Кубанские Новости
Общество

Вдоль по Питеру

Вдоль по Питеру

Корреспонденты «КН» делятся своими наблюдениями после прогулки по зимнему Санкт-Петербургу

На Ваське без путеводителя

И вот мы в Питере. Где же еще учиться наукам, познавать неизведанное, грызть гранит… Ох, уже чувствуется влияние культурной столицы. В общем, приехали мы на курсы повышения квалификации.

Наш отель и учебный центр - на Васильевском острове. Для меня это самая неизведанная часть города. Дальше Стрелки и знаменитой Кунсткамеры, музея редкостей, никогда не забиралась. Прямо в окно гостиницы бьет неоном вывеска василеостровского рынка, где Данила-Брат из культового фильма 90-х восстанавливал справедливость. Сейчас здесь тишина. Усевшись на широченный подоконник можно наблюдать за жизнью Большого проспекта. Но город, как магнит, тянет на улицу.

__.__

Санкт-Петербург за свою историю сменил несколько названий. Сразу после закладки город именовали «Питербурх». В дальнейшем - «Санкт-Петербург». Также первое время город называли «Петрополем», а иногда «Петрополисом». В 1914 году его переименовали в «Петроград», а в 1924 году в «Ленинград». И только в 1991 году было возвращено первоначальное название - Санкт-Петербург.

__.__

На Васильевском не заблудишься – проспекты пересекаются с линиями. Линия - это не улица, а только одна её сторона. Пётр Первый хотел здесь создать подобие Венеции, и посередине, между линиями, изначально были прорыты каналы. Но климат и халтурное исполнение (каналы сделали слишком узкими - говорят вороватый Меншиков постарался, положив в свой карман львиную часть денег, отпущенных на строительство) быстро изничтожили идею Северной Венеции.

Выходим и идем, куда глаза глядят. Что увидели, то и наше. Васька, так ласково и по-домашнему, питерцы называют Васильевский остров, - не туристический район, и вечером здесь спокойно и как-то уютно. Вот и памятник бомбардиру Василию, по легенде он дал имя острову. Петр I посылал записки с распоряжениями и приказами: «На остров. Василию». Отсюда и пошло. Сейчас Василия окружили музыканты. Один из них, ну очень похож на Данилу Козловского, протягивает нам шляпу. Даем денежку – за песню или за улыбку?

За нами пароход не пришел

Дальше по 6-7 линии в бронзе увековечена питерская конка – лошадки с вагончиком. Эх, сейчас бы на такой прокатиться.

Один из домов по пути весь увешан мемориальными табличками «Здесь жил академик…» - сбились со счета. Между прочим, на острове сосредоточены почти все научные и учебные заведения города: Петербургская Академия наук, Библиотека Академии наук, Академия художеств, Горный институт, Морской кадетский корпус, Петербургский университет.

На углу Большого проспекта и 1-й линии замечаем мраморную табличку, вмонтированную в стену старинного дома - она показывает горизонтальной чертой высоту подъёма воды во время самого разрушительного наводнения 1824 года - в общем, нам по пояс будет.

И вот она красавица Нева. Река уже скована льдом. Утки в редких протоках еще полощутся в стылой воде – как же им не холодно! Вот сфинксам холода нипочем, даром, что южные гости. Бродим вокруг их носов, хвостов - каменные изваяния невозмутимы, как и тысячелетия назад.

__.__

В черте Санкт-Петербурга находятся 93 реки, рукава, протока и канала общей длиной около 300 км. И около 100 озёр и прудов. Через водоемы перекинуты не меньше 800 мостов, из них более 200 - пешеходные.

__.__

Проходим мимо гранитной доски с надписью: "С этой набережной осенью 1922 года отправились в вынужденную эмиграцию выдающиеся деятели отечественной философии, культуры и науки". Подождали - за нами пароход не пришел, отправляемся дальше.

В питерских сумерках, разжиженных желтым светом фонарей, замечаем величественный памятник. Ба! Да это же Доменико Трезини, именем которого назван наш отель. Знаменитого швейцарца, построившего немало архитектурных жемчужин для северной столицы, скульптор нарядил в шубу. И если памятники действительно совершают ночные прогулки по городу, Доменико не замерзнет. А мы замерзли.

Мужчина с Чукотки - вернитесь

Один из подарков от обучающей стороны – экскурсия по городу. Исаакиевский, Спас-на-Крови, Казанский, Зимний дворец… Достопримечательности мелькают в окне автобуса, усталая гид с простуженным голосом рассказывает нескончаемую историю царей и дворцов. Для кого построен каждый из них, забываешь после первого получаса потока информации, а после коротких остановок быстрее торопишься в бензиновую, но теплую утробу родного автобуса.

Возле ростральных колонн толпа индусов. Один из них в ярко-алом тюрбане – хоть сейчас в Болливуд – приглашает подругу сфотографироваться. Присматриваю такого же смугленького, дрожащего, с намотанным на голове шарфом, пытаюсь затащить на фото. Отказывается. Я же тоже раша гел. Или своего вида стесняется? Ну что ты, глупенький, у нас французы под Москвой и не так наряжались.

__..__

Самая высокая смотровая площадка Санкт-Петербурга – Исаакиевский собор. Его высота 43 метра. Кстати, купола храма украшены червонным золотом, на это ушло почти 100 кг драгоценного металла. Во время Ленинградской блокады золоченные купола прятали под слоем серой краски.

__.__

После очередного выхода «на пленэр» недосчитываемся одного из экскурсантов. «Вот здесь мужчина сидел, с Чукотки», - беспокоится его группа. «Он не вернется», - по-философски спокойно объявляет сосед с соседнего кресла. Судя по «выхлопу», который сопровождал обоих друзей с утра, мужчина с Чукотки отправился лечиться. Что ему, суровому чукотскому мужчине, питерские красоты.

В Питере пить

Так утверждает скандалист Шнур. Решили проверить, так ли это и где это можно сделать. Рядом с популярными экскурсионными объектами стоят авто - передвижные мини-бары. Бутерброды, горячие напитки и глинтвейн. Сфотографировали.

- А выпить? – сурово спрашивает пританцовывающая в снежной слякоти продавщица. – Сфотографировали, а теперь по стаканчику на пробу.

Невнятно бормочем, что «другим разом» и удираем.

Кафешки, рестораны – на каждом углу. Куча рюмочных – к примеру, «На ход ноги». Названия у питерских кафе – хоть записывай. Встретили даже «Саквояж беременной шпионки». Но все это, в основном, для туристов.

И вдруг взгляд упирается в неприметную вывеску «Чебуречная», стены цвета засохшей горчицы, ни огней, ни зазывного антуража – повеяло временами Леонида Ильича.

Заходим. Вот оно! Не ошиблись. Голая стойка, немногочисленные тарелки с закуской. Рассматриваем меню, переговариваемся между собой: «Чебуреки, окрошка с квасом…»

- Какой квас, на улице зима, - на нас удивленно, как на насекомых, смотрит достойная пера сатирика кассирша.

И даже это в точку. Ну, когда еще, как не в застойные времена, мы ели то, что дают, а не то, что заявлено в меню. Обстановка в чебуречной, похоже, не менялась с 70-х. На официантке белый халат – не первой свежести. А посетители после оплаты подают талончики в окошко, откуда потом несется зычный голос: «Ко-о-ому чебуреки с говядиной? Подходи!»

Мы уж засомневались, может, это талантливый пиар-ход. Но понаблюдав за посетителями, решили – нет. Сразу видно – завсегдатаи, свои, питерские, а эти не купятся на спектакль. Взять хотя бы этих двух дам, уныло сидящих с пузатыми толстостенными бокалами вина, словно шагнувшими из бабушкиного серванта. Уже и очки набок съехали – а кавалеры не идут.

Потом приходилось видеть немало стилизованных под «совок» кафешек. Но все это было не то. Там время пытались повернуть вспять. А здесь оно просто остановилось.

Ложки-матрешки

Петровское и елизаветинское барокко, строгость классицизма, причудливая эклектика, модерн и ампир. Санк-Петербург за три с лишним столетия стал центром, где пересекаются и мирно уживаются все известные европейские архитектурные стили. Городские дворцы, мосты, соборы и памятники как магнитом притягивают туристов со всего мира в любую погоду и время года. Один из главных архитектурных ансамблей Северной столицы – Стрелка Васильевского острова. Отсюда, как на ладони, открывается вид на Большую Неву и золоченый шпиль Петропавловского собора.

Летом, после многочасового променада по набережным, у самой воды можно найти желанную прохладу. Но в конце ноября Стрелка встречает сыростью и наледью. Пронзительный ветер задувает с Невы, срывает капюшон и старается пробраться под плотный пуховик. Пара снимков на память у Ростральных колонн, и надо двигаться дальше, если не хочешь стать одной из скульптур. Но тут кто-то осторожно, но настойчиво дергает за рукав. Оборачиваюсь, и, признаюсь честно, на секунду впадаю в ступор. На меня смотрит, улыбаясь во все тридцать два зуба, чернобородый индус в кричаще-красной чалме.

- Фото, с раша-леди, плиз…

И как отказать умоляющим глазам? Ноябрьская питерская «себяшка» теперь отправиться за океан.

- Оу, биг! – мгновенно переключает внимание с меня на колонны иностранец и, подняв голову к скульптуре, изображающей женщину-Неву, довольно припечатывает:

- Лакшми!

Индусы, японцы, немцы и англичане. Каких только туристов не встретишь в Питере. Но больше всего здесь китайцев. «Нихао» на городских улицах сегодня можно улышать также часто, как русский «привет». Складывается мнение, что весь туристический бизнес города сегодня заточен под гостей из Поднебесной: в аэропорту «Пулково» информационное табло говорит по-китайски, на вывесках магазинов рядом с русскими названиями иероглифы, в центре города практически на каждой улице кафе и рестораны отличной национальной кухни, где работают китайские повара и официанты.

Как утверждает статистика, в этом году Питер принял почти миллион туристов из Поднебесной. Правда, достопримечательности, в отличие от по-хорошему въедливых и любознательных японцев, китайских гостей интересуют мало. Исключение составляет все, что связано с Лениным, Сталиным, коммунизмом и казематами Заячьего острова. В остальном отметившись несколькими селфи на фоне мостов, канала Грибоедова или в залах музеев, китайцы спешат на главное развлечение – шопинг. Вот где может разгуляться азиатская душа! Расписные ложки, путинские матрешки, гжель и ушанки всевозможных кислотных оттенков китайские туристы сметают с полок сувенирных магазинов за считанные минуты. Если учесть, что, к примеру, стоимость набора матрешек стартует от 3 тысяч рублей, выгода для городской казны солидная.

Между тем, с ростом интереса китайцев к Санкт-Петербургу, город получил не только прибыль, но и проблемы. Мест в бюджетных отелях, несмотря на низкий сезон, уже не хватает. А питерские экскурсоводы жалуются на лже-гидов.

- Китайцы – народ ушлый. Быстро сориентировались. Зачем нанимать русского экскурсовода, когда можно в два раза дешевле взять своего соотечественника без лицензии, - пожаловалась наш гид по городу Ирина Сергеевна, дама бальзаковского возраста с отрепетированным дикторским тембром голоса, - сейчас подумаете, вот, перечница старая, денег ей не хватает. Да не жалко их. Мне за город обидно! Ведь доходит до абсурда. Недавно вожу экскурсию по Эрмитажу, заходим в Петровский зал, навстречу группа китайцев с их гидом. Останавливаются у трона, за которым висит картина «Петр I с богиней мудрости Минервой». Группа китайцев показывает на государя, щебечет. Я поняла, спрашивают экскурсовода – кто изображен. Как я стояла, так чуть не упала. Китайский гид, не моргнув глазом, отвечает – Сталин.

В общем, матрешки-матрешками. А чтобы за державу не было обидно, и не видели гости заморские в каждом памятнике Лакшми со Сталиным, дайте питерским экскурсоводам делать свою работу.

О, Мадонна!

Санкт-Петербург не зря называют культурной столицей России. Город приглашает посетить больше 200 музеев. И, кстати, холодные ноябрьские дни как нельзя лучше подходят для знакомства с искусством. Причем, очередей за билетами практически нет. Всего 15 минут, и ты стоишь у богато золоченой лестницы с красной дорожкой, предвкушая, как будешь блуждать по залам. Кстати, слово «блуждать» появилось в тексте не случайно. Именно этим и приходится заниматься туристам, которые решили обойти музейный ансамбль без экскурсовода. Проспекты, на стойках у входа, бесполезны без знания английского.

__.__

Государственный Эрмитаж – один из крупнейших музеев мира, его коллекция богаче Лувра и насчитывает более 3 млн экспонатов. Чтобы просто обойти быстрым шагом весь ансамбль, потребуется преодолеть расстояние в 25 км.

__.__

Выручают только смотрители залов, охотно показывающие дорогу в лабиринте лестниц и дверей, которых больше 1700! «Обойти» тоже сказано опрометчиво. Чтобы познакомиться со всей трехмиллионной коллекцией экспонатов Эрмитажа потребуется не менее 6 лет! И это при том, что надо ходить в музей, как на работу, каждый день по 8 часов и без выходных. Так что самый оптимальный выход в этой ситуации: решить заранее, что вам ближе – Древняя Греция, Египет, искусство Возрождения, рыцари Средневековья или Англия и Франция 17-18 веков, и сосредоточиться на изучении нескольких залов.

Есть и другой вариант – познакомиться с самыми примечательными музейными экспонатами, дорогу к которым можно выведать все у тех же смотрителей залов. Я для себя шедевры определила сразу и отправилась искать творения Леонардо да Винчи. Кстати, и эта задача оказалась не из легких. Среди множества огромных полотен эпохи Возрождения сразу и не разглдяишь скромно висящие в уголке «Мадонну Бенуа» и «Мадонну Литту». Но, когда увидишь, отводить взгляд не хочется. Можно часами изучать плавность линий и одухотворенность леонардовских дев, а покидая зал, то и дело оборачиваясь назад, воскликнуть, как темпераментные итальянцы – О, Мадонна!

О Питере живописном можно писать много и долго. Но для полноты рассказа еще несколько строк. Если вы будете в городе, не обходите стороной уличных художников. Их можно встретить в любой части города. Здесь нет пышности эрмитажных залов и многовековых полотен, зато у каждой картины своя изюминка и настроение. Ну а если совсем нет времени ходить по музеям и городским улицам, познакомиться с прекрасным можно, не выходя из гостиницы. В городе несколько популярных арт-отелей, которые открывают выставки местных художников прямо в холле. Здесь вас окунут в атмосферу питерской богемы, предложат бокал молодого вина и посвятят в тонкости «Внутреннего мира граната» и в секреты «Пурпурной королевы».

ФОТО: авторов и из открытых источников

Кубанские Новости – Логотип
Загрузка...
Новости от