Общество 14.10.2015 03:00

На Цыганочке да с выходом!

На Цыганочке да с выходом!

Во время эстафеты по Кавказскому району нашего корреспондента Дениса Батова посвятили в казаки и верхом на лошади прокатили по суворовским местам.

Во время эстафеты по Кавказскому району нашего корреспондента Дениса Батова посвятили в казаки и верхом на лошади прокатили по суворовским местам.

«Запрячь коня корреспонденту!»

– В старину по Кубани пролегала граница, со стороны левого берега совершали набеги черкесы, и наши прадеды бились за каждый клочок земли. А главное – река давала первым поселенцам воду, с нее начинается жизнь, – Николай Бородин, атаман станицы Казанской, глава крепкого фермерского хозяйства, разворачивает пожелтевший от времени лист бумаги.

Передо мной родословная семьи Бородиных. «Основатель казачьего рода Бородин Гавриил Ильич прибыл на Кубань в 1802 году в составе Екатеринославского войска на охрану границы от турок и черкесов. Поселился в Казанском редуте», – читаю генеалогическое древо старинного казачьего рода.

– Первопоселенцы с Дона ютились в землянках на берегу Кубани, здесь же основали первые курени с привычным для себя казачьим укладом, – атаман рассказывает, как по указу Екатерины Второй на Кубанском крутояре полководец Александр Суворов основал Кубано-Черноморскую оборонительную линию. Пограничный кордон состоял из земляных редутов, которые потом стали именоваться по расквартированным здесь полкам. Так появились казачьи станицы: Казанская, Темижбекская, Кавказская, Романовская (ныне город Кропоткин).

Внимая истории, не забываю цель эстафеты: верхом на коне проехать к реке, узнать все самое интересное и установить флаг экспедиции «Кубанских новостей». Да уж, быстро задание дается, да не сразу дело делается. Где найти лошадь? Местные казаки и посоветовали обратиться к своему батьке: «Кони только у Бородина».

Выслушав мою просьбу, Николай Владимирович без лишних разговоров командует: «Запрячь коня корреспонденту», а сам спешит в поле: «Эстафета – эстафетой, а крестьянские хлопоты не ждут!»

Знакомство с Цыганочкой

С крутояра открывается головокружительный вид. Внизу стремительным потоком бежит, петляет между островками и каменистыми отмелями Кубань, далеко за горизонт уходят прибрежные леса, ровные прямоугольники сельскохозяйственных полей, как стекла земли, – редкие озерца. На вольных травах пасется табун лошадей. У подножия высокого берега раскинулась «фазенда» Бородина. Старинный казачий уклад заметен в добротных хозяйственных постройках: конюшня, запруда с рыбой, гусями-утками, плетеные загородки, сохранившиеся еще с дедовских времен жатки-сеялки, скаковой круг для выездки лошадей.

Конь для казака даже ближе, чем жена. Это животное Бог даровал человеку, чтобы жить на земле,казак Виталий Дроганов выводит под уздцы вороную кобылицу по кличке Цыганочка, игривая лошадь чувствует хозяйскую руку, бьет копытом.

– Откуда такие трепетные чувства к обычной лошади? – пытаюсь перевести беседу в шутку, признаться, я не ожидал от сурового мужчины таких высоких эпитетов.

– Лошадь – не «обычное» животное, как думают некоторые «штатские», – в голосе Дроганова звучат металлические нотки, Цыганочка подозрительно косится в мою сторону. – Такое отношение к лошади в крови у казака. Представь, ты оказался в чистом поле, кто первый помощник? Лошадь. На ней пашут, сеют, убирают хлеб, возят воду и несут службу, – терпеливо объясняет Виталий.

Цыганочка готова к походу. Виталий Дроганов тоже успел принарядиться, обращаю внимание, как меняет, подтягивает человека казачья форма. Он запрыгивает в седло и с гиканьем пускает вскачь сильную кобылицу. Любуюсь скачкой, а сам представляю зрелище стремительной атаки казачьего эскадрона.

Посвящение в казаки

Выпустив лишний пар, лошадь терпеливо встречает нового седока. Закидываю ногу в стремя, удобнее усаживаюсь в седле: «Поехали!», – я впервые отправляюсь в конный поход. Волнуюсь и, наверное, чувствую себя, как Гагарин: «Цыганочка, наш выход! Специально для «Кубанских новостей!» Срочно в номер!» – кричу во все горло, размахивая флагом «КН».

Мудрая Цыганочка словно понимает «жеребячий восторг» новичка и спокойно поддается малейшему движению удил. Уже через несколько минут общения с умным животным я беру свои слова обратно, называю лошадь самыми ласковыми словами, а про себя молю: «Лишь бы не понесла…»

– Вот это по-нашему! – слышу подбадривающие возгласы моих попутчиков, а сам стараюсь держать спину прямо и улыбаться, что дается с большим трудом.

– Держись, казак, атаманом будешь! – весело кричит Виталий Дроганов, он на скаку надевает мне на голову папаху. После такого «посвящения в казаки» чувствую себя намного увереннее. Так, дружной компанией, с веселыми шутками и смехом, добираемся до излучины Кубани близ станицы Казанской. Почуяв воду, кони осторожно спускаются по каменистому берегу, заходят в реку. Цыганочка тянет вперед. Отпускаю поводья, лошадь чувствует волю, копытом бьет по воде.

– Недалеко отсюда, на левом берегу, казачья сотня Гречишкина приняла бой с черкесами. Заметив большое превосходство противника, сотник отдал приказ казакам зарезать своих коней, сделать из убитых животных оборону. Это был отчаянный поступок, ведь для казака убить своего коня означало верную смерть, – сдерживая ретивого коня, Виталий Дроганов рассказывает о легендарном подвиге казаков под командованием Андрея Гречишкина в 1829 году.

Здесь нас ждало неожиданное открытие. Известно, что перед боем сотник послал вестового на коне за помощью в станицу Казанскую. Местные казаки долго ломали голову, в каком месте гонец переправился через полноводную реку?

– Как раз на излучине реки находится переправа, через которую проходили еще скифы! А мальчишками мы находили там старинные монеты времен Золотой Орды, – подсказывает один из моих попутчиков, хороший друг газеты, поисковик-общественник Геннадий Таранков. С подачи Геннадия на страницах «КН» не раз поднимались интересные исторические и краеведческие темы, вот и сейчас он показывает, где находится брод.

Круто повернув коня, Виталий Дроганов пробует перейти реку в указанном месте. Осторожно переступая копытами по каменному дну, конь выносит седока на середину реки. Вода достигает брюха животного, человек сухим переправляется через реку: «Э-ге-ге-е-е-й!», – кричит с левого берега Кубани казак. Вернувшись тем же путем, он крепко жмет руку, благодарит за подсказку.

Навстречу новым приключениям

Оборонительную линию Александр Суворов создавал, поднимаясь вверх по течению Кубани. На месте нынешней станицы Кавказской будущий Генералиссимус основал редут, который позже стал Павловской крепостью.

Добраться до старинной крепости мне помогают в военно-патриотическом клубе «Патриот» города Кропоткина. Пересаживаюсь с седла коня на сиденье внедорожника. За рулем – атаман городского Кропоткинского казачьего общества Владимир Кожухарь, штурман экспедиции – Виктория Рудоман, руководитель клуба.

На берегу Кубани, недалеко от города, проходит осенний сбор клуба «Патриот». Мальчишки и девчонки под руководством инструкторов изучают навыки военного дела, туризма, учатся жить в походных условиях. Тренировки проходят на том самом месте, где летом 1943 года молодые курсанты Урюпинского военного училища держали оборону Кропоткина.

Курсанты погибли, защищая Кропоткин от немецко-фашистских захватчиков. В память о тех событиях над рекой возвышается обелиск, в народе его зовут «Лейтенантские погоны». Во время Великой Отечественной войны рубеж реки Кубань вновь стал оборонительной линией, теперь уже для советских солдат:

–Значит, живы еще традиции предков, защитников Родины: русских солдат, казаков-первопоселенцев, бойцов-красноармейцев… – думал я, наблюдая за крепкими, жизнерадостными ребятами в военно-полевой форме с макетами автоматов в руках.

Родословная реки

– Без истории какое будущее? Люди, которым все равно, кто их предки, они… – Виктория Рудоман с возмущением подбирает слова, чтобы ответить на мой провокационный вопрос: «Зачем беречь историю?» – Они… неграмотные! – переведя дыхание, девушка эмоционально объясняет свое отношение к Иванам, не помнящим родства. – Например, как можно говорить о станице Кавказской без упоминания о первом суворовском редуте? Это наша история, с которой начинается генеалогическое древо нашего района!

Внедорожник останавливается на полпути к месту, где когда-то была крепость, дальше идем пешком, по узкой дороге поднимаемся на крутояр, справа – обрыв, далеко внизу – беспокойная Кубань. По историческим документам, фортификационное сооружение почти нависало над рекой, а сейчас – до воды километровое плато земли. Высокий берег методично разрушают оползни.

На месте старой крепости осталось несколько земляных укреплений, одинокая памятная табличка, указывающая, что здесь находится «Объект культурного наследия регионального значения «Остатки Павловской крепости, заложенные при участии полководца А.В. Суворова в 1793 году», и напоминание: «Охраняется государством, лица, причинившие вред объекту, несут ответственность в соответствии с Законом РФ».

– Самый большой вред этому памятнику, как и другим на территории Кавказского района, наносят оползни, – комментирует Борис Устинов, учитель истории, краевед станицы Кавказской. С его помощью наша газета поднимала вопрос оползневой угрозы памятникам истории и археологии на территории района.

По информации историка, первый гигантский обвал, уничтоживший Павловскую крепость, произошел здесь в 1832 году, тогда под землей погибли люди, лошади. Затем, в 1981 году, ночью, от крутояра вновь откололся огромный пласт земли и перекрыл Кубань до левого берега. Обвалы окончательно погребли под собой остатки крепости.

К юбилею станицы Кавказской на месте бывшей крепости установили памятный знак. Одно время у местных властей и энтузиастов была идея благоустроить и сделать на месте бывшей крепости туристическую достопримечательность, но земля находится в собственности министерства обороны, а из-за оползней здесь вовсе опасно находиться.

Но, пока остается хоть частичка исторического наследия, местные жители хранят его, чтобы передать в наследство потомкам генеалогическое древо, славную родословную реки Кубань и ее людей – собирателей земель, защитников родной стороны.

Спасибо, друзья!

Историки говорят, будто бы реки, как наиболее удобные для передвижения дороги, породили Русь. Скорее всего, так и было: например, Кубань стала для наших предков кормилицей, удобным судоходным путем и естественной защитой от набегов черкесов на южнорусские окраины. Верными союзниками казаков-первопоселенцев в этой стороне всегда были сабля, конь и полноводная река Кубань.

За время эстафеты «КН» по Кавказскому району много раз приходилось слышать от людей: «Хорошее дело затеяли, Кубань – казачья река, наша кормилица, и забывать об этом негоже». В организации и проведении этого участка экспедиции нашему корреспонденту совершенно бескорыстно, без малейшего намека на «административный ресурс», помогали неравнодушные люди, которых объединяет любовь к истории Кубани, родной земле и, хочется верить, газете «Кубанские новости».

Благодаря эстафете редакционный портфель пополнился интересными темами об истории и сегодняшнем дне Кавказского района. Вышли в свет несколько публикаций об одинокой могиле советского офицера Ивана Иванова на берегу реки Кубань. Кстати, к этому захоронению корреспондента «КН» вывели ребята из ВПК «Патриот». Надеемся, с помощью друзей воплотить несколько проектов по следам наших публикаций. Спасибо за дружбу, земляки! До встречи на страницах всегда вашей газеты.

Денис БАТОВ.

Загрузка...
Новости от