Кубанские Новости
Культура
Ольга Островская

Почему Ромео из фильма «В бой идут одни «старики» хотел отказаться от главной роли своей жизни

Почему Ромео из фильма «В бой идут одни «старики» хотел отказаться от главной роли своей жизни
Рустам Сагдуллаев
Фото: Юрий Ходзицкий

Культовой картине почти 50 лет, но она до сих пор не сходит с экранов. Даже попала в Книгу рекордов Гиннесса по количеству зрительской аудитории и частоте трансляций. И в дни памяти Великой Победы неизменно приковывает внимание всех от мала до велика.

Знаменитый советский артист Леонид Быков в качестве режиссера, песни, ушедшие в народ, жизнь и судьба молодых летчиков, которых так убедительно сыграл звездный актерский состав киноленты. Естественно, что романтичный Ромео из кинокартины в исполнении Рустама Сагдуллаева полюбился многим. Актер дал эксклюзивное интервью «КН».

– Как вы считаете, в чем секрет популярности этой кинодрамы?

– Убежден, это феномен Леонида Быкова. Такие люди рождаются один раз в тысячу лет. То, что он смог сделать на съемочной площадке, мало кому из режиссеров под силу. Он участвовал в написании сценария, консультировался с прославленными летчиками, старался опираться на реальные события. Начиная от поющей эскадрильи, которая в свое время произвела впечатление на маленького Леню Быкова. Да и идею с нотами на фюзеляже Маэстро позаимствовали у настоящего командира эскадрильи Василия Емельяненко – тот до войны учился в Московской консерватории. И заканчивая знаменитыми фразами: «Махнул не глядя!», «Я бы, товарищ командир, еще больше фрицев сбил, да вы своим нижним бельем всех их распугали» – и привычкой механика крестить самолеты перед вылетом.

История Кузнечика тоже настоящая. В начале войны в биографии знаменитого летчика Виталия Попкова, дважды Героя Советского Союза, был такой факт. Когда внезапно налетел вражеский истребитель, все бросились врассыпную. Один Попков, прозванный тогда Кузнечиком, не растерялся и на первом попавшемся самолете взлетел и сбил врага. После заслужил звание «старика». С особым пиететом Быков собирал такие случаи.

680497.jpg

И ему удалось главное: он передал в фильме атмосферу войны. Критики потом возражали: «Одни песни, и где тут Великая Отечественная?» А настоящие ветераны сказали, что вот такой война и была. Многие узнавали в наших героях своих однополчан, друзей, командиров. Показана в картине и смерть. Например, эпизод с уходом Смуглянки. Но жизнь продолжалась: приходили новые летчики – «желторотики», обученные только взлету и посадке. И Леонид Федорович это передал – с песней, с юмором. Сколько бы ни смотрел этот фильм, он смотрится.

– Как вам работалось с Леонидом Быковым?

– Замечательно. До этих съемок я очень любил его как актера. А когда узнал, что он приглашает меня сняться в своем кино, у меня аж дыхание перехватило от счастья. Но вот дилемма: на тот момент я был занят в другой картине на «Узбекфильме». И тогда режиссер Равиль Батыров пошел навстречу и отпустил меня к Быкову – Леонида Федоровича все любили. Кстати, если заметили, в «Стариках» я все время в летном шлеме – это потому, что у меня были длинные волосы. Такая шевелюра нужна была для другой киноленты. Быков всегда был тактичным, спокойным, скромным. На площадке никогда ни на кого не повышал голос. Никогда! И эта атмосфера, мне кажется, чувствуется, когда смотришь фильм, – доброта, душевность передаются через экран…

Вы знаете, а я ведь решил уехать в самый разгар съемок.

– Что произошло?

– Я случайно увидел часть отснятого Быковым материала. И так я сам себе не понравился – жуть. На экране очень красиво смотрелись юная Женя Симонова, остальные ребята. А я на их фоне – вылитый бабай. Решил уехать – в слезах стал собираться домой. Леонид Федорович меня, конечно, остановил. Он мягко, по-отечески, со мной поговорил, добавив в конце: «Все будет хорошо. Веришь мне?» Я ответил: «Верю». Так и получилось. Было ощущение, что он всегда знал, кто ему нужен на ту или иную роль. А за Алексея Смирнова, который исполнил роль военного механика Макарыча, Быкову пришлось повоевать. Актера, сыгравшего простоватого тунеядца в «Приключениях Шурика», не хотел утверждать худсовет. А ведь Алексей Смирнов – единственный фронтовик из нас, кавалер трех орденов Славы. Во время войны он был разведчиком, в одиночку пленил 16 фашистов. Но этого киношникам было недостаточно.

Кадр из фильма. Рустам Сагдуллаев и Евгения Симонова

– Как же Быков добился его утверждения?

– Пошел на хитрость. В качестве кинопроб снял со Смирновым одну из последних сцен – помните, где Маэстро и Макарыч у памятника вспоминают однополчан? Смирнов смотрит в небо, не скрывая слез. Сильный эпизод. Он и растрогал членов худсовета. Между прочим, именно эти кадры и вошли в фильм. Смирнов отказался играть это во второй раз – сказал, что больше не выдержит – слишком тяжело. Кстати, есть тут и мистика. На финальных кадрах мы видим, как идет троица – Быков, затем Смирнов, последний – Кузнечик. Именно в таком порядке они потом ушли из жизни. Хотя в фильме они единственные, кто выжил.

– Вы рассказали о реальных историях, легших в основу сюжета фильма. А обратное было? К примеру, в киноленте ваш герой Ромео был влюблен в юную Машу, которую сыграла Евгения Симонова. Вам наверняка приписывали роман…

– Приписывали, конечно. Но ни о каких любовных отношениях не могло быть и речи. Женя училась на первом курсе Щукинского училища. Ей – 17 лет, мне – немногим больше. Мы были чисты и наивны. Один раз сходили на танцы, и все. А так, чуть есть свободное время – Женя книжки читает, к экзаменам готовится… Хотя с будущей женой Мариной я познакомился как раз на съемках. Но уже много позже – в 1987 году.

– Она актриса?

– Нет. Маришка – костюмер. Все началось с того, что она подшивала мне брюки для фильма. Причем они сели на меня идеально. А девчонки-швеи и пошутили, мол, где шоколадка? Я возьми и скажи: «Ей я могу и детей подарить». Потом увидел Марину уже на других съемках. И стал я ей записочки передавать через дочку своего друга. А она их даже не читала. Такого со мной еще не было! Мариша стала для меня настоящей загадкой. Месяц я за ней ухаживал, даже начал ей помогать таскать костюмы. Оказывается, она считала нас, актеров, сплошь бабниками. Но я ей доказал серьезность своих намерений. И подарил двух детей, сына и дочь, как обещал. Мы вместе более 30 лет. Нам с супругой даже дали медаль «За любовь и верность».

– Ваши дети имеют отношение к актерской профессии?

– Никакого! У меня нормальная семья (смеется). Поймите правильно, я люблю свою профессию. Горжусь своей ролью Ромео в фильме у Быкова. Но многие артисты, не только я, становятся заложниками одной роли. И режиссеры как один предлагают сыграть что-то подобное. Я, например, не так давно снялся в роли уже гражданского летчика в ленте «Большое небо». А когда сыграл предателя в фильме «Спецназ», в конце которого меня Балуев давит бронетранспортером, получил массу нелестных отзывов от зрителей: «Ты зачем такого негодяя изобразил? Да как ты мог?» И все. Меня даже перестали в такие картины приглашать. А у актера в сердце должен быть «неиссякаемый сундук» – мечты о принципиально новых ролях.

Показать еще