Кубанские Новости
Спорт

Сергей Галицкий: «Люди хотят, чтобы я обеспечил их всем: дорогами, аэропортом, самолетами...»

Сергей Галицкий: «Люди хотят, чтобы я обеспечил их всем: дорогами, аэропортом, самолетами...»

Президент ФК «Краснодар» Сергей Галицкий ответил на вопросы журналистов.

После экскурсии по новому стадиону «быков» владелец команды рассказал журналистам о волнении перед первой игрой на арене, ее особенностях и семечках, которые запрещены на стадионе.

– Мы с волнением открываем новый стадион. Приятно, что делает это наша национальная сборная. Об арене общие слова. Мы звали в Краснодар именитых архитекторов, переговоры шли сложно: не сходились в цене, сроках сдачи. Но именно в процессе этих переговоров удалось найти оптимальное решение, которое устраивало нас. В мире есть много стадионов, построенных для птиц. Там есть вид сверху, для гугл-спутника. Вблизи эти арены разочаровывают. Нам хотелось наоборот. Чтобы внутри стадиона человек получал такой же эмоциональный кайф, как и снаружи.

Вопрос отделочных материалов тоже имел смысл. Все знают, что происходит с такой облицовкой через 10-15 лет – она меркнет. Мы выбирали классику, прошедшую проверку временем: камень не меняется с годами. Чтобы стадион был современным, добавили сюда стекла, дерева, других актуальных материалов.

Крыша не металлическая, нам хотелось ее мягкости, чтобы человек не чувствовал, что он находится в цехе. Главная задача – чтобы на арене не было мест с плохим обзором. Когда стали решать эту задачу, появились пустые пространства. Заняли их медиаэкраном, который идет по всему периметру стен. Была идея сделать экран снаружи, но не поняли, зачем он там нужен. При этом агрессивно использовать экран не намерены: главное на футбольном стадионе – сам футбол. А экран, на наш взгляд, – инструмент воздействия на публику.

Пока на полную мощность экран активировать не успели, его возможности на игре против Коста-Рики будут реализованы только на 5-10 процентов. На матче против «Шальке» 20 октября – больше. Прошу отнестись к тому, что увидите сегодня, с дисконтом. Многое требует притирки, ряд идей наиболее будут раскрыты в будущем. Мы уже смогли сделать так, чтобы при 34 тысячах зрителей на арене было ощущение легкости и незажатости у людей. Это дает свой эффект.

Но на дворе 21-й век. Поэтому раздевалки, зона восстановления должны быть реализованы на современном уровне. Мне непонятно, когда к строительству стадиона относятся утилитарно, не обращают внимания на эстетику. Это не просто поле с трибунами – это архитектурный объект. Сравнение с Колизеем этой арены для нас приятно, но отличий много. Главное, чтобы стадионом гордились горожане, чтобы это был центр притяжения для многих. В общем, не судите строго: стадион возводился три года, за это время мы прилично устали, но сейчас мы счастливы, что все позади.

– В какую сумму обошлось строительство? Планируете ли проводить здесь нефутбольные мероприятия? Важно ли для вас окупить вложения?
– Сумму инвестиций я не назову. Не планируем ничего другого проводить – это футбольный стадион. Об окупаемости. Мы должны строить не только для себя, нужно думать о детях и внуках. Вложения никогда не окупятся. У нас здесь будет 20 матчей в году, это банально нереально. Хорошо хоть УЕФА не включает сумму строительства в лимит «фейр-плей» – и на том спасибо. (Напомним, ранее УЕФА наказал «Краснодар» за превышение лимита – было потрачено больше, чем заработано). Нам надо гордиться этим стадионом. Сроков окупаемости не было.

– Что скажете насчет непростой транспортной логистики в районе арены?
– Люди хотят, чтобы я сделал все, но и вы должны брать на себя ответственность, как и я. Я обычный житель этого города, и что могу – я делаю. Да, у меня есть в планах наладить логистику в этом районе. Но потом меня попросят наладить ее в другом районе, потом построить аэропорт... А потом каждому жителю по персональному самолету купить? Это нечестное отношение ко мне. Если вы заметили, то мы сами сделали дополнительную дорогу к жилому кварталу, большую парковку, будем и дальше прилагать усилия для развития района. Но и это потребительское отношение ко мне должно иметь хотя бы скрытые формы.

– Запретив на матчах семечки, вы хотите перевоспитать земляков на европейский манер или избавить себя от уборки шелухи после игр?
– Что вы к этим семечкам пристали? Вы у себя дома плюете? Вы видите, сколько мы усилий потратили на этот стадион. Почему вы считаете, что нам это будет приятно? Это тоже потребительское отношение. Семечки на стадионе – кубанская традиция? Для таких, как вы, мы сделали семечки в продаже без скорлупы. Вы сюда пришли смотреть футбол. Любой человек должен эволюционировать, иначе мы останемся там, где были 30-50 тысяч лет назад. Тогда зачем вам такой стадион, если вы хотите плевать на пол? Всегда будут недовольные.

– Будет ли реализована идея просмотра повторов на мобильных устройствах через специальное приложение во время игры?
– Будет реализовано много идей на этой арене. Пока телефонные вышки не тянут такие мощности, какие бы хотелось, но все будет развиваться. Задумок – масса. Реализуем их за 1.5–2 года.

– Будете претендовать на международные матчи? Например, финал Лиги чемпионов или Лиги Европы?
– Нет, это стадион клуба «Краснодар». Ждем только сборную. Если нам предложат провести матч, мы рассмотрим этот вариант.

- На стадионе должна была быть третья раздевалка – для ФК «Кубань». Она есть?

- Она есть. Но туда мы будем пускать не только «Кубань». Свою дадим только сборной.

– 34 300 зрителей – не мало с прицелом на будущее? Для матчей с участием топ-клубов может не хватить. Да и в целом интерес к футболу растет.
– Посмотрим. 34 тысячи – комфортный объем стадиона для нас. Лучше пусть людям будет не хватать билетов, чем мы увидим пустые трибуны. Зрители должны ходить не на топ-клубы, а на «Краснодар». А стадион можно было построить на 100 тысяч, но зачем?

– Планируете ли менять название стадиона в коммерческих целях?
– Пока это стадион футбольного клуба «Краснодар». Остальное зависит от решения УЕФА. Если там продолжать притеснять нас по линии финансового «фейр-плей»... Всегда буду выступать против него. Футбол не может быть прибыльным. Тогда надо и гандбол с баскетболом закрывать, и интернет-компании, которые убыточны. Пусть сперва докажут, что футбол – это бизнес, как они же говорят. Пока мы даже не думаем о продаже названия.

– Кто будет заниматься кухней на стадионе?
– Пока это будет смешанный подход. Мы еще не готовы обслуживать весь стадион. Где-то сами будем кормить, где-то наймем местные рестораны, кафе. Пиковая нагрузка на арену, ни разу не принимавшую матчей, это непросто. Сложно говорить.

– Как решен вопрос с обогревом и охлаждением?
– Система обогрева будет. Что касается охлаждения, мы не смогли поднять такое количество воды на верхотуру арены. На крыше из 8-ми вставок 6 – это обогрев. Пока мы его использовать не будем. Если вы о поле, то там тоже будет и то, и другое. Два–три июльских матча получатся для зрителей жаркими. Но и охлаждать их ради столь короткого неудобства неоправданно. При стоимости 150-200 рублей за билет, которая не будет меняться, не слишком ли много вы от нас требуете?

– По контракту вы должны построить рядом еще жилые дома. Планируете?
– Контракт надо выполнять, но и не хочется. Есть еще много идей, есть 17 гектаров прилегающего к стадиону парка, где будет много воды и атриумы. Из них освоено лишь 1,5 га.

– Что еще не доделано?
– Главные вещи мы сделали. Я не скажу, что именно, но некоторые вещи мы не доделали, и, надеюсь, вы их не заметите. Когда нам Виталий Мутко позволил принять сборную, мы посчитали, что этого этапа строительства будет достаточно. Стадион сам вызывает эмоции. Главное – это футбол. Основные вещи мы сделали, но есть мелочи, которые ни на что не влияют. Мы наверстаем их позже.

– Как планируете обеспечить безопасность с фанатами. Они жгут файеры, а потом кидают их на поле. Как с ними обойдетесь здесь?
– Вы все увидите. Есть гостевой сектор со стеклом такой толщины, что лбом не пробьешь. Есть сетка. Для нас важно, чтобы люди приходили футбол смотреть, а не хулиганить. Для остального я предлагаю строить руины, а не стадионы.

– Игрок ФК «Краснодар» Рамос Жоаозиньо недавно получил российское гражданство. Видите ли вы его в составе сборной России?
– Это надо спросить у тренера команды. Ему надо много работать, чтобы попасть в сборную. Радует, что в последних матчах он вышел на высокий уровень, почти на такой, какой у него был до травмы. Он пришел в клуб, который только вышел в Премьер-лигу, но и сейчас остается в обойме команды, которая теперь претендует на высокие места в чемпионате. Это весомый показатель.

– Готовы к изменению стиля в связи с приходом Игоря Шалимова на пост главного тренера «Краснодар»? Или новому тренеру дана жесткая установка сохранить ставку на игру, а не на результат?
– Мы видим, что у Игоря Шалимова другая обойма, чем была у Кононова. Я с Игорем знаком не один десяток лет. Ему выпала непростая задача. Спасибо предыдущему тренеру. Кононов вывел клуб на новый уровень. А Игорю досталась команда, где не было половины обоймы. Но он молодец, в непростой ситуации набирает много очков. Мы вообще хотели избавить Шалимова от приставки и. о. в тот момент, когда он проиграл бы два матча подряд – тем самым поддержать его. Но он не дал нам такой возможности. (улыбается). У нас были очень трудные матчи с сильными соперниками. Мы должны играть в тот футбол, который будет симпатичен болельщикам, но, возможно, какие-то изменения будут. Все же Кононов и Шалимов – два разных тренера.

ФОТО: Юрий ХОДЗИЦКИЙ

Поделиться:
Кубанские Новости – Логотип
Загрузка...
Новости от