Культура 12.01.2018 08:48
Борис Золотов

Как Никита Хрущев Петру Янелю помог

Просмотров: 325 Комментировать 0
Петр Янель Фото: Юрий Ходзицкий

Старейшему фотолетописцу Краснодарского края исполнилось 75 лет.

Оцифрованная жизнь 

Две непрезентабельные комнатушки в полуподвальчике одной из многоэтажек краевого центра. Чтобы туда зайти, надо немного пригнуться. Зато потом можно не только выпрямиться, но и душу распахнуть, знакомясь с полувековой историей Краснодарского края, собранной неутомимым фотомастером Петром Янелем. Стеллажи с фотографиями, фотопленками, кассетами и, конечно, святая святых – компьютер, где уже вся эта фотоистория хранится в оцифрованном виде.

– Да ты давай присаживайся за компьютер, «полистай», увидишь много чего интересного, – с ходу берет разговор в свои руки хозяин мастерской.  – Ты знаешь, наверное, нет ни одного заброшенного хутора по всей Кубани, где  бы  я не побывал  с фотоаппаратом. Правда, заброшенными они в 90-е годы стали. Раньше в них были богатые хозяйства, труженики которых становились героями первых полос краевых газет. Сейчас снова интересней снимать становится. Радужней, что ли. Люди повеселели, и на сердце легче, когда усаживаешься за компьютер и просматриваешь отснятый материал. Снова улыбки сменили слезы лихих годов.

Первый снимок Петра Янеля появился в 1961 году в газете «Витебский рабочий»

И показывает мне запись из трудовой книжки, где сказано, что 22 мая 1982 года он принят в штат краевой газеты переводом из городской газеты «Советский Армавир». Как белорусский паренек в Армавире оказался – отдельная история, на которой хотелось бы немного остановиться.

Первый снимок Петра Янеля появился в 1961 году в газете «Витебский рабочий», что выходила в одном из областных центров Белоруссии. В то время вчерашний школьник осваивал профессию тракториста. Новоиспеченных механизаторов отправили на практику на целину. Там он подзаработал и на обратной дороге купил себе фотоаппарат «Смена», который стоил тогда 12 рублей. 

С того все и началось. Каждое мгновение жизни старался запечатлеть на пленку. Признается, что новое занятие закрутило его так, что все другое перестало существовать. Сфотографировал открытие нового Дворца культуры в городке Поставы и отправил в газету. Снимок опубликовали. Первый, а значит – исторический.

А затем армия, которая и предопределила всю его дальнейшую жизнь. Направили служить на Кубань, в Армавир. Стал водителем    машины «Скорой помощи» в авиационном училище. И писал об армейской жизни во многие газеты. После службы так и остался в этом городе. Скорее всего, вернулся бы в родную Белоруссию,  если бы однажды не встретил ее, свою половинку.

– Как-то еду по городу на «скорой», а тут вдруг на перекрестке дивчина дорогу перебегает. Словно из-под земли появилась. Испугалась, глаза круглые. Я по тормозам. Успел, до аварии не дошло. Там и познакомились, и теперь через два года золотую свадьбу будем отмечать. Тогда решили остаться на Кубани. Родители благословили, а на мою Родину мы с женой каждый год ездили, картошку помогали копать. Знаменитую, белорусскую. Это пока родители живы были, – вспоминает Петр Иванович.

После армии продолжил крутить баранку, теперь уже водителем в местной газете. В редакции была одна машина – «Победа». Скучать не приходилось. Ездил и снимал, снимал, снимал. Кое-что стали публиковать, а потом его пригласил к себе редактор. Предложил стать фотокором. Согласился с радостью. Так начались творческие будни Петра Янеля. Героями фотоснимков становились хлеборобы, доярки, строители, врачи, космонавты, партийные руководители.

– А, как сейчас говорят, ВИПов снимать трудно было? – интересуюсь у своего героя. – Капризные были?

– Да не скажи. Когда служил, к армавирским курсантам сам маршал авиации Савицкий приезжал. Простой такой мужик. Я, рядовой, даже «покомандовал» им, когда фотографировал, попросил его в центр композиции стать. А он чуть ли не под козырек. Или космонавт Горбатко. Тоже с будущими летчиками встречался. Вот, не знай, что он такая величина, ни за что бы не сказал, что перед тобой живая легенда.

Рассказал Петр Янель и такой интересный случай, из раннего, так сказать.

– Мой первый редактор учил меня так: снимок должен быть таким красивым, душевным, живым и на первой полосе особенно, чтобы потом газету читателям хотелось и дальше читать и смотреть. Ты думаешь, что только сейчас на первых полосах модели стали ставить? Тогда тоже красавиц хватало. Шанс попасть на первую полосу был и у доярок, и у портних. Одно время я повадился снимать работниц местной музыкальной фабрики. Девчата все как на подбор. Красавицы! Чуть ли не в каждом номере появлялись фото сборщиц баянов. А однажды прихожу за очередным «уловом», а мне директор фабрики категорически запрещает: «Не пущу больше! Из-за твоих фоток девчатам письма со всего края пачками стали приходить. Замуж выходят. Скоро на фабрике работать некому будет». Словом, и смех и грех. 

Белорусы не подведут!

Через пару лет работы в армавирской газете через Союз журналистов Янель приобрел «Запорожец». Новая эра, новые возможности объять необъятное. Мотаться стал чуть ли не по всему краю. В редакции говорили так: с работой справляется, пусть расширяет горизонты. Кончилось это тем, что Петра Янеля пригласили на работу в краевую газету.

Сейчас стало интересней снимать. Люди повеселели, и на сердце легче, когда просматриваешь отснятый материал. Снова улыбки сменили слезы лихих годов

– Только начал, а тут в Краснодаре встречают большую делегацию из Москвы. Главный редактор говорит Сергею Медунову, первому секретарю крайкома, что редакция взяла нового фотокора, белоруса. На что Медунов ответил так: «Белорусы не подведут».

– Понятное дело, что пути-дороги неисповедимы. Край большой, считай, целая страна. А куда ты больше всего любил ездить на съемки? Есть же места, куда тебя особенно тянуло? – интересуюсь у собеседника.

– К Первицкому, – не моргнув глазом отвечает он. – Душа-человек!

Владимир Первицкий – знаменитый звеньевой-кукурозовод, Герой Социалистического Труда из Новокубанского района. В свое время к опытному земледельцу узнать, как получают самые высокие урожаи кукурузы в стране, приезжал сам первый секретарь ЦК Никита Хрущев, большой ценитель этой культуры. Вспомните его крылатую фразу: «Кукуруза – царица полей!»

– Так вот, – продолжает Петр Янель, – я тогда еще в армавирской газете работал. Ну, снимаем происходящее все, кого допустили. И вдруг смотрю – в нашу сторону направляется Хрущев. Подходит ко мне и говорит: «Крышку снимите на объективе!» Я чуть фотоаппарат из рук не выпустил. Вот так мне помог в работе руководитель страны.

Фото: Юрий Ходзицкий

Владимир Первицкий тогда не сходил со страниц и центральных газет. Сделать снимки для них меня часто просили. Однажды, когда в очередной раз я отснял материал, ко мне подходит Владимир Первицкий и говорит: «Колеса  машины подкачай!» Так, отвечаю, все в норме. А он: «Сейчас арбузами загрузим, смотри, чтоб на дисках не поехал».  И такое бывало.

– Ну а как ты к нам в «Кубанские новости» попал, Петр Иванович? – интересуюсь у Янеля.

– Так, считай, мои снимки появились в газете с первого ее номера. То, что я печатаюсь и в других газетах, не понравилось моему начальству. А я к тому же еще председателем профкома был, порой спорил с руководством. Чувствую, наезжают. Тогда и подошел к Петру Ефимовичу Придиусу, первому редактору «Кубанских новостей», с просьбой перейти к нему на работу. Положительный ответ получил тут же.

И еще один забавный случай из жизни Петра Ивановича. Приехал на Кубань «деревенский» писатель Василий Белов. Тогдашний губернатор Николай Кондратенко не мог пропустить такой случай, чтобы не встретиться с ним. Поговорить по душам пригласил и Петра Ефимовича. Янель снимает встречу. А она не получается, хоть тресни. Далеко сидят друг от друга. Недолго думая, Янель схватил стул вместе с сидящим на нем писателем и переставил поближе к Кондратенко. Только потом осознал, что натворил. А губернатор рассмеялся от души и говорит: «Ну, бульбаш, ты и даешь!»