Культура 14.12.2015 03:00

Театр удивил премьерой "Евгения Онегина": "Давал три бала ежегодно и промотался наконец…"

Театр удивил премьерой "Евгения Онегина": "Давал три бала ежегодно и промотался наконец…"

Краснодарский музыкальный театр во время премьеры «Евгения Онегина» удивил зрителя сервизом за 400 тысяч рублей, яблоками и черными стенами.  Корреспондент «КН» выяснила и другие закулисные подробности. 

ПОСТАНОВКА
Спектакль – совместный проект нашего театра и знаменитого Мариинского. Точнее, оперу, которая идет на сцене петербургского театра, перенесли на подмостки краснодарского, немного адаптировав. Кстати, такой подарок петербуржцы делали и для Пекина. Там опера по русскому произведению с китайскими актерами прошла на ура.
Напомним, что спектакль с таким названием уже был в репертуаре нашего храма искусств. Но постановку пару лет назад сняли по техническим причинам. И прежняя не имеет ничего общего с новой. Кроме исполнителей. И в той, и в этой опере поют те же артисты. Татьяна – Гюльнара Низамова, Ольга – Наталья Бызеева, Онегин – Владимир Кузнецов, Ленский – Владислав Емелин. Но костюмы и декорации – все, как в Мариинском театре. Режиссер также из Петербурга – это уже известный краснодарским зрителям по постановкам «Кармен», «Травиата» и «Паяцы» Алексей Степанюк.

– Старую и новую постановку сравнивать нельзя, – пояснила пресс-секретарь Музыкального театра творческого объединения «Премьера» Олеся Огиенко, – первая – более современная, там Онегин рассекал на роликах, вторая – академическая, максимально приближена к оригиналу.

– Мы опирались на версию Юрия Темирканова, который следовал всем деталям пушкинского романа, – рассказывает помощник режиссера Илья Устьянцев. – Углубились в психологизм и стремились, чтобы герои выглядели естественными. И, более того, – в трех действиях мы показываем три социальных пласта.

Музыка

В романе Пушкина рассказ ведется от лица автора. У Чайковского в этой роли выступает оркестр.

- Интересно, что композитор писал с надеждой, что опера найдет себе место в домашних салонах, но при этом создал суперсложный клавир, осилить который могут только профессионалы, - говорит дирижер Владислав Карклин. - «Евгений Онегин» по сей день остается оперой-загадкой. Например, в знаменитом квартете «Привычка свыше нам дана» партии Лариной и няни образуют биение секунд, напоминающий сигнал сирены Скорой помощи.

ФИШКИ
Сцена обрамлена черной тканью со всех сторон. Сначала открывается часть ее, мы видим один сегмент картины, затем распахивается весь занавес. По задумке питерского художника Александра Орлова, должна получиться «клетка отношений»: герои будто оказываются в четырех стенах, которые постепенно опускаются и иллюстрируют взаимоотношения.

– Черная материя, на первый взгляд, очень легка и хрупка, но мы не сможем пройти сквозь нее, увязаем и находимся в постоянной борьбе. Клетку сделали диафрагмой, которая закрывается, как фотокадры, как воспоминания – Татьяны юной, Татьяны, повзрослевшей после разговора с Онегиным, и Татьяны, повстречавшей того, кто задал будущий путь ее жизни, – говорит Илья Устьянцев.

МИШКИ
В одной из ролей – медведь. Артист хора появляется в начале в образе зверя. Видимо, это намек на русскую забаву, когда по ярмаркам водили лесного красавца. Во втором отделении мы видим уже чучело медведя метров пяти. Он держит бокалы, из которых пьют гости. Это и мода тех лет, и, конечно, аллюзия к сну Татьяны, который Чайковский в своем произведении проигнорировал.
ДЕКОРАЦИИ

В первом действии показывается жизнь в деревне. На сцене повсюду – яблоки. Их 3000 штук! Кстати, на сцене в Мариинке их было 5 тысяч. Эдакий яблочный рай, ночные звезды, дымящийся самовар – уютный дворянский уклад… Сцена заканчивается, и с десяток помощников кидаются собирать их в огромные корзины.

– Чаепитие на сцене обошлось дорого, – говорит заведующая реквизитным цехом Зоя Третьякова, – сервиз купили аж за 400 тысяч рублей, он сделан по старинным образцам. Как и костюмы – они отражают дух эпохи 19 века, но нам их придумывать не пришлось: эскизы предоставил Мариинский театр. Декорации второго действия более аскетичны. Темный фон, ария Ленского на фоне крутящегося колеса – символа жизни, вечности. И, наконец, дуэль. Третье действие открывается балом: фиолетовые стены и длинные черные вазы. Признание Онегина. Занавес. Финал у Чайковского открытый.
Опера обещает стать яркой жемчужинкой в репертуаре Музыкального театра. Надеемся, она будет удивлять не только дороговизной чашек, а станет дорога нам по-настоящему, как высочайшее творение русских авторов.

Полина ФАЛИНА.

falina@kubnews.ru

Загрузка...
Новости от