Общество 05.12.2016 10:18

Здесь холодно, мокро, упадешь – будет больно

Здесь холодно, мокро, упадешь – будет больно

Фигуристы Илья АВЕРБУХ и Алексей ЯГУДИН рассказали о планах на Кубанский казачий хор, юной сочинской фигуристке, собственных детях и, конечно, новом шоу, которое представили в ноябре Краснодаре

– Илья, почему сразу после Москвы и Сочи вы выбрали для показа шоу «Кармен» именно Краснодар?

Илья АВЕРБУХ:

– Здесь такие зрители, что если полюбят, то навсегда (улыбается). Да и мы стараемся. Часто спектакли на гастроли привозят в сокращенном виде. У нас все по-честному, и артистов краснодарцы видели в полном составе: Алексея Ягудина в роли Тореадора, Татьяну Навку в образе Кармен, Романа Костомарова – Хосе и других. Правда, одна из наших декораций не поместилась по высоте в Краснодарский ледовый дворец, поэтому пришлось...

Алексей ЯГУДИН:

– Разобрать крышу (смеется).

Илья АВЕРБУХ:

– Всего лишь немного уменьшить декорации, но на постановке это никак не отразилось. Думаем, никто и не понял.

– Как подбирали артистов на главные роли?

Илья АВЕРБУХ:

– Для меня образ Кармен – собирательный. Считаю, в каждой женщине сидит этакая чертовка, и неважно, какого цвета у нее волосы или глаза. Поэтому я и не хотел перекрасить блондинку Таню Навку в черный, чтобы сделать похожей на испанку. У нее Кармен получилась мягкой, игривой и в то же время страстной… Да и Алексей, по-моему, идеальный Тореадор. Он – единственный из всех наших фигуристов – «одиночник». И по характеру он эгоистичен, самодостаточен, привык выходить и побеждать. В первой версии спектакля, пока Тореадор ждал пополнения в семье (у Алексея Ягудина год назад родилась дочь Мишель. – Прим. авт.), он взял на себя еще роль Судьбы, которую ранее исполняла его супруга – фигуристка Татьяна Тотьмянина, и также справился с ней блестяще.

– Илья, какая сцена далась вам сложнее всего?

Илья АВЕРБУХ:

– Я долго думал, как сделать сольный номер Алексея Ягудина – схватку Тореадора с быком. Мне вспомнилась сцена дуэли из фильма «Одержимость» про барабанщиков. Вот оно! Аккомпанемент – только соло барабана. Ведь его звук похож на то, что ты слышишь во время схватки, – биение сердца. И так как вся музыка у нас исполняется вживую, каждый раз в зале – разная энергетика.

– Нет желания создать постоянный театр?

Илья АВЕРБУХ:

– Есть, конечно. Но я не из тех, кто ходит и просит – ну дайте мне театр, и тогда я что-то вам изображу. Я беру и показываю уже сейчас. А такой храм искусства, как я хочу, воздвигнуть вообще очень сложно. Мне бы хотелось, чтобы там была сцена-трансформер. Поиграл один день спектакль, на другой – залил лед. Пока это все в области прожектов.

– Алексей, вы же в кино снимаетесь, а в театре не играете?

Алексей ЯГУДИН:

– Давно уже не снимался. Но времени зря не теряю: я и лекции читаю, и выступаю в роли ведущего в телепроектах. Недавно, кстати, нам с Татьяной Тотьмяниной предложили сыграть в одном спектакле. Только у нее роль состоит из одной фразы, а мне надо 4 листа текста зазубрить, так что я пока не решился (улыбается).

– А своих детей вы в спорт отдали?

Алексей ЯГУДИН:

– У меня две дочки. Одной всего годик, а вот старшей Лизе уже 7 лет. В жизни каждого человека спорт должен быть, конечно. Лизавета, пока мы были в Сочи, занималась художественной гимнастикой, а там, где она учится, ходит на плавание. Что касается фигурного катания, на катке она была один раз за все лето. Я ее предупредил: здесь холодно, мокро, упадешь – будет больно, и вообще пошли отсюда (улыбается). Она и ушла.

То есть если у ребенка нет стремления заниматься этим видом спорта, я заставлять не буду. Допустим, нам с Ильей повезло, а сколько с нами занималось тех ребят, которые ничего так и не добились! В нашей семье прерогатива – это образование, а не спорт.

Илья АВЕРБУХ:

– Мой сын Мартин постарше, ему 12. Профессиональным спортсменом он уже не будет. Но с удовольствием играет в футбол, терпимо катается на коньках. Возможно, мы с Лешей, пройдя эту нелегкую дорогу, не хотели той же участи своим детям. А может быть, эгоистично понимая, что наши родители подчинили свою жизнь нашим успехам, не готовы это делать для своих детей. Моя мама, к примеру, устроилась на мизерный заработок музыкальным аккомпаниатором только для того, чтобы быть рядом со мной и смотреть, как я на уроках хореографии тяну ножку… Понимаете, Олимпиада в Солт-Лейк-Сити в 2002-м прошла, я стал ее призером, да, но на этом, по идее, и все! Тебе 20 с небольшим, а карьера закончилась. Что дальше делать – непонятно… Наши шоу-выступления – это в том числе и возможность таким же спортсменам, как я, работать и кормить семьи.

– Еще о детях. Все мы помним юную сочинку – 8-летнюю Юлию Жирову, которая танцевала в вашем шоу «Огни большого города». Принимает она участие в мюзикле «Кармен»?

Илья АВЕРБУХ:

–Обязательно. Она исполняет роль юной Кармен. Юлия уже выучила все прыжки, у них даже есть дуэт с Алексеем Ягудиным. Если, допустим, в спорте у нее ничего не получится, уже сейчас она набирается актерского опыта.

– Насколько знаю, вы выступали также с Кубанским казачьим хором. Есть ли он у вас в планах?

Илья АВЕРБУХ:

– Да, на церемонии открытия Международной конвенции «Спорт Аккорд» в Сочи мы показывали ледовое шоу, и Алексей Ягудин как раз катался под звонкие голоса артистов хора. Это было впечатляюще. Надеюсь, в следующем году нам удастся создать спектакль, где бы мы выступили вместе с Кубанским казачьим хором.

Алексей ЯГУДИН:

– Боюсь, места зрителям не хватит – хор такой огромный (улыбается).

Илья АВЕРБУХ:

– Мы могли бы действительно здорово дополнить друг друга. Их яркие композиции словно бы «ожили» картинами на льду, которые «выписывают» наши танцоры.

Фото Нила РАКША

Загрузка...
Новости от