Интересно

Накануне 100-летия образования советской милиции начальник отдела по взаимодействию с институтами гражданского общества управления информации и общественных связей ГУ МВД России по Краснодарскому краю, подполковник внутренней службы Сергей Любин специально для «КН» провел необычную экскурсию по историческому центру Краснодара.

События, о которых он рассказал, происходили в кубанской столице еще до революции. Но закон – всегда закон. А его охрана всегда была делом ответственным и, конечно, опасным.

Сергей Любин, подполковник внутренней службы

За все в ответе

Экскурсия начинается от лицея № 48, что на улице Красноармейской.

– Примечательно, что до 1826 года управление полиции Екатеринодара располагалось в доме на углу улиц Красноармейской (тогда Бурсаковская) и Пушкина (Крепостная) – то есть в этом районе. Однако затем здание пришло в негодность настолько, что его решили не восстанавливать, а построить для стражей порядка новое. Его возвели на пересечении улиц Красной и Мира (Екатерининская). Сейчас, кстати, в нем располагается УМВД России по Краснодару.

Там, где сейчас находится лицей № 48, в 1894 году на бывшей Крепостной площади было построено здание для начальника области, наказного атамана Кубанского казачьего войска. Сохранились документы, свидетельствующие о том, что 6 сентября 1907 года здесь прошло совещание, на котором рассматривались меры для борьбы с антигосударственными организациями и преступностью в целом.

Было решено провести реорганизацию полиции, снабдить правоохранителей хорошим оружием и повысить им жалованье. Из-за роста количества терактов против полицейских поднимался вопрос об обеспечении семей стражей правопорядка, погибших при исполнении служебного долга, – рассказывает Сергей Любин.

Век назад обязанности и полномочия полицейских были поистине глобальны. Они следили не только за порядком на улицах и ловили преступников. На них также возлагалось противодействие распространению эпидемий среди людей и животных, составление статистики о населении, его миграции, о заводах, фабриках, других учреждениях в губерниях и уездах, борьба с пожарами, нищенством и «праздношатательством», помощь сирым и убогим, доведение до всех заинтересованных лиц указов и постановлений правительства, извещений и объявлений начальства.

На этом месте располагался Дворец начальника Кубанской области, где 6 сентября 1907 года прошло историческое совещание о реформировании полиции, на котором было решено снабдить правоохранителей хорошим оружием и повысить им жалованье (сейчас по адресу ул. Красноармейская, 2 находится лицей №48)

Полиция должна была следить за тем, чтобы дома красились в установленные властью цвета, брать сведения у волостных правлений о ценах на хлеб, другие продукты первой необходимости и доставлять их губернскому статистическому комитету.

Кроме того, участковые приставы следили за состоянием учебных заведений в станицах и положением учителей. Для этого полицейские чины должны были посещать школы, училища и снимать с должностей тех станичных атаманов, которые, «пользуясь скромностью учителей, не только не обращают внимание на школы, но и мелкими придирками делают жизнь учителей невыносимой».

– При этом денежное довольствие полицейских было более чем скромным, а оснащение – устарелым. И стычки с вооруженными преступниками нередко заканчивались для стражей порядка трагически. Тем не менее, борьба с криминалом велась и самыми передовыми по тем временам методами, – комментирует Сергей Любин, пока мы перемещаемся к другому объекту – месту жестокого убийства, которое больше века назад потрясло всю Кубань.


Трагедия на Графской

– Зверские убийства в самом центре Екатеринодара взбудоражили население города 17 февраля 1910 года. В доме на углу улиц Графской (теперь Советской) и Посполитакинской (Октябрьской) полицейские обнаружили тела персидского подданного Саркисова, его беременной жены, пятилетнего сына и девочки-прислуги, – рассказывает подполковник Сергей Любин. – К раскрытию этого преступления были подключены лучшие сыщики и агентура. Следствие выяснило, что к убийству семьи Саркисовых могут быть причастны лица, проживающие в станице Абинской.

При аресте подозреваемых один из них оказал вооруженное сопротивление. Ранив полицейского и казака, он убежал. Задержанных же доставили в сыскное отделение Екатеринодара. В их числе оказались крестьянка Екатеринославской губернии Анастасия Лисевцева и жительница областной столицы Екатерина Шевченко. Женщины оказались сожительницами известных уголовников, беглых ссыльных каторжников Антона Полюндры и Афанасия Драгунова.

Полицейские установили местонахождение Драгунова, и вскоре он был задержан. А 17 марта 1910 года в гостинице, в районе Нового базара (на месте нынешнего Кооперативного рынка) Екатеринодара, полицейские схватили Антона Полюндру. Задержание было проведено столь стремительно, что преступник не успел воспользоваться своим оружием.

Полицейские выяснили, что незадолго до задержания бандиты совершили разбойное нападение на лавку жителя станицы Ильской – Юникова. Ворвавшись к коммерсанту, преступники связали всю его семью и 12 посетителей лавки, причем всех – и взрослых и детей – они хотели убить, однако из-за недостатка времени не стали этого делать и скрылись с награбленным. Недалеко от станицы Северской грабителей встретил жандармский унтер-офицер Булдыгин. При попытке задержать налетчики открыли стрельбу. Ответным огнем один из бандитов был ранен, но силы были слишком неравными и нападавшие скрылись.

– Кропотливая работа сотрудников сыскного отделения позволила в кратчайшие сроки размотать клубок всех совершенных бандой Полюндры и Драгунова преступлений. Всего на скамье подсудимых оказалось 17 участников преступной группы.

Они обвинялись в 16 разбоях, грабежах и убийствах, – объясняет наш экскурсовод. – Можно только удивляться эффективности борьбы с преступностью. Представьте, что согласно штатной численности сыскного отделения Екатеринодара, утвержденной 1 августа 1908 года, в него входило всего восемь сотрудников: начальник, трое полицейских надзирателей и четверо городовых.

Предположительно здесь 17 февраля 1910 года произошло убийство целой семьи, которое потрясло Екатеринодар (сейчас это здание по адресу ул. Советская, 31)

Безусловно, главной составляющей успеха была личность руководителя. С 1909 года отделение возглавил Александр Петрович Пришельцев. Он оставался главным сыщиком Кубани вплоть до революции. Затем мы долго не могли найти его следов. Знали только, что его сын служил в Красной Армии. Однако совсем недавно наткнулись на архивы, где говорится, что Александр Петрович Пришельцев после революции, в 1920 году, служил в милиции, в должности помощника начальника областного уголовного розыска.

Пользуясь возможностью, хочу через «Кубанские новости» обратиться к тем, кто что-то знает о судьбе выдающегося сыщика, и отозваться. Таких людей необходимо знать и чтить – благодаря ему были нейтрализованы очень многие опасные преступники и спасены жизни простых граждан.


«Душители» и «степные дьяволы»

О серьезности дел, которыми пришлось заниматься Пришельцеву и его коллегам, можно судить по двум из них, отраженным в архивных документах. О них Сергей Любин рассказывает по пути к следующему памятному месту на улице Октябрьской (Посполитакинской), где до 1917 года находилось сыскное отделение Екатеринодара:

– Особые хлопоты полиции доставляли так называемые «душители». Преступники действовали небольшими разрозненными группами и не оставляли никаких улик, кроме задушенных жертв. Орудовали злоумышленники преимущественно по линии Владикавказской железной дороги вблизи станций, где собиралось особенно много сельскохозяйственных рабочих, возвращавшихся домой из Кубанской области после летне-уборочных работ.

Александр Петрович Пришельцев

Преступники разъезжали товарными поездами по три – четыре человека, останавливались на вокзалах и ярмарках в поисках жертв, как их называли бандиты, – «грачей». Приметив подходящего человека, они обещали будущей жертве помочь с работой, покупкой скота, железнодорожного билета и тому подобное. Бандиты угощали жертву водкой с усыпляющим средством, душили и грабили несчастного труженика. Полицейские выяснили, что в области орудует шайка профессиональных убийц в количестве 20 – 25 человек.

Исследуя материалы дела, начальник сыскного отделения Александр Пришельцев сделал вывод, что раскрыть данные преступления традиционными методами, такими, как опрос свидетелей, поиск подозрительных личностей, невозможно. Оставался один путь – внедрить свою агентуру в среду глубоко законспирированных профессиональных уголовников.

Почти год велась соответствующая работа. Наконец стражам правопорядка поступили необходимые сведения. Стало известно, что к убийству двух сельскохозяйственных рабочих причастен некий Ванька-Цыганок. Полицейские выследили его на ярмарке в станице Усть-Лабинской. Ванька-Цыганок оказался выходцем из Тамбовской губернии, неоднократно судимым Иваном Ензикеевым. Последние десять лет он проживал на Кубани, занимаясь преступным промыслом. Ензикеев признался в убийствах и показал место, где зарыл паспорта жертв. В дальнейшем сыщики арестовали и других участников банды.

Еще более страшной бандой, наводящей ужас едва не на половину Кубани, были «степные дьяволы». Они отличались особой жестокостью. Костяк банды составляли бывшие каторжники. Нападать они предпочитали ночью, причем старались не оставлять в живых ни свои жертвы, ни свидетелей преступления.

– В ночь на 14 марта 1911 года бандиты напали на семью немецкого колониста Гиля, проживавшего в станице Новолеушковской Ейского отдела. Злоумышленники застрелили пожилого сторожа, 16-летнего мальчика-работника, самого Конрада Гиля, его 16-летнюю дочь, зятя. На глазах дочери колониста Екатерины они поочередно задушили ее детей, двух, четырех и пяти лет, потом лишили жизни саму Екатерину.

В живых осталась только жена Гиля, которая сумела спрятаться, и девочка Елизавета. Преступники решили, что она мертва, и оставили ее в покое. Но еще до нападения на семью Гиля «степные дьяволы» совершили около 20 убийств, в том числе малолетних детей. И это не считая ограблений, разбоев и изнасилований. Обезвредить шайку было нелегко.

Матерые уголовники разбивались на группы, орудовали в разных районах области, постоянно меняли места проживания и мгновенно исчезали с места совершения преступлений. Однако благодаря профессионализму сыщиков осенью 1913 года банда была обезврежена. В конце ноября в военном суде начались слушания по ее делу. На скамье подсудимых оказалось 62 человека. Более 400 свидетелей давали показания.


Богатыри – не мы

На улице Октябрьской останавливаемся между улицами Гоголя и Карасунской.

Из рапорта: «6 мая сего года (1907) в три часа ночи пристав 1-й части коллежский регистратор Журавель проверял полицейские посты и, проезжая на фаэтоне по Посполитакинской, заметил между Карасунской и Гоголевской улицами трех неизвестных лиц, которые шли по улице, имея на руках кошельки. Заподозрив, что в них инструменты для кражи, он соскочил с фаэтона и с криком «стой!» бросился к ним, схватив одного за воротник платья.

Пораженные такой смелостью Журавеля, остальные бросились бежать. Задержанный сопротивлялся, пытаясь засунуть руку в карман за револьвером. Пристав крикнул на помощь извозчика, и неизвестный был доставлен в участок. В его кармане обнаружили «Смит-Вессон» с пятью боевыми патронами, а сам задержанный оказался сосланным на Сахалин убийцей Захарчуком».

На этом перекрестке (современные улицы Красная и Горького) в июле 1907 года легенду был застрелен легендарный екатеринодарский полицейский Григорий Журавель.

А через два месяца Григория Спиридоновича Журавеля застрелили. Средь бела дня на пересечении улиц Красной и Горького убийца вплотную подошел к полицейскому и произвел три выстрела. О раскрытии этого преступления ничего в архивах нет.

Сохранился лишь рапорт начальника Кубанской области и наказного атамана Кубанского казачьего войска генерал-лейтенанта Н. И. Михайлова: «Журавель был грозой местных хулиганов, воров и революционеров. Этим, конечно, он приобрел массу врагов, особенно в среде революционеров, от которых Журавель неоднократно получал угрожающие письма и смертные приговоры. Но это не пугало покойного: не трусил он, не обращал внимания на угрозы, а, напротив, с большей энергией преследовал нарушителей закона и благополучия жителей».

Григорий Спиридонович Журавель

Малина – не ягода

Заканчивается наша экскурсия на углу улиц Пашковской и Рашпилевской. Вряд ли кто-то, проходя мимо старого здания, задумывается о том, что 105 лет назад здесь размещалась вполне реальная воровская «малина». Но эти стены помнят и такое.

– В первых числах июля 1912 года сыскное отделение екатеринодарской полиции получило агентурные сведения, что одна из преступных групп легализовала свое существование путем открытия на углу улиц Пашковской и Рашпилевской пекарни. Вот в этом здании, – рассказывает Серей Любин. – Сведения были получены от одного из членов банды, которого задержали чуть раньше. Разработали операцию и стали ждать сведений от информатора. Однако через несколько дней его обожженный труп был найден на берегу реки Кубань. Сыщики приняли решение провести обыск в пекарне.

В помещении находились два криминальных авторитета, которые оказали вооруженное сопротивление полицейским и в ходе перестрелки были убиты. При задержании погиб и один городовой. К сожалению, его имя, как и многих другие из тех, кто тогда стоял на страже закона, осталось неизвестным. Но есть надежда, что справедливость будет восстановлена, потому что работа в архивах идет и мы постоянно находим новые сведения. Так что экскурсия не закончилась. Мы наверняка продолжим маршрут в историю, – обещает Сергей Любин.

Предположительно в подвале именно этого дома, где была воровская малина, в июле 1912 года произошла перестрелка между стражами правопорядка и криминальными авторитетами (сейчас это здание по адресу ул. Пашковская, 63)

Невероятно, но факт

В 1885 году Екатеринодарская городская дума согласовала с наказным атаманом Кубанского казачьего войска вопрос об учреждении торговой полиции. Штат данной организации состоял из комиссара, нескольких его помощников и определенного количества базарных служителей.

Деятельность торговой полиции охватывала пять городских базаров: Новый, Старый, Сенной, Дубинковский и Хлебный, а также арендуемые торговые места на площадях и улицах Екатеринодара, ярмарки и скотный рынок. Сфера обязанностей торговых полицейских была весьма разнообразна, а о сложности их работы говорит то, что помощники комиссара торговой полиции – Базаров и Пехлер – в результате постоянного стресса стали инвалидами. Один из них ослеп, а другой – сошел с ума. Как признали врачи, все это произошло от систематического нервно-возбужденного состояния.

Предположительно на этом месте конце XIX века располагалась торговая полиция Екатеринодара (сейчас здесь находится госпиталь ветеранов, ул. Октябрьская, 67)


При подготовке экскурсии использованы материалы книги «Очерки истории органов внутренних дел Кубани (1793 – 1917 гг.)», подготовленной под редакцией доктора исторических наук, профессора Кубанского государственного университета Валерия Ратушняка.

Фото Михаила СТУПИНА и myekaterinodar.ru

01.11.17 11:08 – Илья ПРИВАЛОВ , просмотров: 1152

Поделиться в социальных сетях: