Общество 17.11.2015 03:00

Зачем я поставил профиль французского флага

Зачем я поставил профиль французского флага

Колумнист «КН» Виктор СМЕЮХА – о том, почему люди по всему миру так остро переживают французскую трагедию.

По всему миру к французским посольствам несут цветы и свечи. Многие из них плачут. Плачут искренне – так, словно удар пришелся по ним самим.

На самом деле здесь не должно быть слова «словно». Эта трагедия и вправду касается всего мира.

В соцсетях набирает обороты кампания солидарности с Францией под хэштегом #PrayforParis. А в Facebook временно появилась функция, позволяющая окрасить свой аватар в цвета французского триколора.

Наиболее неоднозначную реакцию в обществе вызвали как раз два последних пункта, ведь если цветы у посольства – вещественное проявление сопереживания катастрофе национального масштаба, то с хэштегами и аватарами искренность интернет-пользователей не очевидна.

К сожалению, погибшим от рук палачей «Исламского государства» уже не поможешь ни цветами, ни постами. Я это прекрасно понимаю, но у самого аватар на Facebook – сине-бело-красный.

Зачем я это сделал? Просто так легче. Легче перед лицом бездонного страха и ужаса.

Я жил в Париже несколько месяцев. Работал в международном издании, общался с коллегами-французами, пил капучино с круасаном в кафе, покупал кебабы у голосистых арабов, бродил по паркам, ходил в театры и музеи.

Некоторые читатели тоже наверняка гуляли по Монмартру, смотрели на панораму Парижа с высоты собора Сакре-Кёр, фотографировались на фоне Эйфелевой башни, пытались понять, что же особенного в выставленной в Лувре «Моне Лизе». И почувствовали свободолюбивый дух французской столицы. Париж – очень открытый, улыбчивый город, даже легкомысленный, беспечный и неосмотрительный. Здесь не привыкли бояться.

Единственным признаком некоей осторожности и контроля за безопасностью было то, что в городе полностью отсутствовали мусорные контейнеры. Вместо металлических ведер повсюду висели прозрачные полиэтиленовые пакеты. Замена металла на пластик произошла после того, как сдетонировала спрятанная в мусорке бомба.

Так было весной 2014-го. Сейчас наверняка все по-другому. Сначала расстрел журналистов сатирического издания Charlie Hebdo. И спустя неполный год – катастрофа мирового масштаба с более чем сотней погибших и четырьмя сотнями раненых.

«Одно из кафе, посетителей которого расстреляли, находится в квартале от нашего дома. Мы в ужасе, я не знаю, как объяснить это детям», – написала мне Лоранс Абэ, начальник отдела в парижском журнале, где я работал.

Почему теракты в Париже шокируют нас гораздо сильнее, нежели убийства в Сирии или даже военные действия на Украине, где жертв на порядок больше? Может быть, потому, что Европа – это островок безопасности и порядка, так мы думаем. Точно так же, как мы не обратим особого внимания на заглохшую на ходу старую «копейку», но сильно удивимся, увидев на обочине новенький BMW с валящим из-под капота паром.

Теракт в сердце Старого Света затронул нас так именно потому, что если опасно в Европе, значит, опасно везде.

И никто нигде не может чувствовать себя защищенным, пока существует «Исламское государство», которое продолжит существовать и распространяться, если мировые державы не забудут на время о разногласиях, не стоящих ничего перед лицом чистого, дистиллированного зла.

Загрузка...
Новости от