Общество

«КН» продолжают разыскивать исчезнувшие с лица земли населенные пункты, с которыми связана история Краснодарского края.

Во время экспедиции в Гулькевичский район к месту, где когда-то находился хутор Великое Начало, наш корреспондент узнал о преступлениях немецких оккупантов на территории Кубани и обратил внимание, как трепетно земляки хранят память о жертвах фашизма.

Жуткое свидетельство

О том, что в сельском поселении Гулькевичского района с необычным названием Союз Четырех Хуторов в годы Великой Отечественной войны фашисты расстреляли мирных жителей, воспоминания оставила местная жительница Есфирь Лукьянченко. Женщина ушла из жизни, и место казни могло кануть в Лету, если бы не публикация корреспондента районной газеты Галины Мирошниковой, которая напомнила о жуткой расправе в августе 1942 года.

– Во время работы над материалом об истории Союза Четырех Хуторов мне попался реферат местной школьницы. Со слов очевидца, девушка записала воспоминания о зверствах оккупантов. Речь шла о так называемом «колодце смерти» на хуторе Великое Начало, где от рук палачей погибли десятки мирных жителей, – рассказывает Галина Мирошникова.

В ее рабочем кабинете среди бумаг и фотографий – исписанные ровным почерком листы реферата: «В конце августа 1942 года я работала на свиноферме и видела, как вели евреев на казнь к «колодцу смерти» на хуторе Великое Начало. Среди них были женщины, старики, дети. Когда немцы подвели их к колодцу, девочка лет семи стала кричать: «Дяденьки, отпустите меня! У меня папа русский! Не убивайте!» Но зверские руки полицая Чернова толкнули девочку в колодец. Затем послышалось стрекотанье автоматов…» – читаю холодящие кровь подробности преступления.

«Где находится это место? Увековечена ли память погибших?» – первые вопросы после шока, испытанного от этих строк.

Строки из школьного реферата послужили поводом для журналистского расследования

Помощь в проведении журналистского расследования приходит неожиданно. Как оказалось, на хуторе Чаплыгин – административном центре сельского поселения Союз Четырех Хуторов – живет единственный очевидец тех событий, ветеран Великой Отечественной войны Александр Ясюк. Он не только знает, где находится место гибели, но и, рискуя жизнью, участвовал в спасении одного из обреченных на смерть еврейских детей.

Быльем поросло?

Не медля вместе с корреспондентом Галиной Мирошниковой отправляемся в путь. Дорога петляет среди бескрайних полей. Оказывается, коллега часто пишет о малых хуторах, занимается краеведческой деятельностью.

– Я коренная местная жительница, потомственная казачка, и исчезающие с лица земли населенные пункты – моя боль, ведь с ними связана история родной земли, – объясняет свой интерес Галина Мирошникова.

Нас встречает 92-летний житель хутора Чаплыгин, ветеран Александр Ясюк. Он готов показать место, где было совершено преступление.

– Мне до сих пор снится август 42-го, когда на хутор нагрянули фашисты. Начались массовые обыски. Среди арестованных было много беженцев-евреев, их повели на расстрел в сторону хутора Великое Начало. Моя бабушка выхватила из строя мальчика- подростка и сказала, что это ее сын. Немцы его отпустили, – вспоминает Александр Емельянович.

Потом он вместе с другом и спасенным еврейским пареньком, рискуя жизнью, пошел в Армавир, чтобы сделать для «приемыша» документы. Там была действующая церковь, один из священнослужителей помог выписать паспорт на свою фамилию, и спасенный стал зваться Вовой Копейкиным. После войны он уехал с хутора, много лет, до его смерти, с ним поддерживали связь.

Сейчас на том месте, где 75 лет назад разыгралась страшная трагедия, сельскохозяйственное поле. Усадьба Великого Начала, вернее, несколько полуземлянок, где жили колхозники, находилась недалеко от хутора Чаплыгина. Где-то среди поля затерялся «колодец смерти», который стал братской могилой ни в чем не повинных людей.

Александр Ясюк, ветеран Великой Отечественной войны, житель хутора Чаплыгин, единственный оставшийся в живых очевидец трагедии, показывает место, где находился «колодец смерти»

Вместе с Александром Емельяновичем ищем памятный столбик с указанием, что здесь погибли люди, который, как уверяет старожил, стоял в лесопосадке у проселочной дороги напротив места расправы, но безуспешно.

– Помогите хоть как-то обозначить это место. Нельзя, чтобы память о зверствах фашистов на нашей земле зарастала быльем. Верю, пока люди помнят, это не повторится, – на прощание говорит ветеран.

Если мы войну забудем…

Как рассказала Галина Мирошникова, в Гулькевичском районе есть еще один «колодец смерти», который сохранился до наших дней. По свидетельству местного жителя, бывшего узника Освенцима Василия Морозова, недалеко от хутора Тельмана были замучены фашистами и брошены в колодец три еврейские девушки. Место их гибели до сих пор не увековечено.

Несколько лет назад, с подачи районной газеты и местного общества историков-архивистов, на окраине города Гулькевичи, вблизи поселка ВНИИСС, на месте массового расстрела в годы немецко-фашистской оккупации мирных жителей общественники поставили обелиск. Установили точное место казни 131 человека и увековечили их память. Среди погибших было много беженцев – лиц еврейской национальности. В архивах установили имена некоторых, и они, как обещают общественники, обязательно должны появиться на обелиске.

От редакции: Как сообщила корреспонденту «КН» глава администрации сельского поселения Союз Четырех Хуторов Гулькевичского района Ирина Шаповалова, она слышала от старожилов о «колодце смерти», который находился на месте бывшего хутора Великое Начало. Так как это памятное место сейчас недоступно для массового посещения, она пообещала, со слов единственного живого свидетеля, ветерана войны Александра Ясюк, установить на территории административного центра сельского поселения – на хуторе Чаплыгин памятную табличку с обозначением даты и точных координат расположения братской могилы.

Тем временем: Близ хутора Тельмана Гулькевичского района находится еще один «колодец смерти», который уцелел до наших дней. Жив единственный свидетель, который может подтвердить и указать место жестокой расправы фашистов над еврейскими девушками, – бывший узник Освенцима Василий Морозов. Место их гибели до сих пор не обозначено и может кануть в Лету. Необходимо также увековечить это памятное место, иначе, как предупреждал Роберт Рождественский, «Если мы войну забудем, Вновь придет война…»

На верхнем фото - корреспондент газеты Гулькевичского района Галина Мирошникова у памятника жертвам фашизма, установленного общественниками на месте массового расстрела мирных жителей.

Фото автора

10.10.17 08:52 – Денис БАТОВ , просмотров: 417

Поделиться в социальных сетях: