Интересно

«КН» поговорили с космонавтом Владимиром Джанибековым, который вместе с Виктором Савиных совершил подвиг, лёгший в основу космического блокбастера «Салют-7».

Орбитальная космическая станция «Cалют-7» перестала отвечать на сигналы из Центра управления полетами 11 февраля 1985 года. Она полностью вышла из-под контроля и начала приближаться к Земле. Под угрозой находились репутация советской космонавтики и весь мир, ведь упасть она могла где угодно.

Спасать человечество отправили самых опытных на тот момент действующих космонавтов – выпускника Ейского высшего военного авиационного училища Владимира Джанибекова и Виктора Савиных. Экипажу нужно было впервые в мире провести стыковку с 20-тонной глыбой неуправляемого железа. На подготовку советским космонавтам отвели всего три месяца.

Экипаж космического корабля "Союз Т-13" Виктор Савиных (слева) и Владимир Джанибеков

– Страха перед полетом не было. А чего там сложного? Я умею это делать, это моя работа, – говорит Владимир Джанибеков. К слову, на момент полета к «Салюту-7» ему было уже дважды присвоено звание Героя Советского Союза. – Вы же не спрашиваете перед полетом командира пассажирского самолета: «Вы боитесь лететь или нет?» У меня ручная стыковка была в третьем полете, и гораздо серьезнее. А эта оказалась не такой сложной.

Главная задача экипажа была – идти в графике, который позволит догнать станцию и не врезаться в нее. Каждые 30 секунд Владимир Джанибеков по дальномеру замерял расстояние до «Салюта-7». Когда до станции оставалось 980 метров, а скорость при этом была 5 метров в секунду, Савиных не выдержал: «Начинай гасить скорость! Гаси, гаси…» На что Владимир спокойно передал на Землю: «Гашу скорость».


Запись в бортовом журнале:

В. Джанибеков: «Станция очень яркая. Сначала ее не было видно, но потом она начала разгораться. Красная-красная, в десяток раз ярче, чем Юпитер. Расстояние 200 метров, включаем двигатели на разгон. Сближение идет с небольшой скоростью, в пределах 1,5 м/сек. Скорость вращения станции в пределах нормы, она практически застабилизировалась. Вот мы зависаем над ней, разворачиваемся... Ну вот, сейчас мы будем немножко мучиться, потому что по солнышку у нас не все хорошо... Вот изображение улучшилось. Кресты совмещены. Рассогласование корабля и станции в допуске... Нормально идет управление, гашу скорость... ждем касания...»

Виктор Савиных: «Есть касание. Есть мехзахват».

«Мы могли посмотреть друг на друга. Не радовались, потому что этому чувству в наших душах уже не было места. Напряжение, усталость, боязнь сделать что-то не так, когда уже ничего нельзя исправить, – все смешалось. Мы молча сидели в своих креслах, а соленый пот стекал по разгоряченным лицам», – писал Виктор Савиных в своей книге «Записки с мертвой станции».


Костюм женщины-космонавта пустили на тряпки

Этот день – 8 июня 1985 года – вошел в историю пилотируемой космонавтики. Однако для экипажа основная работа на «Салюте-7» только начиналась. Самое страшное, что могло случиться со станцией – ее разгерметизация. Кислорода, который был в распоряжении Джанибекова и Савиных, не хватило бы, и тогда работа на ней оказалась невозможной. После нескольких волнительных минут открывания люков выяснилось, что станция герметична. Но обнаружилась другая проблема – система ориентации солнечных батарей на «Салюте-7» оказалась неисправна, станция оказалась полностью обесточена, температура воздуха была минус пять градусов. Замерзшая вода разорвала трубы и образовала иней на стенах.


Запись в бортовом журнале:

Земля: «Первое ощущение? Температура какая?»

В. Джанибеков: «Колотун, братцы!»

Земля: «Володя, а вот если плюнуть, замерзнет или нет?»

В. Джанибеков: «Немедленно делаю. Плюнул. И замерзло. В течение трех секунд».

Земля: «Это ты прямо на иллюминатор или куда?»

В. Джанибеков: «Нет, на термоплату. Вот тут резина замерзла. Она стала, как камень, твердая».

Земля: «Это нас не воодушевляет».

В. Джанибеков: «А нас – тем более...»


Орбитальная станция "Салют-7"

В этот же день космонавты смогли подключить аккумуляторы станции, соединив их напрямую с солнечными батареями. На следующий день включили часть освещения, подключили регенераторы воздуха, разогрели консервы и хлеб. И станция начала оживать… Но это принесло космонавтам новые проблемы: что делать с водой?

– Я засунул руку за панель и замер: рука по локоть в воде! Пошли в ход тряпки. А где их взять? Начали раздирать одежду: сначала белье, потом костюмы, скафандры, – говорит Владимир Джанибеков. – Пришлось даже достать упаковку Светланы Савицкой (вторая женщина-космонавт, которая работала на станции в 1982 году. – Прим. авт.). А деваться некуда было, надо было воду собирать. Все запасы чистого белья ушли – себе мы ничего не оставили.

Не делайте из меня идола

Как рассказывают однокурсники Владимира Джанибекова, он всегда был очень сдержанным парнем, никогда не хвастался и очень любил астрономию. Ейское высшее военное авиационное училище окончил с отличием.

– У нас есть традиция – каждые 5 лет собираться вместе за круглым столом. Все это время Вова никогда о полете ничего не рассказывал нам. Отвечал коротко: «Это не тема для разговора молодежи, давайте лучше о нас поговорим», – поделился с «КН» одногруппник Владимира Джанибекова Виталий Головатый.

Фильм «Салют-7» Владимир Джанибеков уже посмотрел, впечатления остались неоднозначные.

– У меня сложное отношение к этому фильму. С точки зрения художественной картинки проделана прекрасная работа: потрясающие кадры, эффекты, актеры сыграли великолепно, даже невесомость удалось передать очень круто, – говорит Владимир Джанибеков. – Но присутствует какой-то американский вариант воздействия на мозги зрителей.

– Что вы имеете в виду?

– Показали страшных русских генералов, готовых расстреливать своих в космосе. В фильме присутствует и высшее руководство страны с угрозами. Хотя все было ровно наоборот: все надеялись на успех, спрашивали, чего не хватает, чтобы все получилось. Никогда не угрожали нам. Работники ЦК КПСС и Минобороны только поддерживали, желали победы и соболезновали, если что-то шло не так. Наша армия несет другую функцию: выручать, спасать, защищать и никогда не убивать. Когда люди за рубежом будут внимательнее смотреть ситуацию в Центре управления полетами, как вы думаете, это мимо пройдет? Нет. Вообще, как было на самом деле, можно прочитать в книге Виктора Савиных «Записки с мертвой станции». Да и в бортовом журнале не было никаких намеков на угрозы.

Кадр из фильма "Салют-7"

– А как вас сыграли – понравилось?

– Меня не показали, я вообще не хотел бы, чтобы меня точно кто-то сыграл, – это нереально. У нас был идеальный экипаж с Виктором Савиных, но в фильме накрутили страстей. Объема инея на стенах такого тоже не было – воды столько не летало, вся она расползлась по стенам. Но в киноленте это сделали ради красоты.

– За успешное выполнение задач полета к станции «Салют-7» Виктор Савиных получил вторую Звезду Героя, вам же третью Звезду Героя Советского Союза не дали, не было обидно?

– И слава Богу, что не дали! Ведь тогда сделали бы из меня идола и не дали нормально жить. А так у меня была возможность уходить в сторонку от общественности, я ведь не артист и абсолютно не публичный человек.

Фото Альберта Пушкарева /Фотохроника ТАСС и из открытых источников

11.10.17 08:28 – Светлана Голуб , просмотров: 83884

Поделиться в социальных сетях: