Кубанские Новости
Культура

Там, где не справляется человек, появляется кукла

Там, где не справляется человек, появляется кукла

Эксклюзивное интервью художественного руководителя Краснодарского краевого театра кукол Константина Мохова.    

Корреспондент «КН» отправилась за кулисы краевого театра кукол к Константину Мохову, который возглавляет его вот уже 12 лет. В репертуаре – более 30 постановок, но билет достанешь с трудом: все раскупается меньше, чем за месяц. А сейчас еще готовится и необычная премьера – постановка по раннему роману Владимира Набокова.

В кабинете у Константина Мохова – макет деревни в приглушенных тонах. Это декорации к спектаклю тургеневского «Му-му». Он придуман, но еще не поставлен. С него мы и начали, и поговорили…

О секретном чемоданчике


– Эта декорация из «Му-му» мне очень по сердцу. Хотя спектакль пока не случился. Есть у меня такой «чемоданчик» – в нем те постановки, которые хотелось бы сделать. Периодически я что-то оттуда вынимаю. И недавно это был роман Владимира Набокова «Король. Дама. Валет». Спектакль для зрителей от 18 лет. Почему, к примеру, «Лолита» пользуется такой популярностью у киношников? Это произведение – готовый фильм. Видение Набокова настолько ярко, что режиссеру пройти мимо трудно. В романе «Король. Дама. Валет» есть все: прихотливый сюжет, неожиданная интрига, глубокие образы героев. Как будет выглядеть постановка, пока секрет. Скажу только, что это будет совершенно новая форма для нашего театра. Премьера планируется в начале октября.

Об энергообмене

– С первого взгляда, в театре все просто – актеры, спектакли, публика. Но в реальности мы имеем дело с энергиями. Действо на сцене – это энергообмен между артистами и зрителями. Если это происходит, тогда случается и спектакль. Если нет, то сидишь в зале и думаешь: «Когда же это закончится?» К сожалению, в 90 процентах театров я это и вижу. На сцене есть артисты, они говорят текст, но между ними ровным счетом ничего не происходит! Нет этой вольтовой дуги, и все бессмысленно. Моя задача – обеспечить такой резонанс между актерами, между сценой и зрителями, между театром и городом, и даже страной. Это в идеале. Как говорил Олег Ефремов: «У меня работа такая – всех напрягать».

О куклах

– Кукла появляется там, где человека мало. Это всегда обобщение, метафора. Например, у нас в «Играх сновидений» герой рождается, учится ползать, ходить, ему дают крылья, и он пытается взлететь… Может этот полет показать живой человек? Думаю, нет. Но не потому, что актер не в состоянии нацепить крылья и пролететь на тросике. Он сделает, но уровень обобщения будет не тот. Кукла – это, если угодно, и все человечество, и никто. Чувствуете разницу?
К тому же артист может работать на сцене сам, с марионеткой или с предметом. Бывают даже куклы-двойники, точные копии артистов. У нас есть куклы без глаз – только черные глазницы. В зависимости от подсветки и поворота головы это работает по-разному: куклы то будто щурятся, то словно плачут.

О Бабе-Яге и запретах

– Когда меня первый раз привели в театр, мне ужасно не понравилось – я испугался какой-то кошмарной Бабы-Яги. Образ, видимо, был нескладный. Но если найти удачную форму, на сцене театра кукол выразить можно все. Даже невыразимое! К примеру, показать странную мысль или дуновение ветра. Главное – для чего? Найдет ли это отклик в душе зрителя? Мы стараемся говорить с ним о том, что важно нам. И так, чтобы было интересно. От этого рождаются форма и изощренная, я надеюсь, метафоричность нашего театра. Но есть табу: показ прямого насилия и порнография.

О кассовых сборах

- Если вы зайдете к нам в кассу, то увидите, что на многие спектакли билетов уже нет. Но так было не всегда. Когда я пришел в театр 12 лет назад, в зале от силы человек тридцать-пятьдесят сидело. Театр мало был кому интересен в городе и в крае. Пришлось срочно все менять. Мне очень повезло. Вокруг идеи обновления театра сразу возник костяк очень творческих людей: это и актеры, и администрация, и дирекция театра. Я переманил своего давнишнего соавтора из Красноярска – художника Елену Мацкевич. Было не легко, но у театра вообще не бывает легких времен. Катастрофа для творческого коллектива – отсутствие идей. И это не зависит от уровня финансирования. Можно сделать гениальный спектакль, найдя на свалке три тряпочки. Была бы идея. Да, к нам приходит зритель. Но мне гораздо важнее, с чем он уходит. Бывают блистательные представления, но после них жить не хочется. Главное для меня, чтобы зритель уходил с ощущением, что мир прекрасен, чтобы увидел то, на что раньше не обращал внимание.

Фото Михаила СТУПИНА

Показать еще