Экономика 12.01.2018 10:31
Борис Золотов

Землю фермерам – без торгов

Просмотров: 274 Комментировать 0
Вячеслав Легкодух Фото: Михаил Ступин

Полномочный представитель главы региона по взаимодействию с фермерами Вячеслав Легкодух в интервью корреспонденту «КН» рассказал, как сейчас в крае решаются вопросы землепользования и что удалось сделать в последнее время по совершенствованию земельного законодательства.

И один в поле воин

– Вячеслав Александрович, кубанское фермерство крепнет. Это уже аксиома. Треть валовых сборов зерна – за малыми формами хозяйствования. Увеличивается производство овощей и фруктов. Есть сдвиги и в животноводстве. Растет переработка, крепнет кооперация. А как в земельном законодательстве? Ведь еще не так давно вопросы земельных отношений были притчей во языцех.

– Для начала позвольте небольшое лирическое отступление. Недавно был на совещании в министерстве сельского хозяйства в Москве. Один из присутствующих тянет руку и просит слово. Говорит, что Алтаю не хватает лимитов по льготному кредитованию. Просьба их увеличить для малых форм хозяйствования региона.  «Я, – продолжает, – строю животноводческий комплекс за 2,5 миллиарда рублей. Мне нужны кредиты». Его спрашивают: «А на сколько голов?» Отвечает, что тысяч на семь. А кормовая база, земельный участок есть? Есть, подтверждает. У меня в собственности 45 тысяч гектаров земли. А вы кто, фермер? Нет, говорит, у меня личное подсобное хозяйство.

На анекдот немного смахивает, но это действительно так. В разных регионах России разное отношение к земле и разная ее стоимость. У нас на Кубани, сами понимаете, каждый гектар на вес золота, потому что больше такой ценной земли в стране нет. Наши фермеры ведут сельское хозяйство с совсем другой рентабельностью, чем на Алтае или в Тверской области. Поэтому и разных коллизий в земельных отношениях в нашем регионе больше, чем у других. Хотя закон один для всех.

Для членов фермерских хозяйств и сегодня есть определенные механизмы получения финансовой помощи 

По долгу службы я присутствую на многих совещаниях разных уровней. Выходят наши фермеры, ростовские или ставропольские и говорят, что удобрения дорожают, горючее, семена. Все плохо – мы вот бьемся, бьемся, а толку мало. Их спрашивают: а какая у вас урожайность той же пшеницы? Отвечают, что центнеров 60 – 70. Встает фермер с того же Алтая и говорит, что он и 10 центнерам зерна с гектара рад, хотя все покупает по такой же цене. Так что все познается в сравнении. Говорю это не в упрек нашим ребятам, я и сам вчерашний фермер. И в новой должности полномочного представителя губернатора остаюсь таковым в душе.

Конечно, проблемы есть, и особенно в земельном законодательстве, которое требует определенной корректировки.

–  Не так давно вам пачками приходили письма и обращения от фермеров, в которых были жалобы на проблемы с продлением договоров по аренде земли, выделением долей пайщиков из земель крупных хозяйств. Было много непонимания. Сейчас картина меняется?

– Нам немало удалось сделать, и работа продолжается. Да, проблем, связанных с земельными отношениями, еще немало. Есть сдвиги на федеральном уровне, но хотелось бы, чтобы они были более ощутимы. Порой нам одним приходится биться. Складывается такое впечатление, что земельные отношения в других регионах полностью урегулированы, но ведь это совсем не так. Пассивность наших коллег порой просто удручает.

Вот передо мной материалы состоявшейся в Москве научно-практической конференции, в которой приняли участие представители министерства сельского хозяйства, депутаты Государственной Думы и Ассоциации крестьянских (фермерских) хозяйств  России (АККОР). Обсуждали вопросы земельного законодательства. Понравилось выступление одного из руководителей департамента минсельхоза, созвучное нашим чаяниям. Чувствовалось, что наши предложения, с которыми мы постоянно выходим на федеральный уровень, не кладутся, образно говоря, под сукно, а с интересом обсуждаются. 

Слаба инициатива в законотворчестве в ассоциациях крестьянско-фермерских хозяйств других краев и областей. А ведь это главное для фермерства. К примеру, на заседании комитета Госдумы   по природным ресурсам, собственности и земельным отношениям, где обсуждался 101-й закон об обороте земель сельхозназначения, я вообще был единственным представителем от региональных властей.

– Получается, один в поле воин?

– Получается так. Не успел – значит опоздал

– В продолжение темы земельных отношений расскажите, какие вопросы сейчас выходят на первый план?

– Оформление договорных отношений с государственной собственностью. Сейчас я начинаю объезды по районам. Будут встречи с фермерами, с руководителями крупных предприятий. Многие из них опаздывают с оформлениями договорных отношений. Это хорошо, что есть чистые участки, а если нет и фермер обращается месяца за два до окончания срока аренды?

– Чистый участок – это как?

– Участок, где не планируется строительство дорог, линий электропередачи и других объектов. Пусть это будет даже лет через двадцать. Все равно вопросы надо тщательно урегулировать. Ведь сейчас договоры аренды просят заключить и на 49 лет. А вдруг участок будет перепроектироваться? Что тогда делать?

Мы приложим максимум усилий, чтобы фермеры могли на равных конкурировать с крупными акционерными обществами. 

Если раньше департамент имущественных отношений в таких случаях просто отказывал в оформлении договоров аренды, то сейчас позиция поменялась. Этому помогла и деятельность рабочей группы по использованию земель сельхозназначения в Краснодарском крае, созданной по инициативе губернатора, о которой мы уже не раз рассказывали. 

Сейчас нам удается посадить за один стол и вице-губернаторов, и руководителя департамента имущественных отношений, и представителей прокуратуры. Мы стараемся решить возникшую проблему в рамках действующего законодательства. Пусть на меньший договорный срок в рамках генпла, но право на аренду теперь обычно предоставляется. Еще раз подчеркну, что договор не продляется, а заключается на новый срок. Бывший арендатор имеет все преференции при заключении нового договора, если вовремя платит арендную плату, не нарушает технологию земледелия и не имеет  претензий со стороны собственника.

Но двух-трех месяцев порой не хватает, чтобы уладить возникающие вопросы по земле. Ведь бывает наложение участка на участок, изменилась система координат. Значит, надо снова перемежевать участки, проложить новую границу. А для этого необходимы согласования.

Наличие водных объектов, линий электропередачи и газопроводов, уже существующие дороги. Их тоже надо вымежевать. И выделить объекты архитектурно-исторического наследия – курганы. Так что вопросов возникает очень много. Это опять время и деньги.

– Так что делать для того, чтобы своевременно перезаключать договоры аренды на новые сроки, не хватать потом ртом воздух и не возмущаться отказом в переоформлении земли?

– Вовремя решать эти вопросы. Мы проработали договоры аренды 2017 года, в январе начали заниматься договорами аренды 2018 –2019 годов. Раньше как было: получил фермер отказ от департамента – все, жизнь рухнула, тут же обращения к губернатору, в суды. Обиды на краевую власть. А давайте внимательно рассмотрим сначала причину отказа. Как правило, причина отказа кроется в неправильном оформлении документов. Тебе так и пишут: документы оформлены с нарушением действующего законодательства. То заявление написал в произвольной форме, то указал неточные паспортные данные или нет решения по спорным вопросам – наличие водных объектов, точное межевание участка.

Мы помогаем  в переоформлении документов. Но есть вопросы, когда фермеру самому не под силу решить какой-то вопрос. Как правило, по суходольным балкам и просто балкам. Здесь нередко возникали споры. Каждая из сторон гнула свою линию. Если не находим взаимопонимания, тогда настаиваем на повторном исследовании спорного участка. 

Организация  «Кубаньземконтроль» – глаза и уши департамента имущественных отношений администрации Краснодарского края в муниципалитетах. Тесно сотрудничаем. Возникает необходимость – настойчиво требуем сделать описание участка и подготовить его характеристику. Порой до абсурда доходило. Находили и болота, и моря в степных районах. Бывает и так, что между фермером и департаментом возникает жесткий спор по этому вопросу. Когда подключаемся мы,  юристы показывают нам документ, где фермер сам подписал документ, что на его участке находится водный объект – суходольная балка, хотя она таковой не является. А к нам приходит – у него волосы дыбом, задыхается от возмущения. Помогаем, требуем повторной экспертизы, нового акта обследования.

Еще раз подчеркну, что нет тупиковых ситуаций. Есть временные недоразумения. Хотя и само наличие на фермерском участке водного объекта не является непреодолимой проблемой. Необходимо определить его размеры и отмежевать. Участок остается твоим, и работай дальше на здоровье. Арендные отношения продолжаются.

– И много подобных случаев?

– Хватает. В одном муниципалитете – два, в другом почти 80… Далее будем смотреть и просить «Кубаньземконтроль» провести анализ спорных участков пораньше, чтобы до заключения новых договоров было время все спокойно уладить. Ведь были примеры, когда проблема упиралась в несвоевременность. У фермера 30 декабря заканчивается аренда земельного участка. Спрашиваю: а когда ты подписывал документы? Говорит – 29 декабря… Благо участок у него был чистый. Удалось все быстро сделать. А в противном случае – отказ в аренде, и началось… 

Не холдинги сильны, мы слабы

–  Как известно, часть обращений к вам связана с проблемами выделения земельных участков из общедолевой собственности. Помнится, здесь возникало немало коллизий. А как сейчас?

– Да, таких обращений примерно пятая часть. Здесь есть вопросы и к агрохолдингам, и к самим фермерам.  Приходят ко мне, жалуются. Хотим выделиться, начать свое дело, а нам ставят рогатки! Земля моя, а мне ее не отдают. Холдинги давят. Говорю фермерам: не холдинги сильны, мы слабы. Идут рекой из района жалобы подобного рода. Приезжаю разбираться, спрашиваю:  есть ли здесь ассоциация крестьянско-фермерских хозяйств? Разводят руками: а шо це такэ? Приехали! Ну хоть профсоюзик маленький создайте для отстаивания своих интересов. Так нет, на лавочке соберутся за семечками. Вот и все решение вопросов. Так дело дальше не пойдет. Настаиваю: создайте свое объединение, получите право голоса на уровне поселения, района, края. В ответ: «Зачем мне это надо, а принесет мне это гроши?» Вот и пытаюсь убедить фермеров, что это в первую очередь защита  бизнеса.

Вот пример Новопокровского района. Площадь сельхозугодий – 170 тысяч гектаров. Из них 14 тысяч в руках фермеров. Более тысячи крестьянско-фермерских хозяйств, и нет своей ассоциации. Нонсенс! 

Для членов фермерских ассоциаций есть и сегодня определенные механизмы получения финансовой помощи. Ассоциации курируют получение 5-процентных кредитов. Именно АККОР нашло с правительством решение этого важного вопроса. А в былые времена в центре об этом и слышать не хотели. Вот так общественная организация смогла доказать свои интересы.

– Известно, что вы настаиваете на изменениях правил проведения собраний пайщиков. Чем это вызвано?

– Наша позиция такая: кворум для принятия решений на собрании участников общедолевой собственности земель сельскохозяйственного назначения должен составлять 50 процентов и не меньше. Сейчас можно любого пайщика избрать председателем собрания. Как правило, им становится руководитель предприятия, у которого больше голосов. А если на собрании возникнут вопросы о выделении из общих земельных участков чьей-то долевой собственности? Тут все и начинается. Председательствующий гнет свою линию, пайщик свою. Доходит до того, что собрания пайщиков вынуждены проводить главы муниципалитетов.  Бывали случаи, когда пропадали протоколы собраний, в них вносились ничем не подтвержденные изменения, они просто заново переписывались в угоду одной из сторон.

Люди жалуются. Это и понятно, но что можно вдогонку сделать? Вы ж там были, вы решали. А пойди докажи «внеплановые» изменения в протоколах. Да и по новой собирать собрания – задача почти невыполнимая.  

Мы настаиваем на том, чтобы на собраниях пайщиков председательствовали только главы сельских поселений или их представители. На них возложить контроль за правильностью проведения собраний и оформления документов. Сейчас они решают только организационные вопросы: стол, стул, графин с водой, стакан. Утрирую, но в целом это так и есть. А нам необходим гарант социального спокойствия на сельской территории. И это должен быть только глава. Ведь земля – это мощный стимул для разного рода манипуляций. 

Конкурировать на равных

– Когда председатель правительства России Дмитрий Медведев приезжал к нам в край, губернатор Вениамин Кондратьев обратился к нему с просьбой сделать так, чтобы земля предоставлялась фермерам без торгов. Здесь они никак не могут конкурировать с крупными хозяйствами. Решается ли этот важный для фермерского сообщества вопрос?

– Да. Хотя, должен признать, вопрос этот непростой. Я знаком с докладом руководителя департамента земельной политики и имущественных отношений госсобственности Министерства сельского хозяйства России. Нас слышат. В нем прозвучали наши предложения. Сейчас мы дополнительно предлагаем уточнить один из пунктов статьи Федерального закона «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения», изложив его в следующей редакции: «Без проведения торгов осуществляется предоставление в аренду земельных участков, находящихся в государственной собственности или муниципальной собственности крестьянским (фермерским) хозяйствам для осуществления крестьянским (фермерским) хозяйством его деятельности, соответствующей критериям, установленным законами субъектов Российской Федерации» и т. Д. То есть администрация края продолжает эту работу. Мы приложим максимум усилий, чтобы в плане проведения земельных торгов фермеры могли на равных конкурировать с крупными акционерными обществами.