С годами список людей, которых я хотел бы увидеть, стал намного меньше. Может быть потому, что по мере накопления опыта понятие «удивительный человек» сжимается как шагреневая кожа. Ты начинаешь понимать, что жизнь политиков, звезд и иных лидеров массовой культуры вписывается в строго определенный набор правил. И при всем своем внешнем разнообразии они, скорее, театральные маски, чем люди. Поэтому настоящий, неподдельный интерес вызывают лишь те, кто не вписываются в обычные схемы. Не обязательно бунтари, скорее, выбравшие свой путь и имеющие внутренний стержень идти по нему.

Поэтому я больше всего горжусь своим мимолетным знакомством с Валентиной Лисицей. Эта хрупкая женщина до сих пор является для меня загадкой. Казалось бы, зачем знаменитой американской пианистке истекающий кровью Донбасс? Абсолютно убыточное мероприятие, сопряженное с огромными издержками от необходимости идти наперекор общественному мнению у себя за океаном. Но, несмотря на все это, фантастический концерт в Донецке в июне 2015-го. И проекты, связанные с поддержкой талантливой местной молодежи. Кстати, в личном общении она оказалась очень простым и скромным человеком, нетронутым звездной болезнью.

Была еще мечта где-то, как-то, хоть краем глаза увидеть доктора Лизу. Если посмотреть с точки зрения обыденности – абсолютно странного человека, настолько странного, что на ум приходит образ Христа - очередное, 2017-е рождение которого будет через две недели.

Потому что жизненная стратегия любого «нормального» индивида заключается в том, чтобы меньше сталкиваться с чужим горем, из-за которого мы, не дай бог, можем потерять аппетит или даже сон. Ненадолго, но все равно неприятно. Поэтому отворачиваем голову, когда видим инвалида. На улицах проносимся бегом мимо фотографий детей, которым нужна помощь. Переключаем телевизионные каналы, откуда льется боль людей, попавших в военный водоворот. Ничего, думаем, это – не наше дело. Есть те, кому положено всем этим заниматься.

Она думала по-другому. И скорее всего, очень давно. Потому окончила мединститут по немыслимой для женщины специальности «детская реанимация». А потом всю жизнь шла навстречу тем, от кого многие другие бегут по своей душевной трусости. Читая ее биографию, поражаешься огромному сердцу и неисчерпаемому запасу жизненных сил. Если бы даже не было шестнадцати командировок в Донбасс, Елизавета Глинка своей предыдущей жизнью заслужила звание народной святой. Но подвиг по вывозу из-под огня и лечению нескольких сотен тяжело раненных или тяжело больных донецких детей возвело ее уже в ангельский чин.

А могла бы преспокойно продолжать жить в США, куда уехала еще тридцать лет назад. Не спускаться в этот военный ад и не видеть самую страшную в мире картину - глаза погибающих детей. Но она неоднократно прошла через это, чтобы испытать то чувство, которое отделяет людей от скотов – счастье спасения маленькой чужой жизни.

Каждая новая поездка – новое подвижничество в условиях, когда абсолютно неясно, что ждет тебя за поворотом. И опорой – только всепобеждающая вера в победу добра. «Мы никогда не уверены в том, что вернемся назад живыми, потому что война – это ад на Земле. И я знаю, о чем я говорю. – Буквально пару недель назад призналась Глинка.- Но мы уверены в том, что добро, сострадание и милосердие работают сильнее любого оружия». Такое ощущение, что она предвидела свое ближайшее будущее и сформулировала духовное завещание…

Ужасно жалко всех, кто погиб в авиакатастрофе над Черным морем. И военных, и коллег-журналистов, и артистов из знаменитого ансамбля имени Александрова. Всех без исключения. В эти дни весь мир скорбит вместе с нами. Кроме бесов в людском обличье. Например, в соседней стране не только придурошные нацики, но и центральные СМИ не преминули изгадить светлую память погибших. Даже доктора Лизы, обвинив ее в том, что она «похищала детей на оккупированном Донбассе» и чуть ли не сдавала их на органы. Не буду пересказывать это словесное дерьмо, просто отмечу, что такой радостный вой нечисти – еще один показатель ее святости. И правильности пути, по которому она шла свою жизнь.

Теперь моя мечта увидеть ее уже не осуществится. Разве только то место, где она соединилась с морем. Таким же огромным, как ее сердце. Но значит ли это, что на одного «странного» человека на земле станет меньше? Хочется верить, что нет. Просто настала чья-то другая очередь заражать людей своей добротой и состраданием…

26.12.16 10:00 – Сергей Шведко , просмотров: 1300

Поделиться в социальных сетях: