Общество 29.11.2016 16:02

Сергей ПУЛИКОВСКИЙ: «Будем работать на благо Родины»

Сергей ПУЛИКОВСКИЙ: «Будем работать на благо Родины»

Зачем нужны военкоматы в мирное время и каким должно быть современное патриотическое воспитание молодежи, рассказал журналистам «КН» военный комиссар Краснодарского края Сергей Пуликовский, на днях ставший гостем нашей редакции

Служить обязаны все

Людмила МАЛЮТИНА, обозреватель:

– Сергей Константинович, сейчас в Краснодарском крае проходит осенняя призывная кампания. Расскажите о ней и о ребятах, которые идут служить.

– Начну с главного: у нас на учете стоят около 88 тысяч мужчин призывного возраста – от 18 до 27 лет. Наряд на призыв на весь край – 14 – 15 тысяч человек в год. В нынешнюю осеннюю кампанию 2016 года мы призовем в армию 7200 человек. Причем 15 из них уже ушли служить в самое элитное подразделение российской армии – Президентский полк. Эти ребята имеют отличное здоровье, высшее образование и искреннее желание служить на благо Родины.

Всех остальных призывников мы распределяем в разные подразделения Вооруженных сил, в зависимости от состояния их здоровья. Если нет вопросов у врачей и прошел предварительную подготовку, определяем парня в специальные войска (спецназ, ВДВ, морскую пехоту и пр.). Если со здоровьем есть какие-то проблемы – скорее всего, пойдет служить в войска связи или технические подразделения.

Хочу отметить, что сегодня многое в армии зависит и от самого парня. Если он задумывается о своей дальнейшей судьбе и хочет добиться определенных успехов, начинает готовиться заранее – со старших классов школы с ним занимаются в клубах ДОСААФ. Это очень престижно, и многие современные мальчишки мечтают попасть в специальные войска.

Иван ПРЫТЫКА, специальный корреспондент:

– Вы какое-то время работали в Пензенской области, общались в том числе с молодежью. Признайтесь, отличаются ли кубанские призывники от пензенских?

– Конечно, отличаются. Прежде всего, более крепким здоровьем. Средний процент годности наших парней по категории А (то есть «годен без ограничений») – около 76 процентов от общего количества. И этот показатель постоянно растет: два года назад он едва дотягивался до отметки в 70 процентов. А в среднем по России призывников категории А всего 60 процентов. Мы прогнозируем в течение 5 лет дойти до 80 процентов здоровых призывников. Для этого в Краснодарском крае есть все условия – хороший климат и много спортивных площадок, секций. Спорт стал доступен и даже моден среди современной молодежи.

Перед каждым призывом к нам приезжают «покупатели» – командиры частей, отбирающие будущих солдат. Они внимательно изучают личные дела, знакомятся с призывниками лично и всегда остаются довольны их физическими данными и качеством подготовки. Судите сами: в Президентский полк отбирают самых достойных парней со всех российских регионов, но больше всего – именно из Краснодарского края.

У нас также существует дополнительный отбор казачества в армию. В каждую призывную кампанию служить идут до 500 казаков. Командиры частей, зная, что парень – казак, даже личное дело его не смотрят – сразу готовы взять.

Борис ЗОЛОТОВ, редактор отдела экономики:

– Раньше в армию брали по признаку территориальности…

– Он и сейчас есть. На территории Южного военного округа служит лишь 60 процентов наших призывников, а 40 процентов убывают за его пределы и служат по всей России – от Дальнего Востока до Калининграда. Наши парни служат во всех родах войск, в том числе научных и спортивных ротах.

– Что делают ребята в этих ротах?

– В научных – занимаются наукой, совершают важные для армии открытия. Например, парень получил образование, диплом на руках, но не видит своего будущего в плане развития научного потенциала на «гражданке». Не хочет идти в аспирантуру или быть преподавателем. Мы даем возможность молодому человеку продолжать заниматься своей научной темой, но уже в высших военных учебных заведениях. Например, на Кубани создана прекрасная научная база на базе училища имени Штеменко.

А в спортивные роты призываются как минимум кандидаты в мастера спорта. Потому что закон един для всех: будь ты хоть олимпийский чемпион, но если наступил призывной возраст – обязан отслужить в армии. Но такие парни, будучи на воинской службе, продолжают серьезно заниматься спортом. Например, в этом году в осенний призыв у нас набирается спортивная рота – 203 человека.

Иван ПРЫТЫКА: То есть, призывая спортсменов, вы, таким образом, пополняете команду ЦСКА?

– Да.

Есть такая профессия

Юлия КОВАЛЕНКО-НИКОЛАЕВА, корреспондент:

– Какой вы представляете армию будущего? Говорят, что скоро в идеале она должна стать полностью контрактной. Насколько реально это сделать?

– Мы и сегодня призываем ребят идти на контракт на первом году службы. Если парень не служил раньше и имеет высшее образование, он может подписать контракт на два года. И призывается именно по контракту. А это значит, что на него будут распространяться все социальные льготы, какие определены контрактникам. Например, он будет жить не в казарме, а минимум в общежитии или даже в отдельной квартире. Зарплата будет от 25 тысяч рублей и выше (в зависимости от звания, места службы и иных факторов).

А главное, у военнослужащего по контракту будет возможность остаться служить и дальше на офицерской должности, не имея базового офицерского образования (то есть, не закончив военное училище). Таких примеров в современной армии немало. И самый яркий, на мой взгляд, – карьера Анатолия Васильевича Квашнина, начальника генерального штаба Вооруженных сил РФ. Он окончил гражданский вуз, потом призвался в армию, остался там и в итоге дослужился до генерала армии.

Конечно, мы стремимся к созданию контрактной армии. Я всецело согласен с выражением, что армия находится в двух состояниях – либо войны либо подготовки к ней. Поэтому в ней должны быть только специалисты.

Я убежден, что в армии должно быть четкое разделение на боевые и учебные подразделения. В одних служат опытные военные, готовые в любой момент принять участие в боевых действиях, в других готовят призывников. Лучший пример – армия Израиля. Там призывают на 8-месячные курсы всех, независимо от пола, – и парней, и девушек. Они проходят военную подготовку, а уже после, в зависимости от выявленных способностей, им предлагают либо продолжить службу в армии на контрактной основе либо нет.

Людмила МАЛЮТИНА:

– Вы считаете нам тоже надо призывать и парней, и девушек?

– Нет. У вас, у женщин, и без того тяжелая доля. Вас только по вашему желанию можно в армию брать. Но, с другой стороны, девчонок, желающих посвятить жизнь службе в армии, немало. Например, в Москве есть так называемый «институт благородных девиц» – Кадетская школа-интернат № 9 «Московский пансион государственных воспитанниц». Девочки поступают туда после 4 класса. Есть и другие военные училища, куда могут поступить девушки, желающие служить в армии. Понятно, что перечень подходящих для них специальностей ограничен – это войска связи, топографы. Словом, готовят штабных специалистов. Потому что девчонки всегда ответственнее и щепетильнее относятся к документам.

Дмитрий КОЧЕРГИН, спортивный обозреватель:

– Значит, в Краснодарское президентское военное училище девочкам вход запрещен?

– Да, сюда принимают только мальчиков, окончивших 4 класс. Причем желающих немало: на одно место претендуют сразу 24 парня. Кстати, 2017 год будет знаменателен для этого учебного заведения – состоится первый выпуск курсантов. Мы обязательно пригласим и вас – посмотреть, каких военных воспитали. Впрочем, мальчики вправе выбрать любой жизненный путь – остаться в армии, стать бизнесменом или госслужащим. Главное, что у него уже будет необходимый внутренний стержень и понимание процессов, происходящих в государстве. Это всегда поможет в жизни.

Ксения ТЕРЕЩЕНКО, руководитель службы новостей:

– Говоря о воспитании будущих военных, наверное, важно делать упор, в том числе, и на воспитание особых качеств у ребят?

– Давайте сразу договоримся, что будем говорить не только о воспитании военных, но и о патриотическом воспитании вообще современной молодежи. Ведь именно здорового патриотизма и искренней любви к Родине как раз и не хватает этим ребятам. Почему-то впереди слова «патриотизм» всегда стоит слово «военный». Но, позвольте, неужели парень, закончивший медакадемию, не патриот своей Родины или бизнесмен, который исправно платит налоги? А вы, журналисты, не патриоты? Патриотизм должен быть у каждого. И воспитывать это чувство надо с детства. Вот как у нас с вами было когда-то: мы были октябрятами, пионерами, комсомольцами и при этом учились любить свою Родину, гордиться ею.

В этом плане нам, жителям Кубани, повезло. Потому что у нас есть отличное воспитание – через казачество. То, что делает атаман Кубанского казачьего войска Николай Долуда со своими казаками, начиная с казачьих классов в школах, – это огромная, но благодарная работа. Уверен, когда сегодняшние казачата вырастут, они станут очень заботливыми сынами своей малой и большой Родины.

Кто не доходит до военкомата

Анатолий ЛОБОВ, фотокорреспондент:

– Раньше служить в армии было делом чести. Помните, старый фильм про Максима Перепелицу, где за хулиганство односельчане наказали парня и не пустили его на службу. А сегодня «откосить» чуть ли не обычное дело. Или это миф?

– Скорее, преувеличение. На весь Краснодарский край у нас уклоняющихся от мероприятий, связанных с призывом, 2800 человек. Сюда входят, в том числе, и те, кто пришел на комиссию и пожаловался на здоровье, мы направили его на дообследование, а призывник пропал. Мы не рассматриваем их как злостных уклонистов. Вполне возможно, что кто-то не дошел до военкоматов просто по незнанию. Потому что не все ребята образованные, знают законы. Поверьте, попадаются и такие, кто не знает, что Краснодар – столица Кубани. А «чистых» «уклонистов», которые не хотят служить в армии и скрываются от нас, всего 9 человек на весь край.

Белла ПЕРЕКОПСКАЯ, руководитель отдела общественных коммуникаций:

– Сколько среди призывников тех, кто отказывается служить по идейным соображениям, – пацифисты, верующие?..

– Немного. На сегодня принято решение о 43 парнях, которые будут проходить альтернативную службу. Они уже готовы, прошли медицинскую и призывную комиссии. Но не стоит думать, что им сказочно повезло. Во-первых, служить им придется дольше: 21 месяц вместо 12 – на обычной службе. А во-вторых, парней ждет тяжелая работа – в хосписах, больницах, на почтамтах. В-третьих, они не будут жить дома, а на службу ходить, как мы с вами на работу – с утра до вечера. Парни будут жить в предоставляемых работодателями помещениях и 24 часа в сутки находиться под контролем. За нарушения дисциплины их ждут серьезные наказания, вплоть до уголовного.

Оксана ПОПОВА, корреспондент:

– Кстати, не так давно в нашей газете была статья о том, что лучшим почтальоном края стал краснодарец, проходящий на почтамте альтернативную службу…

– Я хочу, чтобы вы и ваши читатели понимали, что на альтернативную службу не направляют просто по желанию призывника. Надо доказать, что вам подходит только этот вид службы в армии: заключения врачей, свидетельства родных и знакомых. Ведь пацифистом вдруг не становятся – всегда есть какая-то история, подтверждающая правдивость изложенных призывником доводов.

Собственно, «альтернативщиков» на Кубани немного: в год уходит всего от 50 до 80 человек. В нынешнюю осеннюю кампанию пока только 43 человека нашлось. А весной 2016 года ушли таким образом служить 32 парня.

Полина ФАЛИНА, обозреватель:

– Как-то в передаче на центральном телеканале показывали, как отец просил военного комиссара, чтобы его сына взяли в армию. Неужели такой строгий отбор для службы?

– Да, отбор призывников ужесточился. И у меня сейчас даже перебор идет примерно на 4 – 6 процентов. Я не успеваю призвать: наряд всего на 7200 человек, а парней, годных к службе, чуть больше. Поэтому сейчас есть возможность отдавать предпочтение лучшим. Что мы и делаем: выбираем наиболее здоровых и подготовленных. Те же, кто не попал в призыв, переходят в следующую кампанию на старшие возраста. Но, будьте уверены, служить будут все.

Иван ПРЫТЫКА:

– В истории России, к сожалению, были примеры, когда призывников направляли служить в «горячие точки». Сегодня многие родители переживают, не пошлют ли их сыновей на Украину или в Сирию?

– Знаете, мне часто задают вопрос про Украину и Сирию. Мол, нет ли там наших солдат? Я не скрываю: в Сирии есть, но призывников там нет. Только контрактники – те, кто прошел базовое военное образование. На Украине вообще российских военнослужащих нет.

Про тяготы военной жизни

Юлия КОВАЛЕНКО-НИКОЛАЕВА:

– Вы уже говорили о Краснодарском президентском военном училище, куда огромный конкурс из мальчишек. А как обстоят дела с поступлением в другие военные училища, действующие на территории Кубани?

– Популярность военных училищ среди абитуриентов необычайно высока. Каждый год примерно 1500 кубанских парней изъявляют желание поступать в высшие военные учебные заведения. Благо их у нас в стране много – от Калининграда до Владивостока. На Кубани их два – Краснодарское высшее военное училище имени генерала армии С. М. Штеменко и училище летчиков имени Серова. И туда также большой конкурс. Потому что быть военным престижно и привлекает то, что социальная защищенность офицеров значительно возросла в последние годы.

Помните известную фразу из фильма «Офицеры» о том, что надо стойко переносить все тяготы армейской службы? Так вот, быть военным действительно нелегко – служба идет 24 часа в сутки, без выходных и праздников. Но изменилось отношение государства к военным – им дают жилье, удобную современную форму. Ведь уже нет знаменитых кирзовых сапог и портянок. А есть носки и туфли.

Дмитрий КОЧЕРГИН:

– То есть, вы хотите сказать, что переносить тяготы военной службы стало легче?

– Да. Помимо уже озвученных мной перемен, есть еще ряд запретов – то есть того, к чему запрещено привлекать солдат: участвовать в хозяйственной деятельности части – чистить картошку, убирать помещения, копать водопроводы или строить кому-то что-то. Военнослужащие весь год только лишь учатся военному делу.

Борис ЗОЛОТОВ:

– А как же наказывают солдат?

– Как и прежде: самое страшное наказание – лишение увольнения в город на субботу и воскресенье.

– А наряд на кухню хоть остался?

– Нет. Там работают специалисты. Например, у нас на краевом призывном пункте еду уже никто для ребят не готовит. Заключен контракт с ресторанной организацией, которая обеспечивает разнообразное питание: всегда есть несколько блюд на выбор. Практически, как в ресторане. Не верите? Приезжайте – мы и вас накормим.

Иван ПРЫТЫКА:

– Если уж вспоминать, как было раньше, то давайте поговорим о военных сборах для «резервистов». Они еще проводятся?

– Конечно. В этом году у нас прошли переподготовку примерно 170 мужчин – так называемые «партизаны» – люди, которые пребывают в запасе. Им до 50 лет, и все имеют опыт армейской службы. По закону, мы обязаны их периодически призывать на переподготовку.

Людмила МАЛЮТИНА:

– Говорят, что с сокращением срока службы до одного года в армии исчезло понятие «дедовщина». Но появилось другое – «уставщина».

– Есть очень много различных понятий. Вы вообще знаете, откуда появилось понятие «дедовщина»? Оно пришло в армию в 1953 году, когда во время «хрущевской оттепели» из тюрем выпустили много ребят, которые там сидели с малолетства. Их надо было как-то занять, дать направление в жизни, и большинство призвали в армию. Вот они и внедрили здесь свои «блатные» законы и понятия.

А что касается «уставщины», то я считаю, что это неплохо. В армии есть устав и по нему обязаны жить все солдаты. Их ведь надо воспитывать и учить правильному отношению к окружающим. Делать из них мужчин. Я, кстати, периодически выкладываю на своей страничке в соцсетях фотографии наших кубанских, да и из других регионов ребят: какой он был до призыва и каким стал спустя год, когда увольняется со службы в армии. В парнях меняется все: фигура, выражение лица, прическа, взгляд.

– То есть у вас есть собственная страничка в соцсети? Вы активный пользователь интернета?

– Конечно. А почему нет? Я открыт для общения со всеми. В том числе и в интернете.

Евгения ЯКОВЕНКО, обозреватель:

– С приходом Сергея Шойгу российская армия стала популяризироваться. О ней много пишут, говорят, она стала открытей для гражданских лиц. Какой вклад вы планируете внести в это дело? Как будете строить отношения с журналистами?

– У нас большие планы в этом направлении. Прежде работа краевого военного комиссариата строилась по простому принципу: журналисты позвали в гости, спросили о чем-то – военные ответили. Не позвали их – промолчали. Теперь все будет иначе. Уже сейчас мы готовим медиапланирование на 2017 год. Будем активно сотрудничать со всеми краевыми СМИ: рассылать пресс-релизы, приглашать на мероприятия, снабжать интересной и полезной для призывников и их родных информацией. Одним словом, будем работать на благо Родины и в этом направлении.

Справка «КН»:

Сергей Константинович ПУЛИКОВСКИЙ

Родился в 1975 году в семье военного и врача. Поэтому с детства для себя видел три пути: быть военным, врачом или военным врачом.

Окончил Московское суворовское училище, далее – Новосибирское высшее военное общевойсковое командное училище, Военную академию им. М. В. Фрунзе – с отличием и Российскую академию государственной службы при президенте Российской Федерации. В ближайшее время намерен продолжить высшее образование.

С 2003 по 2005 гг. работал военным комиссаром военного комиссариата Карасунского округа Краснодара.

С 2005 по 2014 гг. являлся депутатом городской Думы Краснодара четвертого и пятого созывов.

С июля 2014 г. – зампред правительства Пензенской области, начальник управления по взаимодействию с органами госвласти и органами местного самоуправления.

С августа 2016 года – военный комиссар Краснодарского края.

Женат, воспитывает двух сыновей.

Фото Нила РАКША

Загрузка...
Новости от