Кубанские Новости
Общество

Жизнь проверила на честность

Жизнь проверила на честность

Кубанцу, летчику-космонавту Анатолию Березовому 11 апреля исполнилось бы 75 лет.

Он не просто мечтал о космосе, он им грезил, готовился и верил, что его полет обязательно когда-то случится: «С того дня, как я сказал себе, что хочу быть космонавтом, до моего выхода в космос прошли 21 год, один месяц и один день», – рассказывал Анатолий Березовой с присущей ему точностью. «КН» вспомнили о нем как о человеке и профессионале вместе с его другом Энвером Траховым, который долгое время руководил кубанским филиалом института «АИУС-Агроресурсы», где занимались космической картографией для нужд сельского хозяйства. По сей день Трахов возглавляет Федерацию космонавтики Кубани.

Анатолий Березовой

О КУБАНСКОМ ПИВЕ

С Анатолием я познакомился в Ейске в 1980 году. Тогда он уже 10 лет состоял в отряде космонавтов, но в самом космосе не был. На Кубань он прилетел вместе с дважды Героем Советского Союза Владимиром Ляховым – обучали летчиков-космонавтов делать аэрофотосъемку: фотографировать пшеничные поля, определять болезни сельхозкультур, полегания, повреждения, пятна. Потом они выполняли эту работу в космосе. Так вот раньше в Ейске была плохая вода – что из напитков ни попробуешь, все соленое. Мы приехали на местный пляж, Ляхов спрашивает: «Пивка-то есть где попить?» Нашли, стоим, пьем. А оно соленое. Ляхов говорит: «Тю, кубанцы, даже пиво нормальное сварить не можете, а все хвалитесь». Березовой ему и отвечает: «Ты на моих земляков бочку-то не кати, нормальное пиво, пей». А Толик был невысокого роста, но удивительно сильным. По пляжу запросто ходил на двух руках и даже делал стойку на одном пальце. Я тут же к нему: «А откуда ты, земляк?» Выяснилось, что он родом из Энема, а я из Яблоновки – соседи практически. Тут же обнялись, разговорились. Оказывается, я хорошо знал его родителей. Его мама звала меня «старший сын». А я ей: «Ну, какой я старший? Я ведь на 5 лет младше Толика». Она отвечала: «Он маленький, а ты большой».

НАПОЛЕОНОВСКАЯ НАГРАДА

По программе «Интеркосмос», которая подразумевала возможность участия в исследованиях космонавтов из дружественных СССР стран, экипаж Березового и Лебедева принял экспедицию посещения в составе советских летчиков-космонавтов Владимира Джанибекова, бортинженера Александра Иванченкова и космонавта из Франции Жана-Лу Кретьена. Тогда впервые на борту пилотируемой станции одновременно работали пять космонавтов. В течение недели они выполняли научную программу, подготовленную советскими и французскими специалистами. В нее входили эксперименты в сферах космической биологии и медицины, астрофизики, а также в области космического материаловедения. Выполнив программу, космонавты экспедиции посещения вернулись на Землю. Толик и Валентин остались на борту «Салюта-7»: вели визуальное наблюдение и фотосъемку земной суши и акватории мирового океана, а также приняли транспортный грузовой корабль «Прогресс-14», который привез оборудование для выхода в открытый космос.

За успешную работу с Жаном-Лу Кретьеном президент Франции даже вручил Березовому Орден Почетного легиона, утвержденный еще Наполеоном Бонапартом – за наградой ездила его жена Лидия, пока Толик находился в космосе.

О ЖЕНЩИНЕ В КОСМОСЕ

Уже 20 августа 1982 года экипаж встречал новую экспедицию посещения – экипаж в составе Леонида Попова, Александра Сереброва и Светланы Савицкой – второй женщины-космонавта и первой в мире женщины-космонавта, вышедшей в открытый космос. В ходе совместного полета они провели более 20 экспериментов. Когда он вернулся, мы все время Толика пытали, мол, какого с одной женщиной на борту быть? Состоялся биологический эксперимент или нет? Не зря ж туда ее прислали. А он ведь еще и командиром экипажа являлся. Он только смеялся и говорил: «Я только через 50 лет могу рассказать». Все ж тогда секретно было. Но потом в приватной беседе добавлял, что никакого интима не было, там ведь полная невесомость. Собственно, на этом тему и закрыли.

УСТАНОВИЛ РЕКОРД И ПОЗДРАВИЛ С ЮБИЛЕЕМ

Когда полет подходил к концу, Центр управления полетами предложил космонавтам продлить время пребывания в космосе до 209 суток. Ведь тогда исполнялось 60 лет со дня образования СССР и хотелось ознаменовать эту дату новым мировым рекордом – по продолжительности пребывания в космосе. Для того чтобы провести дополнительное время на орбите с пользой, космонавты попросили разработать новую программу научных исследований и приняли предложение. Так, из космоса Березовой и Лебедев поздравили советский народ с праздничной датой. А Анатолий Николаевич с орбиты отправил поздравление родной Адыгее – с 425-летием присоединения к России.

«УТОНУЛ» НА ЮБИЛЕЙ ДРУГА

Свой 50-летний юбилей благодаря Березовому я никогда не забуду. Отмечали мы его в Яблоновском – в моем доме на озере. Он прилетел из Москвы, мы накрыли столы, заготовили барашка, все – как положено. А у меня раньше сауна была на берегу. В ней, наверное, космонавтов 30 побывало – все автографы прямо на стенах оставляли. Хорошо было.

Сейчас ее уже нет – сгорела. Толя обожал париться, мог по 3 часа в парилке сидеть, крепкий был. Вот он в ней и зависал до утра. Гости, в том числе и я, уже разъехались, а он все там – ныряет в озеро, потом опять забегает, греется. Я с ним оставил своего водителя, чтоб приглядывал за ним. Что вы думаете? В 6 утра ко мне на квартиру приезжает зять и с порога ошарашивает: «Березовой утонул!» Как? Что? Спрашиваю: «Тело нашли?» Нет. За водолазами поехали. А глубина-то немаленькая – 30 метров, все может быть. Собираюсь, еду туда. Действительно, на пирсе лежат нетронутые вещи: его геройская форма, аккуратно сложенные трусы, майка, шорты, документы, бумажник. Сам при этом думаю, как он утонуть-то мог? Да еще и на мой юбилей. Плавал-то хорошо, дыхание под водой мог до 3 минут задерживать! И тут, откуда ни возьмись, на пирс заскакивает Березовой со словами: «Не бейте меня, сейчас все расскажу!» Сам при этом одет, как бомж: в грязный, выцветший на солнце спортивный костюм, в какой-то смоле, пыли.

Оказалось, уже в темноте он нырнул после сауны в озеро, проплыл и вышел на берег. Только берег оказался чужой. Подвыпивший ведь был, юбилей как-никак отмечали – думал, наш двор. Выгнал из конуры собаку и лег там спать. Утром просыпается, видит, в огороде какая-то бабка с тяпкой орудует. Выйти не может – полностью голышом, оправдаться тоже не получится, ведь попробуй, скажи, что он – космонавт. Скажет, что с неба свалился, да еще и тяпкой огреет. В общем, увидел он в огороде пугало, одетое в костюм. Пока хозяйка ушла на перерыв, он быстро это чучело завалил и во что было оделся. В таком виде он до нас и дошел. Смеху было, конечно.

ЗА ЧЕСТНОСТЬ ПОПЛАТИЛСЯ ПОЛЕТОМ

Он был очень правильный и эрудированный. Даже сами космонавты признавались, что Березовой умнее их всех. Мог общаться с любой аудиторией, и всегда царила тишина, когда он говорил. А еще был честный. Он ведь почему больше не полетел? Когда Толик вернулся на Землю, в своем отчете упомянул, что в космосе испытывал страшную боль в боку – почечные колики. Экипаж даже возвращать хотели, а он перетерпел. Многие ведь космонавты болеют, но они хитрее – лучше промолчат, потому что хотят еще полететь, получить вторую «Золотую Звезду». Березового обследовали – ничего не нашли, но больше он не полетел, хотя мог и второй, и третий раз.

Несмотря на свои заслуги перед Отечеством, был абсолютно не звездный человек. Когда с ним обедали где-нибудь, только и успевал следить за тем, чтобы Толя не побежал и не рассчитался за стол. Он был наш, кубанский! Это на генетическом уровне. На моей даче за один присест высаживал две сотки картошки.

СВОЮ ГОРУ ПОКОРИТЬ НЕ УСПЕЛ

Когда все уже знали, что Березовой и Лебедев полетят в космос, объявили конкурс на лучший позывной для экипажа. Помню, мы обедали с ним в каком-то московском ресторане, сидели, думали над названием. А я и говорю: «Ты же с Кубани, жена Валентина тоже из наших краев, давай вам позывной «Эльбрус» дадим – двуглавая гора, самая высокая в Европе». Утвердили. У него была мечта после 70 лет совершить восхождение на эту гору. Готовился к этому серьезно. Я даже с несколькими командами договорился – они согласны были взять его с собой на восхождение, ведь Толик находился в прекрасной физической форме. По 3 часа играл в большой теннис!

И так неожиданно для всех нас умер на 72-м году жизни – тромб оторвался. Его жена Лидия позже рассказывала, что чувствовал он себя хорошо, на здоровье не жаловался. А они в тот день, 20 сентября 2014 года, были на даче, Березовой отбирал экспонаты для нашего музея космонавтики. Говорил, что пришлет нам целую «Газель» экспонатов. Она зашла в его кабинет, а он лежит на полу, когда «скорая» приехала, было уже поздно…

Кубанские Новости – Логотип
Загрузка...
Новости от