Кубанские Новости
Общество

Коротко. И ясно

Коротко. И ясно

Прошедшая в четверг «большая» пресс-конференция Владимира Путина стала одной из самых непродолжительных по времени и сверхнасыщенной по содержанию. Среди журналистов в зале работал и специальный корреспондент «Кубанских новостей

Коротко. И ясно


Прошедшая в четверг «большая» пресс-конференция Владимира Путина стала одной из самых непродолжительных по времени
и сверхнасыщенной по содержанию. Среди журналистов в зале работал и специальный корреспондент «Кубанских новостей» Иван Прытыка.


За три часа до начала холл Центра международной торговли уже был забит журналистами. Брали друг у друга интервью, рассуждали о том, где лучше занять места, чтобы гарантированно быть замеченными пресс-секретарем президента Дмитрием Песковым или самим Владимиром Путиным. Именно в такой последовательности, потому как прежде абсолютное большинство вопросов распределял именно Песков.
К челябинской девушке в шлеме танкиста выстроилась очередь из желающих получить интервью. Нестандартность подачи и «яркость оперения» ценились прежде всего. Рядом со мной буквально упала на стул девушка с пестрым платком вокруг шеи:
— Сколько я интервью дала! Устала… Может, снять платок? — ее подруга не успевает ничего ответить, потому что к «звезде» снова подходят телевизионщики и просят о комментарии.
Для меня это была уже вторая пресс-конференция президента, и поэтому я даже заскучал: все повторялось. Но как только Владимир Путин начал встречу, стало понятно: здесь и сейчас творится история.
Эту пресс-конференцию ждали все. Стремительное обесценивание рубля, новые европейские санкции, события гражданской войны на Украине — само время определило для нее место в истории — страна нуждалась в ответах президента на многие вопросы. С началом пресс-конференции стало понятно, что она их получит.
За десять минут своего вступительного слова Владимир Путин все объяснил и про рубль, и про то, что экономике потребуется пара лет, чтобы слезть с нефтяной иглы, и про непростые отношения с западными партнерами. Объяснил настолько четко и понятно, что привел аудиторию — по крайней мере, журналистов федеральных СМИ — в некоторое замешательство: «Спрашивать-то
теперь о чем?» С этого и началась ломка устоявшегося порядка пресс-конференции, и вскоре стало понятно, что сегодня шансы получить право на вопрос имеют не те, кто ярче оделся: превалировать будет содержание.
В общем, никто не угадал сценарий пресс-конференции, потому что… его не было. Дмитрий Песков провел лишь начало конференции в привычном ключе, а потом произошло то, чего никто не мог ожидать — президент все взял в свои руки. Вопросы распределял не по яркости, а по важности.
Когда Путин поднял украинского журналиста, зал насторожился. Признаться, и когда корреспондент соседней страны задавал свой провокационный вопрос, и когда президент отвечал на него, я гордился. Гордился своими коллегами, потому что никто не шикал на человека в майке с надписью «Укроп», хотя в Киеве с нашими журналистами не церемонятся. А когда Путин отвечал, гордился еще больше. На открытый и ничем не подтвержденный наезд (извините, но другого слова подобрать не могу) президент привел факты и подробно изложил свою точку зрения на происходящее на Украине. Настолько логично и открыто, что возразить просто нечего.
Пересказывать трехчасовую встречу не имеет смысла. Это все видели и сделали свои выводы. Но вот об атмосфере в зале телезрителям судить было сложно. А она менялась чуть ли не ежеминутно. На прошлогодней пресс-конференции все было чинно-благородно: задавали вопрос — слушали ответ. В этот же раз градус напряжения был настолько велик, что даже когда говорил президент, коллеги делились друг с другом впечатлениями. Сидевшая рядом со мной журналистка из Казахстана не переставала что-то писать в соцсетях. Девушки из Волгограда судорожно переписывали плакаты: «Это же мой вопрос! Обогнали…» Когда свой вопрос задала Ксения Собчак, в зале установилась полная тишина. Что скажет президент? И снова взвешенный спокойный ответ. Через время выступает представитель Чечни — и опять президент на высоте.
А потом звучит фраза Путина: «Последние три вопроса», и все смотрят на часы. Прошло чуть больше трех часов — как же так? Мы привыкли к тому, что пресс-конференция президента длится более четырех часов, и в этом году ждали рекорда. Не тут-то было — Путин все сказал!
Обычно после традиционной пресс-конференции принято рассуждать о том, кто кого пере-играл: президент журналистов или наоборот. В этот раз говорить о какой-то соревновательности нет смысла. Здесь ее просто не могло быть по определению. Владимир Путин вышел на разговор с открытым забралом и показал, что ситуация действительно очень непростая. И, как мне показалось, он общался с журналистами именно с позиции сомышленника, пытаясь донести через средства массовой информации свою уверенность в том, что сегодняшние трудности — временное явление, неизбежное, когда кардинально меняется вектор развития страны. Россия будет очень жестко отстаивать национальные интересы и больше не позволит никому смотреть на себя как на государство, с которым можно не считаться. «Считаться придется» и «Мы все преодолеем» — вот главные посылы президента. Он же и рецепт дал: «Работу надо работать».
Иван ПРЫТЫКА, СПЕЦКОР «КН».
Фото Игоря ГЛАЗКО.
Краевая газета "КУБАНСКИЕ НОВОСТИ", выпуск №208, 20-12-2014

Кубанские Новости – Логотип
Загрузка...
Новости от