Кубанские Новости
Общество

Мастер и Аршалуйс

Мастер и Аршалуйс

Знаменитый кубанский скульптор Владимир Жданов за несколько дней до ухода из жизни встретился с нашим корреспондентом.

Мастер и Аршалуйс

Знаменитый кубанский скульптор Владимир Жданов
за несколько дней до ухода из жизни встретился
с нашим корреспондентом.

Ноябрь, Горячий Ключ. Еду к Жданову, чтобы обсудить детали установки памятника Аршалуйс, над которым мастер работал последние годы. Владимир Андреевич приболел, но ради такой темы сделал для «КН» исключение, согласился поговорить. Сквозь сырую гущу тумана и догорающие яркой охрой деревья спускаюсь по крутому склону к мастерской скульптора. Знаю Жданова давно по его Пушкину и Лукьяненко, по ликам героев в Аллеях Славы почти в каждом городе… Строгий сухонький человек встречает в более чем скромной, аскетичной даже обстановке. Книги, иконы и кот на окне мастерской. А в ней в центре — Аршалуйс из глины, как живая. Владимир Андреевич угощает солеными грибами, острыми шутками и зернами глубоких мыслей. О памятнике и памяти, о жизни и искусстве, о Боге и России…

— Давно родилась идея создания памятника Аршалуйс?

— Еще до поступления в академию я сделал эскиз: Аршалуйс сидит на скамеечке. Я не выбирал ее, я ею жил, как только о ней прочитал в какой-то газете. Тогда я еще не видел фотографий. Гораздо позже увидел фото, где Аршалуйс такая, какой я ее задумал — на краю скамейки, с полуулыбкой грусти на лице. Знаком с ней не был, только с племянницей Галиной. Храню полученные от нее туфельки, джемперок, фотографии Аршалуйс. Они всегда в моей мастерской: вдохновляют, напоминают о самом важном. О скромности, о человеческом естестве: такой была Аршалуйс, такой я ее и вылепил.

— Старались проникнуться личностью героини? Чем она вас привлекла?

— Таких Аршалуйс по России во время войны было много. Но ее подвиг своеобразен. Эта женщина кровей породистых, я как портретист говорю: лицо родословием дышит. Это образ народного героя, это ее судьба — она ухаживала за ранеными, хоронила солдат, но смысл не в этом. Мужество Аршалуйс в ее позиции, она проявила его после войны — против невежества, с оружием в руках вышла навстречу тем «дельцам», кто решил посягнуть на место в Поднависле.

Сколько лет вы работали над этим образом? Сложно было?

— Столько лет ушло на скульптуру не из-за того, что она не получалась. Напротив, работа над образом мне далась легко, никаких мук творчества не было. Главное — достоверность и глубина. Все прозаичнее: два-три раза рассыхалась работа, приходилось делать все заново. Мог бы плюнуть и бросить. Просто такое ощущение, что это — мое. Будто я крест несу как скульптор: если я не сделаю, не сделает никто. Не за похвалу, не за награды — я должен, и все! Сейчас вот приболел, но отпустило, и хочется все-таки закончить. Бог дал мне верных учеников, и я спокоен: скульптура будет закончена. И если бы не лекарства, то за это стоило бы выпить каберне!

— Вы были в Поднависле. По-вашему, скульптура сочетается с этим местом?

— Я почувствовал там древность бытия людей: яблони в два обхвата, свободное хождение живности, идиллия. И образ Аршалуйс, в моем понимании, иным не может быть. Но у меня есть одна мысль в отношении установки памятника, делюсь ею впервые. Место памятника Аршалуйс не только в Поднависле, но и в Горячем Ключе. Ведь в Поднавислу не все доберутся, а в Горячий Ключ чаще приезжают отдыхающие, смотрят. Я вижу бронзовую Аршалуйс возле 1-й школы, чтобы детишки видели. На невысоком постаменте, где высечена надпись. А вот как надгробие символична Аршалуйс в бетоне или в камне в Поднависле.

— Вашим рукам принадлежат знаменитые в крае скульптуры Пушкина, Лукьяненко, многих героев. Над каким образом сложнее работать?

— Сам по себе образ человека — Божье создание, и раскрыть его бывает непросто. Смотришь — интересное лицо, не красивенькое, а именно интересное, богатое внутренним содержанием. Помню, Лукьяненко делал, а у него лицо асимметричное, он просит: «Не лепи меня с этой стороны». Но как же? Ведь именно неправильность — тот сучок и та задоринка, в которых вся жизнь отражена, заключена борьба форм. Вообще, это очень сложный и тонкий разговор, не хочу, чтобы Жданов шибко грамотным в твоем интервью получился.

— У вас много икон. Вы человек верующий?

— Да. Признаюсь, я с детства влюблен в лик Божией Матери. До сих пор изучаю его: первую икону написал апостол Лука, она очень красивая. Помню, когда был маленьким, любовался и думал, что моя жена должна быть именно такой. Мое чувство красоты от этой иконы, наверное, и пошло. Читаю сейчас проповеди Кирилла и понимаю: без Бога ни цивилизация, ни человек не могут существовать.

— Вы довольны своей жизнью, своими работами?

— Я в долгу перед жизнью, потому что мне дано больше, чем я заслуживаю. Я вообще счастливчиком себя назвать могу: мне все давалось легко, я учился у лучшего профессора — Аникушина, мне дали мастерскую, я ни в чем не нуждался. Я счастлив, что живу. И Аршалуйс — моя точка, последняя. Не умру, пока памятник не установят…

— Владимир Андреевич, благодарю за беседу и вашу философию.

— Какой я философ без каберне?

P.S. Мастер шутил, но мне было грустно: по-джентльменски целуя руку, он словно прощался навсегда. Владимир Жданов так и не успел увидеть воплощение мечты всей своей жизни. Но ученики намерены выполнить его волю. Краснодарский скульптор Мигран Арутюнян рассказал «КН», что уже на следующей неделе начнется процесс формования памятника Аршалуйс. После этого образ, созданный легендарным Ждановым, больше не разрушится. Памятник героине планируется установить в поселке Поднависла к 70-летию Победы. Это будет и память о Мастере.

Беседовала

Альбина ТОКАРЕВА, НАШ КОРР.

Краевая газкта "КУБАНСКИЕ НОВОСТИ", выпуск, 3191, 22-11-2014.

Кстати

Памятник Аршалуйс — совместный проект скульптора В.А. Жданова, администрации Горячего Ключа и редакции «КН». Напомним, акция по сбору средств на установку мемориала и конкурс на эскиз монумента были объявлены в 2012 году. После нескольких заседаний и многочисленных консультаций жюри выбрало из представленных работ проект скульптора Жданова.

Кубанские Новости – Логотип
Загрузка...
Новости от