Общество 29.07.2014 04:00

В каждом из нас есть что-то от «чудиков»

В каждом из нас есть что-то от «чудиков»

«Возвращение в Шукшину» — так мы назвали тему состоявшегося в редакции «КН» «круглого стола», в котором приняли участие известные кубанские писатели, артисты, художники.

«Возвращение в Шукшину» — так мы назвали тему состоявшегося в редакции «КН» «круглого стола», в котором приняли участие известные кубанские писатели, артисты, художники.
И повод для такого разговора был — 85-летие выдающегося писателя, артиста, режиссера Василия Шукшина. К тому же с Алтая — родины писателя, в Краснодар приехал редактор журнала «Бийские вести» Виктор Буланичев. Медалью «Василий Шукшин» он наградил наших деятелей культуры — председателя краевого отделения Союза писателей России Светлану Макарову, писателя Виктора Лихоносова, поэта Николая Зиновьева, председателя краевого отделения Союза театральных деятелей России Станислава Гронского, профессора Кубанского государственного университета культуры и искусств, художника Валентина Папко.
— Таких медалей пока не более сотни на всю Россию. Вручают их за вклад в культуру, искусство, литературу. И не только знаменитостям. Претендовать на нее могут люди самых разных профессий — от библиотекаря до чиновника, — рассказал Виктор Буланичев.
Когда награды перекочевали из красных футляров на лацканы пиджаков лауреатов, гость с Алтая, словно сам тому изумляясь, заметил:
— Подумать только, Василию Макаровичу уже 85! Из них он прожил всего-то 45. За 16 лет своей творческой жизни написал два романа, свыше 120 рассказов, снял 5 полнометражных фильмов, сыграл 25 ролей в кино. Стал заслуженным деятелем искусств России, лауреатом Ленинской и Государственной премий, лауреатом Венецианского фестиваля, кавалером ордена Трудового Красного Знамени. Если бы не ушел…
— О Шукшине нельзя говорить «ушел», — возразил Станислав Гронский. — Краснодарский академический театр драмы, муниципальный молодежный, армавирский Театр драмы и комедии собирали и собирают полные залы на его спектаклях. Все рекорды популярности побили «Чудики» в краснодарском Молодежном театре в постановке Ларисы Малеванной. Считаю, что она подобрала современный ключ к прочтению Шукшина. Драматургия бывает модная — однодневная. Но Шукшин становится классикой. Я воспитываю молодых актеров на его рассказах, его «Характерах». Он оставил такое богатое наследие, что мы можем сказать: «Живем по Шукшину, вместе с Шукшиным».
— О Пушкине говорим: наше все. О Шукшине можно сказать: он — это мы, — сказала Светлана Макарова. — В каждом из нас есть что-то от его «чудиков». Мы, русские, должны быть благодарны Шукшину за правду. Порой задумываюсь: а что сделал бы Василий Макарович, если бы дожил до наших дней? Он бы сражался с русскими и за Россию. А может быть, и Россия была бы совсем другой, если бы так рано не уходили из жизни такие писатели и поэты.
— Сегодня Родина особенно нуждается в таких национальных гениях, как Шукшин, Есенин, Рубцов, Белов, Распутин, Абрамов. Они выразили свой народ и словом, и судьбой своей, — продолжил тему Виктор Лихоносов. — Почему же не появляются новые народные гении? Да потому, что потеряна почва. Шукшин говорил: «Нравственность — есть правда». Добавлю — как честь и достоинство. Как горько, что он умер в самом расцвете. Мы так и не успели его узнать, а друзья говорят, что его убили…
— Я не верю слухам об убийстве, — говорит писатель Виктор Буланичев. — Юрий Никулин, который был рядом с Шукшиным в его последние дни (вместе снимались в фильме «Они сражались за Родину»), объяснял смерть Василия Макаровича естественными причинами: много работал, переживал, не выдержало сердце. А вот что мучило его в последние дни, возможно, станет известно, когда вдова Лидия Федосеева передаст музею архивы. Порой проливают свет на «закрытые» страницы истории его жизни неожиданные находки. Однажды на чердаке заброшенного дома мальчишки нашли ворох писем матери Шукшина.
— Их невозможно читать без слез, — сказал Виктор Лихоносов и процитировал по памяти трогательные строчки: «Дитя мое милое, ты поздравь меня, приснись мне во сне хоть в глухую ноченьку, расскажи мне про свою несчастную смертушку. Поранила она твое сердечушко, дитя милое, тебя совсем умертвила, а мы живые. Нас живых терзает. Дитенок, ты бы меня увидел и не признал за свою родную мамочку. Дите мое милое, доходит год, а я у тебя на могилке не побывала. Приковала боль несчастная, нежданная. Сама я собой не правлю, а правит горе, горе наше неутешимое».
— Сколько таких находок! — продолжил Виктор Буланичев. — О них мы узнаем на Шукшинских чтениях, театральных и кинофестивалях, которые проводим ежегодно. Василий Шукшин — один из самых тиражируемых в России писателей. Только у нас, на Алтае, пять лет тому назад вышел его восьмитомник, в этом году — собрание сочинений уже в девяти томах.
Знаком я с его родственниками. Простые, открытые люди. Недавно умерла Наталья, сестра Василия Макаровича, которая очень переживала из-за памятника. Место на вершине горы Пикет ей казалось неудачным. Просила установить у подножия, но скульптор Вячеслав Клыков ни в какую. По его и вышло. Признаюсь, я на его стороне. Сидит сейчас Шукшин и смотрит с высоты своего Пикета на всю Россию. Словно раздумывает: так ли жил, то ли писал?
На сторону скульптора встал и художник Валентин Папко:
— Символично и то, что на поклон к Шукшину приходится идти в гору. Как бы совершать свое восхождение к его вершине. Эта гора — своего рода природный пьедестал сыну земли русской. Кстати, когда ищу подходящие сюжеты для своих картин, а я сейчас в основном пишу на социальные темы, вдохновляют книги Василия Шукшина. Они помогают лучше понять и русский характер, и Россию. Шукшин меня потрясает. А бывает, и до слез доводит — это тот случай, когда мужчине не стыдно плакать.
— По-настоящему Шукшина понимают и любят читатели старшего возраста, — отметила заместитель директора краснодарской краевой юношеской библиотеки Юлия Нардид. — Не залеживается на полке «Калина красная». Фонды всех краевых, пожалуй, и городских библиотек укомплектованы книгами Шукшина и писателей-деревенщиков «новой волны», такими как Трапезников, Сегень, Деревянко… А вот в сельских библиотеках их не везде найдешь. Да и на книги нашего замечательного земляка Николая Зиновьева зачастую спрос опережает предложение. По-моему, в его стихах своей правдой, задушевностью отзывается шукшинская проза.
— Наверное, схожесть мировосприятия, восприятия русского мира, — ответил Николай Зиновьев. — Но выражаем его мы, конечно, по-разному. Кто, кроме Василия Шукшина, мог бы сказать: «Портреты надо переписать. Так это не портреты. Иконы. Мы на них молимся». Это из его знаменитых «До третьих петухов».
Никакого нового вывода за «круглым столом» в «КН» нам сделать не удалось. Но зато новыми фактами подтвердилось то, что известно: можно всю жизнь возвращаться к Шукшину, осмысливать и переосмысливать его творчество и даже предсказывать по его книгам, что было и что будет с Россией. И радоваться вместе с ним, и печалиться бесконечно.

Людмила БАБАК,НАШ КОРР.
Фото Юрия ХОДЗИЦКОГО.
Краевая газета «КУБАНСКИЕ НОВОСТИ», выпуск №122, 29-07-2014.

Загрузка...
Новости от