Кубанские Новости
Общество

Елена СТАРКОВА: «Фильмы сочинять и не думала»

Елена СТАРКОВА: «Фильмы сочинять и не думала»

В эксклюзивном интервью "КН" Елена Старкова, наша землячка и автор сценария популярного телесериала "Райские яблочки", рассказывает, как рождаются ее истории.

– Вы ведь родились не в Краснодарском крае?

– По истории моей семьи можно, наверно, тоже фильм снять (улыбается). Мои предки жили здесь, на Кубани. Но во время расказачивания семью моей бабушки выслали в Сибирь. Бабушка родилась уже под Томском, но ее мама, моя прабабушка Маша, рассказывала ей истории о родине, пела казачьи песни. И она, будучи взрослой, иногда их тоже напевала. Услышал как-то ее мой будущий дед и «пропал»: влюбился в черноглазую певунью. Вскоре они поженились и уехали «поднимать Туркестан». Семья наша обосновалась там. В Ташкенте родилась и я. Но после развала СССР я решила перебраться на историческую родину. Выбрали с мужем тихий Абинск.

– Наверно, здесь пишется хорошо? Как вообще взялись «за перо»?

– Мне все тут нравится – и природа, и спокойствие, и даже соседи (смеется). У меня четыре образования. Я училась на режиссера театра, режиссера массовых мероприятий, на психолога. Имею еще диплом фельдшера. А вот сочиняю с детства. И когда поступила в первый институт, начала писать этюды, пьески, рассказы. К 2006-му накопилось их довольно много. Решила несколько отправить в крупное московское издательство. Чтобы зря не терять времени, уселась сразу и за свой первый роман. Невероятно, но он был издан через 7 месяцев! Так что в этом году у меня юбилей – 10 лет писательской жизни.

– Как пришла идея сочинять сценарии?

– Это мистическая история. Судите сами. Несколько своих рассказов, как я уже сказала, отправила в издательство. Редактору они понравились, особенно один – «Из Афгана с любовью». И мне предложили сотрудничество. Под его руководством я опубликовала первые два романа в духе городского фэнтези: «Малышкина и Карлос. Магические врата» и «Поцелуй Морты». Почти в это же время диск с моими сочинениями как-то попал на стол… известному телепродюсеру Нонне Агаджановой. Кто его туда положил – загадка. И валялся он там долго, мешая уборщице вытирать пыль. В конце концов, Нонна прочитала мои рассказы и решила, что из одного из них, «Лабиринты семьи», может получиться фильм.

– Фильм? Не сериал?

– Да, сначала «Райские яблочки» задумывались как полуторачасовой проект. Два года мы бились, но сюжет просто не влезал в заданные рамки. Тогда продюсер решила снимать сериал. Предыстория была написана уже в процессе. Даже ночью мог раздаться звонок от Нонны: «Лена, я вот тут подумала, а что если...», и закручивался новый виток сюжета. Сериал вышел на экран как раз накануне моего 45-летия – лучший для меня подарок.
– Откуда такое «сладкое» название?

– Во время работы над сценарием нужен был яркий символ раскаяния матери перед дочерью. Как-то вышла я прогуляться, а у нас вокруг дома – сплошь яблоневые сады. Они-то и натолкнули на мысль, что мать в знак примирения для дочки варит варенье. Но простое повидло как-то незрелищно, а вот варенье из райских яблочек – м-м-м, красота! Когда рассказывала об этом Нонне Агаджановой, она воскликнула: «Вот оно! Это будут яблочки! Райские яблочки!»

– Почему все последующие фильмы по вашим сценариям носят «фруктово-цветочные» названия – «Вкус граната», «Аромат шиповника», «Цвет черемухи»? Это ваш своеобразный бренд?

– Скорее, это бренд киностудии. Когда над фильмом работает много людей, идеи и предложения цепляются друг за друга, перемешиваются, и в итоге получается нечто целостное.

– Первые сериалы, которые мы помним, появились в 90-е. Многие бежали домой, чтоб не пропустить ни одного эпизода. Вы тогда ими увлекались?

– Нет, совершенно. Первый, который я посмотрела, и были мои «Яблочки». Думаю, это хорошо – у меня не было в голове штампов. Я вот, например, понятия не имела, что в «мыльных операх» не «убивают» главных героев.

– Это вы о Павле – главном персонаже «Яблочек»?

– Да, и чего только не писали мне зрители по этому поводу! Возмущались, стыдили, даже угрожали перебить окна, если финал не будет переснят. Но меня это очень радует, потому что такой накал сопереживания – лучшая награда для меня. Мне часто говорят, что люди запасаются бумажными полотенцами, чтобы утирать слезы, когда выходит новый сериал.

– Слышала, одна кубанская писательница для своих детективов берет образы знакомых и даже врагов. И врагов в жизни она делает в книгах «преступниками» или даже «убивает». А у вас были похожие истории?

– Это прямо вуду какое-то получается. У меня такого нет. Но, конечно, когда общаюсь с кем-то из соседей, знакомых, примечаю интересные черты, жесты, словечки. Полюбившаяся многим (за чудесное исполнение Людмилой Гниловой) тетя Шура из «Яблочек» разговаривает точь-в-точь, как моя соседка. Думаю, что она себя узнала (улыбается). А почтальонша – вылитая хозяйка небольшой гостиницы в Голубицкой, где я бывала.
Случается, что и целые житейские истории попадают в сюжет. Еще в детстве я слышала такую: сын академика из Ленинграда, перспективный студент, бросил все и переехал в Ташкент, полюбив простую девушку. Этот незамысловатый случай стал позже основой всего фильма.

– Елена, а вы сами смотрите телевизор?

– Да, обожаю хорошие детективные триллеры с запутанным сюжетом и неожиданным финалом. А эталон для меня – замечательный «Тихий Дон» Герасимова. Жаль, что экранизаций литературной классики не так много.

– И все же что больше по душе – быть автором книг или фильмов?

– Я сравниваю написание сценария со сплавом по горной реке: цейтнот, неожиданные форс-мажоры, внезапные изменения сюжета, в общем, драйв. А работа над романом – это гладь озера. Конечно, в его глубине есть свои сюрпризы и тайны. Сейчас, к примеру, пишу о кубанских казаках. Их обычаи, колорит, сочность характеров просто требуют, чтоб их «выпустили в мир». Будет два «казачьих» романа – «Рябина под инеем» и «Вино Мельпомены». Кстати, сериал «Гроздья винограда», что вот-вот начнется на Первом канале, тоже о казаках, только донских. В основе – история о том, как в 50-х под влиянием «сухого закона» стали массово вырубать виноградники, что годами выращивали дончане на своих землях. Слышала эти истории от своей бабушки. Название фильма – символ страданий и борьбы казаков.

– Елена, а есть желание переделать сценарии в романы?

– Зрители очень просят об этом, поэтому – да, сделаю. Выйдут и «Яблочки», и другие сочинения на «плодово-ягодную» тему (улыбается). Кстати, в прошлом году в Москве открылось издательство «Сагиттариус-Альфа». Создали его под одного автора – Елену Старкову, чем я очень горжусь… Что еще? В декабре увидит свет мой роман «Тень секиры», а в начале следующего года – драгоценный для меня сборник «Из Афгана с любовью». Это тот рассказ, с которого все начиналось.

– Да, я вот удивляюсь, как вы вообще все успеваете?

– Мне важно придумать финал. Когда знаешь, как закончится история твоих героев, появляется бесподобное по остроте желание сесть и быстренько ее записать. Но до этого нужно дойти, подумать. Как поспеваю? Бывает, варю борщ, а сама придумываю ключевую сцену. А еще хорошо думается в саду, в тени виноградника, и чтобы рядом – чайничек зеленого чая.

– Вы сказали про четыре образования, а я знаю, что есть еще и пятое. И связано оно с… кошками. Расскажете об этом?

– Действительно, я дипломированный фелинолог, то есть «научный кошковод». Даже открыла в Перми клуб любителей кошек. На Кубани разводила шотландских вислоухих. А в доме у нас живут очень разные, можно сказать, несовместимые собаки. Могучие кане корсо и малюсенькие той-терьеры. Одна из них, крошка Жанна, выполняет роль моего… телохранителя и секретаря. Она фактически живет на моем рабочем столе и тщательно следит, чтобы меня никто не отвлекал от работы, а иначе сердится. Да и я уже не представляю своей работы без ее присмотра (улыбается).

– В стране – экономический кризис, и в то же время идет Год кино. Как, по-вашему, все это отражается на нашей киноиндустрии?

– Есть мудрая пословица – «Собака лает, караван идет».

Кубанские Новости – Логотип
Загрузка...
Новости от