Общество 24.11.2016 14:37

Сели в кресло - думайте, как будете катапультироваться

Сели в кресло - думайте, как будете катапультироваться

В 2015 году в свет вышла книга «Н. И. Кондратенко. След на земле», в работе над которой принимали участие и журналисты «Кубанских новостей». В сборнике представлены воспоминания родных Николая Кондратенко и земляков. Тех, кто знал его по совместной работе. В книгу также включен ряд выступлений Батьки Кондрата, пронизанных болью за судьбу нашей Родины.

Чтобы оценить масштаб личности Николая Кондратенко и его роль в истории мы от всей души рекомендуем прочитать ее – для того, чтобы лучше понять то время и наше будущее.

Сегодня мы призываем почтить память Николая Игнатовича. И печатаем опубликованные в книге воспоминания Веры ГАЛУШКО, в 1996 – 2000 годах занимавшей пост заместителя губернатора Кубани, а ныне председателя городской Думы Краснодара.

Работая с Николаем Игнатовичем, не уставала поражаться его скромности и в быту, и в работе. Скромности, замечу, не напускной, не на публику. Такой пример. Все, кто бывал у Кондратенко в квартире, удивлялись: неужели он, занимая такие должности, не мог улучшить свои жилищные условия? Конечно, мог. Стоило ему об этом только намекнуть. Не скрою, я ему не раз предлагала поменять маленькую квартиру на более комфортабельную с улучшенной планировкой. На это предложение был ответ: «Я избирался губернатором не для того, чтобы менять свою квартиру на новую. Народ живет в куда худших условиях». А в средствах массовой информации в это время писалось и говорилось о его несметных богатствах, особняках. Помню, как Николай Игнатович пришел однажды на нашу утреннюю планерку с какой-то газетой (забыла ее название) и показывал нам фотографию его уже 80-летней мамы на фоне роскошного особняка в станице Пластуновской. Смеясь, сказал: «Смотрите, как журналюги умеют монтировать и врать. Ну и за это им спасибо. Пусть люди думают, что не в лачуге живет мать губернатора края».

Хочется рассказать, как мы с Николаем Игнатовичем разбирали почти ежедневно (если он не был в командировке за пределами края) обращения граждан к губернатору. На это он отводил время после 19 часов или в субботу и воскресенье с утра. Почти каждое письмо он старался прочесть сам. А там ведь сплошь людская боль и надежда, что Кондратенко-то уж наверняка поможет. А вот помочь-то всем, кто обращался то ли с выделением жилья, то ли с трудоустройством, по российским законам было не всегда под силу губернатору. Тогда Николай Игнатович говорил: «Давай, Вера, будем думать, как помочь автору письма по человеческим понятиям». Иногда приходил в ярость. Особенно злился на тех, кто, продав за гроши свой земельный пай, жаловался Николаю Игнатовичу на то, что новоявленный хозяин земли его обманул. Человек остался без средств к существованию. «Продают – не советуются, а ты, Кондратенко, теперь крутись, как сучка на сковороде!» – кипятился мой шеф. Я знала, что в этот момент нужно Николаю Игнатовичу выговориться – через несколько минут он успокоится, и мы продолжим разбор почты. Без рассуждений он ставил резолюцию: «Решить положительно», если это была просьба вдовы участника войны, матери, чей сын погиб, исполняя интернациональный долг, многодетной матери.

Скольким же людям он успел помочь за годы работы и в исполнительных структурах, а затем и в законодательных – Госдуме, Совете Федерации! И люди помнят об этом. Свидетельство тому – похороны Николая Игнатовича. Под проливным холодным дождем с двумя гвоздиками стояли те, кому важно было проститься с этим человеком. Не побоюсь сказать, достоянием нашего края.

Родители Николая Игнатовича – простые станичники. Голодное и холодное детство, а вырос великий, не побоюсь этого слова, человек, он завораживал своими познаниями, способностью сопереживать чужой боли. Для большинства жителей нашего края и не только он был социально своим. Ведь многие знали, что он на своем огороде, в любимой его Пластуновской, выращивал картошку и, как он говорил, весь борщевой набор. Помню, на большой планерке в марте 1997 года, где присутствовали руководители всех подразделений администрации нашего края, он спрашивал: «Поднимите руки, кто посадил картошку?» Никто, конечно, не поднял. «А я вчера посадил 14 ведер», – говорил, смеясь, Николай Игнатович.

В 1990 году наша семья, как и многие другие краснодарцы, взяла земельный участок в четыре сотки в пригороде Краснодара для выращивания овощей. Мы с моим мужем Василием Федоровичем посадили на нем в первый год картошку. Ухаживали от случая к случаю. И, когда приезжали, видели, как блистал без единой травинки соседский участок. В один из приездов мы увидели там Николая Игнатовича и его супругу Людмилу Павловну. Николай Игнатович шутил над нами, горе-овощеводами. После этого мой Вася сказал: «Вера, нам надо тикать отсюда, чтобы не позориться перед Николаем Игнатовичем. Иначе все время будем жить в позоре». И мы передали этот участок тем, кто мог его содержать в порядке. А сами вскоре приобрели за Тургеневским мостом дачный участок с недостроенным домиком. И уж там Вася во всем подражал Николаю Игнатовичу. И не без гордости за своего мужа скажу: в этом садоводческом товариществе наш земельный участок был самым ухоженным. Вася на нем проводил все свое свободное от работы время. Из него получился хороший овощевод и садовод. У него оказалась легкая рука. Все, что ни посадит, давало хороший урожай. А сколько было цветов!

Для нашей семьи Николай Игнатович был примером. Аккуратным и чистоплотным Николай Игнатович был во всем. В том числе и в одежде. Конечно, безупречный его внешний вид – заслуга, в первую очередь, супруги Людмилы Павловны. Не раз, придя утром на планерку весь такой красивый, смеялся: «Жена говорит, что в моем возрасте меня надо наряжать». Кстати, на нем очень смотрелись костюмы сероватых оттенков.

У Николая Игнатовича, хочу отметить, было поразительное чувство юмора. Это качество очень помогало ему в критических ситуациях. Вспоминается приезд в наш край Виктора Степановича Черномырдина, председателя правительства России. Николай Игнатович не был любителем устраивать пышные приемы вышестоящим руководителям. И в этом он тоже был своеобразным. На планерке с членами краевого правительства дал нам соответствующие указания по подготовке к встрече в каком-нибудь недалеком от Краснодара хозяйстве. Остановились на одном акционерном обществе Динского района. Руководил им в тот период Николай Николаевич Филиппов (ныне покойный). Мне Николай Игнатович поручил накануне приезда Черномырдина посмотреть на все женским взглядом. К приезду высокого гостя Николаю Николаевичу Филиппову особо и не нужно было готовиться – на фермах порядок и вокруг все утопает в цветах, растут березы. Работники столовой подготовили меню, в котором только кубанские разносолы и блюда. Об этом доложила Николаю Игнатовичу.

А наутро в хозяйство нагрянули из Москвы помощники Черномырдина. Довольно-таки молодые. И такую истерику закатили! «Вы где хотите встречать председателя правительства? Вы в своем уме? Здесь свинофермой пахнет! Ищите другое место для встречи Виктора Степановича», – кричал мне один из его помощников. Фамилию его не помню, Злыдневский, кажется. Рассказала все Николаю Игнатовичу. Помню, как же он хохотал. «Вот московские дуралеи – не ведают, что их шеф знает, что сало, колбаса, мясо не на асфальте производятся. И, где растут хрюшки и бычки, видел. Не будем по этому поводу, Вера, паниковать и переносить встречу с Виктором Степановичем в другое место тоже не будем. А этим помощникам заготовим на всякий случай какие-нибудь повязки на нос». Как и предполагал Николай Игнатович, Черномырдину все очень понравилось и запаха свинарника он не учуял.

«Николай, а здорово у вас на селе люди живут. И какие они открытые и доброжелательные», – сказал Черномырдин.

Для всех, кто работал с Николаем Игнатовичем, памятны его мудрые наставления. Причем делал он их не назидательно, а с юмором. Никогда не забуду первую планерку после вступления Николая Игнатовича в должность главы администрации края.

«Ну что, братцы, расселись по креслам? – спрашивал с хитринкой в глазах он своих заместителей. – А теперь ежедневно думайте, как будете из них катапультироваться. Не забывайте, что в кресле вы не на всю оставшуюся жизнь. Да к хорошему привыкаешь как-то быстро. Потом придется пешком ходить, ездить в общественном транспорте. А главное, чтобы за ваши неблаговидные поступки не проклинали ваших детей и внуков».

Особо хочу подчеркнуть эрудицию Николая Игнатовича. И не только в области сельского хозяйства. Однажды мне довелось присутствовать на его встрече с известными художниками края. И не только я, но и сами художники были приятно удивлены его познаниями в живописи. Они с губернатором разговаривали на одном языке. Знаю, что, бывая где-то в командировках то ли в нашей стране, то ли за рубежом, он любил посещать музеи. Ум его был пытливым. Но Николай Игнатович не стеснялся признавать, что в чем-то он не ас.

Была у нас с мужем возможность отдыхать вместе с семьей Николая Игнатовича. С Васей они как-то быстро нашли общий язык. Играли в шахматы, обсуждали и проблемы энергетические. Муж мой был по специальности теплоэнергетик. Николай Игнатович живо интересовался проблемами этой отрасли.

Когда разговор заходил о внуках, Николай Игнатович сокрушался, что не женится долго старший сын Андрей. Он очень хотел быть дедушкой! У нас-то уже был внук Дима. И счастливый момент настал – родилась у Николая Игнатовича и Людмилы Павловны долгожданная внучка Катя. Николай Игнатович часто шутил: «Породнимся мы с вашей семьей со временем. У вас Дима, а у нас Катя». Дай то Бог!

И разве мы с Людмилой Павловной думали, что наши мужья уйдут из жизни друг за другом. Так случилось. Но нам, Людмила Павловна, нужно держаться. Нам есть ради кого жить. Что нет в живых моего Васи и Николая Игнатовича, не верится по сей день, кажется, что это дурной сон. И никогда больше не скажет нам, женщинам, Николай Игнатович: «Привет, мадам». Очень горько...

ЦИТАТЫ

Из разных выступлений и высказываний Николая Кондратенко в период с 1996-го по 2000 год.

Русские, кумекайте, кто нас постоянно толкает к революции.

* * *

Додемократились!

* * *

Через гражданскую войну не укрепляют государство.

* * *

Политики, запомните: кровь мертвых вскипает в живых.

* * *

Вы задумывались: зачем нам «ножки Буша» и другие гнилые продукты? За наши же деньги нас, россиян, травить.

* * *

В России есть бомба – это Чубайс. У него задача – развалить все российское производство. Наши неплохие урожаи ему как нож в сердце.

* * *

Мужики! Не опомнитесь, погубите Россию.

* * *

Мужики! Что будете делать, когда последние турецкие штаны продадите? Наше-то отечественное производство уничтожается.

* * *

Постыдно, что наше поколение сдало страну за одну ночь.

* * *

Надо думать о том, что мы сотворили со страной.

* * *

Нужно русских будить от спячки. Рассказывать им, что происходит в политике. Хватит заглядывать в зубы Западу и Америке.

* * *

Помните всегда и детям накажите: именно хлеборобы – истинные кормильцы страны! Ее становой хребет. Именно хлеборобы – цвет России, ее честь и совесть, надежда и опора. (Из выступления на Празднике урожая. 2000 год.)

Больше фотографий Н.И Кондратенко из архива "КН" смотрите здесь

Загрузка...
Новости от