Кубанские Новости
Общество

Кто и как одевает артистов Музыкального театра ТО «Премьера»

Кто и как одевает артистов Музыкального театра ТО «Премьера»

Театр начинается с вешалки, но и костюмерная в нем — далеко не последнее помещение. Корреспондент «КН» выясняла, кто и как одевает артистов Музыкального театра ТО «Премьера».

Кто и как одевает артистов Музыкального театра ТО «Премьера»

В межсезонье за кулисами театра безлюдно, в лабиринте наглухо запертых гримерных легко заблудиться. И спросить дорогу не у кого. Дергаю дверные ручки, пока одна из них не поддается. Дверь приоткрывается, и комната за ней кажется мне декорацией к спектаклю: скучают без дела притихшие швейные машинки, дремлют утыканные иголками и напоминающие ежей бархатные клубочки, и лишь манекены, важно расправив плечи, всем своим видом дают понять, кто здесь главный. От радужного разноцветья рулонов тесьмы, гипюровых лоскутов, шифоновой рюши, атласных лент и плетеных кружев рябит в глазах…
— Что это вы тут делаете? — слышу вдруг за спиной деланно строгий голос.
Через несколько минут художник-модельер Музыкального театра ТО «Премьера» Светлана Малкина делится со мной тайнами закулисья. В театре она служит, считай, целую вечность, начинала, когда он назывался Театром оперетты. Застала в сиянии славы Круглова, Аристархову, Дрожняка, Гениных, Роман.
— На премьере актер только за себя волнуется, а я вдвойне переживаю: и за актера, и за свой костюм, — откровенничает за чашкой чая Светлана. — Насколько оправдан фасон, не стесняет ли движений, не тускнеют ли краски при ярком освещении? Конечно, все это можно прогнозировать и на примерках. На этом этапе, бывает, и с актером поспоришь: какие вытачки убрать, какие оставить. Но готовый результат виден только со сцены.
Портняжное ремесло — дело тонкое! Создать театральный костюм не намного легче, чем написать научный труд. Попробуй из тысячи ниточек-ленточек сшить… утку. Сколько нужно пристрочить оборок, сколько сделать затейливых завитков, чтобы добиться правдоподобия! Человеку со стороны трудно представить, в каких муках, например, рождался Карабас-Барабас. Одни только поролоновые штаны из множества разных мелких полосок и ромбов чего стоили. А для спектакля «Али-баба, или Сорок песен персидского базара» мастера изготовили верблюда, которого от живого не отличишь.
Для того чтобы костюм удался, портному тоже нужно прочитать пьесу, углубиться в эпоху, разобраться в психологических тонкостях сценического персонажа. А еще — добиться обоюдного с актером видения образа.
— Мужчины не капризничают, — призналась Светлана. — Знаменитый Юрий Эдуардович Дрожняк, например, доверял мастеру. Разве что деликатно намекнет: «Кажется, плечо тянет…» А вот с Евгенией Белоусовой у портных мороки хватало. Вроде уже готов костюм, а у нее что ни день, то новые идеи. Да вы сами порасспросите ее, что значит одеть примадонну с иголочки и на живую нитку. Тем более далеко ходить не надо — она живет рядом с театром.
И вот мы в гостях у легенды краснодарской оперетты.
— Раньше костюм был результатом совместного творчества швеи и актера, — рассказала она. — Многое приходилось доклеивать и дошивать самой. Костюм Одетты в «Баядере» собственноручно расшивала блестками. А сколько фантазии вложила в свое любимое черное элегантное платье Розалинды в «Летучей мыши»! А какая шляпка была у меня в «Принцессе цирка»! Сейчас костюмы шикарней: богатые ткани, изысканный крой. И мастера замечательные. Но в мое время в скромной с виду мастерской на Рашпилевской портные, словно по волшебству, из ничего делали нечто. А зарплату получали мизерную.
На вопрос, сколько сегодня зарабатывают портные, Светлана ответила так:
— За длинным рублем нужно идти в салон мод. В театре остаются люди, беззаветно преданные искусству. У нас в цехе шесть человек — все первоклассные мастера. И хотя пашем по-черному, уйти из театра никто не помышляет. Он для нас не просто место работы, а образ и смысл жизни. Вряд ли где-нибудь еще сможем получать от своей работы такое удовольствие.
Музыкальному театру, судя по экспонатам выставки, которую при его участии недавно организовали в Литературном музее Кубани, впору создать собственный музей театрального костюма. Одни только сценические платья Евгении Белоусовой чего стоят! А сколько шедевров прозябает в костюмерной — камзолы, мундиры, фраки, халаты. У каждого костюма история, связанная с актерскими судьбами Емелина, Алексеева, Егорова… Из последних «коллекций» уникальных авторских работ — 300 костюмов к спектаклю Пантыкина «Гоголь. Чичиков. Души». Одно дело, когда сойдет спектакль с афиши и костюмы — под замок, другое — когда дают им возможность пожить своей самостоятельной жизнью на виду у публики — это не только Светлана, но и любой театральный костюмер вам скажет.
Эмилия СТЕПАНОВА,НАШ КОРР.
Краевая газета «КУБАНСКИЕ НОВОСТИ», выпуск №130, 09-08-2014.

Кубанские Новости – Логотип
Загрузка...
Новости от