Кубанские Новости
Общество

Карась там правит бал

Карась там правит бал

Запрет на вылов рыбы в Азовских лиманах, по мнению рыбаков, лишь уменьшает популяцию ценных видов

В редакцию «КН» позвонили темрюкские рыбаки из АО «Труженик моря». Сказали, что нет сил видеть, как гибнут Азовские лиманы. Скоро в них, кроме карася, ничего не останется, не говоря о давно попавших в Красную книгу и почти исчезнувших осетровых. Если вспомнить хронологию деградации некогда богатейших водоемов, то промысел белуги был закрыт с 1985 года, севрюги и осетра с 2000-го, а всей другой рыбы: сазанов, чехони, тарани, судаков – здесь всегда хватало. А сейчас и этого добра становится все меньше и меньше. Почему, куда уходит рыба? На этот раз поговорить на эту больную тему мы решили не с учеными и руководителями ведомств, а с простыми рыбаками, для кого эта самая рыба – и работа, и хлеб насущный.

Евгений Платоненко – рыбак с почти сорокалетним стажем. Еще один собеседник – Сергей Шевченко. Он моложе, но тоже бывалый рыбак, унаследовавший профессию от отца. Они первыми и начинают наш разговор.

– Уже больше года сидим на берегу, сушим весла, – невесело говорят они. – В лиманах лов рыбы запретили. Так что мы теперь, считай, безработные. Нет, без дела, конечно, не сидим. Семьи-то кормить надо. А так, ждем, когда после запрета рыбы в лиманах прибавится. Только ведь напрасные это хлопоты. Запретами проблему не решишь, а еще больше усугубишь ситуацию. Скоро у нас не только не будет осетровых, но и судак исчезнет. Да и та же тарань. Будет только один карась. Это как в известном кинофильме, помнишь, не будет ни театров, ни кино, а только одно телевидение. Так и у нас получается. Если методично не вылавливать карася в лиманах, он вытеснит всю другую рыбу.

Оказывается, карась размножается как саранча. Он поедает все, в том числе икру других видов рыб, подрывает кормовую базу. А главное – покрывает икру ценных пород рыб. Скажем, отнерестилась тарань, а ее покрыл самец карася, и в итоге получается тот же карась. Вот такая природная метаморфоза. Прояснить ситуацию я попросил в недавнем прошлом заведующего лабораторией Краснодарского филиала Всероссийского института рыбного хозяйства и океанографии, кандидата биологических наук Юрия Коваленко. Он полностью согласился с рыбаками:

– Скажем, тарань идет на нерест в лиманы, а там хозяйничает карась. Он поедает кормовую базу так называемых полупроходных рыб – тарани, судака, сазана и других видов. Рыба отнерестилась, а малькам питаться, получается, почти нечем. Вот многие и гибнут, еще только появившись на свет. А ведь именно кормовой базой славились и Азовские лиманы, и само море. Почему оно всегда таким продуктивным и было.

А вот еще одно компетентное мнение. Вячеслав Прытыка в недавнем прошлом руководил крупнейшим на юге России Приморско-Ахтарским рыбокомбинатом.

– Раньше выловить карася в лиманах было не так просто. Наши рыбаки даже в очередь записывались, чтобы взять его домой на жаркое, – рассказывает Вячеслав Петрович. – А теперь в сетях почти один карась. А скоро, если не возобновить его отлов, будет только он. В прошлом году, насколько я знаю, за один замет ребята отлавливали до 12 – 14 тонн карася. Вот вам и конкурент в питании более ценным породам рыб.

Но вернемся к разговору с темрюкскими рыбаками. Они доказывали, что пассивные орудия лова рыбы в прибрежной полосе лиманов являются самым щадящим способом. Это так называемые вентеря, каравы и другие.

– Вот я, к примеру, ставлю в прибрежных водах вентеря, – рассказывает Евгений Платоненко. – Образно говоря, из тонны проплывающей рядом с орудием лова рыбы, я беру триста килограммов. Тут же сортирую по размеру. В этом не стоит сомневаться. Рыбак – это не браконьер, который гребет все подряд. Мы думаем о завтрашнем дне, про то, что завтра в наших сетях будет. До запрета карась в каждом улове составлял процентов семьдесят. Скоро, если и дальше продлится запрет на год-два, после возобновления в вентерях будет только один карась.

А еще ребята в сердцах посетовали, что в лиманах лов запретили, а в море он идет тралами, которые гребут со дна все подряд. И кто там сортирует рыбу по размеру? Да и давится она в тралах. Не имеющую товарного вида рыбу выбрасывают за борт. Больше некуда. Консервные заводы на Кубани не работают. На сома и щуку тоже, получается, запрещен лов пассивными орудиями. Евгений рассказал, как недавно просто рыбачил. Поймал сома. Дома разрезал, а у него в желудке – 12 мальков осетровых. Рядом с Темрюком есть рыборазводный завод. Получается хорошая пища для хищников.

И еще один его довод в пользу отмены запрета на лов. Те же вентеря ставят на мели в прибрежной зоне. Никакими другими орудиями лова здесь никто не промышляет, глубина не позволяет. Самое место для кормежки карася. Сюда же идет на нерест и более ценная рыба. Что потом происходит, уже было сказано. Для нормального воспроизводства ей просто не хватает места. Карась сказал: закрыто!

Поправки, внесенные в Правила рыболовства для Азово-Черноморского бассейна, утвержденные Минсельхозом России, вступили в силу в начале августа прошлого года. Согласно им, были изменены и Правила рыболовства в Азово-Кубанских лиманах Краснодарского края. С кем мне ни пришлось разговаривать, все сходились к мысли, что эти изменения, мягко говоря, противоречат здравому смыслу. Вот мнение Юрия Коваленко, который уже был представлен в этой статье.

– Основная идея принятых поправок звучит правильно – сохранение и восстановление полупроходных видов рыб. Но принятые изменения будут способствовать только размножению малоценной рыбы – карася, красноперки, окуня. Это даже не надо доказывать. В конце июля того же года, получается дней за 10 до принятия поправок в правила рыболовства, на Общественном совете Азово-Черноморского территориального управления Агентства по рыболовству было принято решение не запрещать промысел тарани в Таганрогском заливе и Азовском море. Дословно, что «отсутствие промысла приведет к трансформации пресноводного биоценоза в карасевый и станет невозможным вылов частиковых рыб». Проще говоря, в Таганрогском заливе лов разрешен, чтобы уберечь полупроходные виды рыб от карасевого засилья, а в кубанских лиманах он запрещен. Мягко говоря, не понятно.

По мнению специалиста, запрет промысла в лиманах, кроме Ахтарского, Бейсугского и Ейского, пассивными орудиями лова выводит из промысла около 60 процентов водоемов. Это как раз то, о чем так пекутся темрюкские рыбаки из АО «Труженик моря». Запрет промысла может дать результат лишь при проведении комплекса мероприятий. А это – мелиорация водных водоемов, зарыбление их растительноядными видами рыб, эффективное управление водным режимом и, конечно, такой же эффективной рыбоохраной. А она, к сожалению, сейчас бледная тень от той, что была раньше.

КОММЕНТАРИЙ СПЕЦИАЛИСТА:

Мера временная, но вынужденная

Начальник управления рыбохозяйственного комплекса министерства сельского хозяйства и перерабатывающей промышленности Краснодарского края Артем ШЕВЧЕНКО:

– Как известно, запрет на вылов рыбы был инициирован на Совете безопасности Краснодарского края в июле прошлого года. Вместе с тем, нельзя не согласиться с мнением уважаемых рыбаков. Проблема, ими поднятая, имеет место быть. Образно говоря, на один пеленгас сейчас приходится тысяча карасей. Поэтому мы сняли запрет на прилов карася. Ловите, сколько сможете.

Лов тралами тоже не запрещен. На один промысловый участок – одна бригада с неводом. У «Труженика моря» – два промысловых участка. Пожалуйста, ловите. Что касается пассивных орудий лова, они действительно под запретом. Просто они не поддаются учету, по сравнению с теми же неводами. Это хорошая лазейка для многочисленных браконьеров. Вот цифры: неводами это же предприятие ловит 80 процентов всей рыбы, остальное приходится на пассивные орудия лова. К тому же лов рыбы неводом – это еще и так называемая мелиорация водоемов, когда вместе с продуктом вычерпывается определенное количество водорослей, заполняющих наши лиманы.

Сейчас мы готовим большую программу по зарыблению лиманов белым амуром, который поможет очистить их от большого количества водорослей

Поделиться:
Кубанские Новости – Логотип
Загрузка...
Новости от