Конечно, эмоции от победы другие, но «серебро» дало стимул идти вперед, заставило думать о допущенных ошибках. Везде есть плюсы.

– У тебя нет желания стать русским Оскаром Писториусом (спортсмен-инвалид, первый в мире принявший участие в летних Олимпийских играх в турнире по легкой атлетике)?

– Мне сейчас не хватает того соревновательного графика и опыта, что есть у спортсменов в Москве. Они часто ездят на турниры, пополняют свой багаж. А где мне его накапливать? У нас турниров меньше. Я бы с радостью побегал со здоровыми ребятами даже на стадионе «Кубань». Это было бы весело, думаю.

– Сейчас ты учишься в Кубанском государственном университете физической культуры, спорта и туризма. Зачем тебе это?

– Мама сказала, что спорт – это классно, но знания нужны. Спорт закончится когда-нибудь: если не сегодня, то через год или два, а знания останутся. Иначе куда я пойду без них? Пусть будет «корочка» тренера, чтобы я потом стал, например, учителем в школе. Будущее – это важно.

Что можешь сказать об условиях жизни для людей с ограниченными возможностями на Кубани, и в частности в Краснодаре?

– У меня была проблема в мае этого года. У школьников был последний звонок. Они гуляли по улице Красной, а я ехал в магазин. Все спокойно идут, а у меня манера езды на коляске активная. Но ускоряться не было возможности, иначе бы не развернулись. Решил я отъехать на соседнюю улицу – и встал. Там оказался бордюр с половину моего колеса. Я физически не мог запрыгнуть на него с коляской, а людей рядом не оказалось.

Хорошо, что я могу слезть, надеть наколенники и запихать коляску на бордюр, но не все люди способны это сделать. В этом плане проблемы остаются. Но в целом понемногу условия улучшаются.

– Какие твои цели на ближайшие годы? Паралимпиада в Токио в 2020 году?

– Конечно, хочется туда поехать, сразиться с соперниками. Когда выезжаешь за границу, ты чувствуешь, что приехал домой. Все ребята друг друга знают, общаются. Это круто.

Фото Анатолия ЛОБОВА

24.11.16 12:41 – Дмитрий Кочергин , просмотров: 929

Поделиться в социальных сетях: