Кубанские Новости
Общество

Елена Малышева: «Ханжество — это лицемерная добродетель»

Елена Малышева: «Ханжество — это лицемерная добродетель»

В последнее время Елена Малышева шокирует своих целомудренных телепоклонников. То у нее в эфире некий юноша, призванный послужить просвещению масс, бестрепетно давит прыщи. То в медицинском всеобуче принимает участие крупномасштабный макет женского дет

То волшебным взмахом ножниц, отчекрыживающих ворот водолазки, любознательным гражданам показывают, как делается обрезание. Договорились встретиться на Тверской, в сетевом кафе, название которого ввиду популярности моей собеседницы я не назову, чтобы не рекламировать это достойное заведение. Пришли, сели. Я заказал себе капучино, Малышева — легкий салатик и кофе с обезжиренным молоком, без кофеина.

— В одной из ваших программ девушка ныряет в чашку кофе и выныривает оттуда с мозгом в руках. Кофеин стимулирует мозговую деятельность?
— Да, это психостимулятор.
—Тогда почему вы взяли кофе без кофеина?
— Потому что у меня гастрит, который я сейчас лечу. А лечение гастрита предусматривает отмену кофеина. Напиток от этого ничего не теряет. Кроме того, кофе без кофеина предупреждает развитие болезни Альцгеймера.
— Это научно доказано? Не шарлатанство?
— Чтобы понять, что шарлатанство, а что нет, надо просто знать, откуда эти данные. Если ты черпаешь информацию из популярной газеты или глянцевого журнала — это один разговор. А если из научной статьи в серьезном медицинском издании, где написано, по какой методике проводилось исследование, в чем заключалась гипотеза, подтвердилась ли она и т. п., то к такой публикации можно отнестись с доверием.
— Вы следуете всем этим рекомендациям?
— Каким?
— Ну, что можно, что нельзя.
— Тут правила простые. Первое: не курить. Второе: иметь нормальный вес (обхват талии у женщин не более 88 см, у мужчин — не более 94 см). Третье: избегать случайных связей. Четвертое: мыть руки перед едой.
— Вы никогда не курили?
— Никогда. Я же врач. В Америке считается, что курящий врач ничем не отличается от врача-алкоголика. Это ведь наркотическая зависимость. Если вас спросят: хотите врача-наркомана? — вы воскликнете: боже упаси! А курящего? Вы скажете: ну ладно. А в Америке это одно и то же.
— В ваши программы о здоровье, как я могу догадываться, приходят письма типа: «У меня псориаз. Что делать?» Или: «У моей жены язва двенадцатиперстной кишки. Что посоветуете?» К вам обращаются как к врачу или как к телеведущей?
— Только как к врачу.
— То есть за медицинской помощью?
— Да.
— Но на самом-то деле вы телеведущая. Вас не раздражает, что к вам обращаются как к эскулапу?
—Я не гламурный персонаж. Я врач. Больше того, я человек, серьезно образованный в области медицины, защитила две диссертации — кандидатскую и докторскую. И ко мне, естественно, обращаются как к врачу. Давным-давно, когда программа «Здоровье» только еще замышлялась, ее будущие создатели договорились, что это программа, которую ведет врач, и что к нему люди будут обращаться за помощью. Так было у Юлии Васильевны Белянчиковой, так происходит и у меня.
— Но вряд ли вы сами читаете всю почту.
— Мы создали справочную службу. И отвечаем на все, я это подчеркиваю, на все письма без исключения. На днях я была в Бакулевском центре, меня там остановил пациент и говорит: «Я вам писал…» Когда так начинают, я всегда боюсь, что дальше прозвучит: «…а вы мне не ответили». Но мужчина сказал: «Вы мне ответили. С вашей рекомендацией я позвонил в Институт нейрохирургии им. Бурденко, получил совет обратиться в их филиал, находящийся в Екатеринбурге. Я туда съездил, прооперировался. У меня все хорошо».
— Сколько человек работает над программой «Жить здорово!»?
— Мало. Шесть эфиров в неделю выпускают четыре редактора. Аналогичные программы обычно делают пять-шесть редакторских групп, в каждой из которых по три человека. Если же говорить о режиссерской группе, операторах, осветителях, звукорежиссерах, монтажерах, администраторах, графистах, то будет около ста человек. Но придумывают только четверо.
— А в справочной службе сколько народу?
— Там два врача.
— И они вдвоем способны ответить на десятки тысяч писем?!
— В любом деле очень важно все поставить на рельсы, нужна технология. Если ты врач, то обязан знать стандартные протоколы лечения. То есть понимать, какое лечение необходимо на первой стадии болезни, какое — далее, как действовать при таком-то развитии заболевания, а как при таком-то. Наша задача — для людей, которые к нам обращаются, найти нужных врачей. От нас именно этого ждут, и мы это делаем. У нас есть телефоны и адреса клиник, в качественной работе которых мы уверены. В эти клиники и направляем. Бывают непростые ситуации, когда мало одной клиники, необходимы слаженные медицинские усилия. В таких случаях мы куда-то звоним, объясняем, убеждаем и в конце концов договариваемся.
— Чем разнятся, на ваш взгляд, «Здоровье» и «Жить здорово!»?
— В программе «Здоровье» больше медицины. А «Жить здорово!» — это про то, что ты можешь сделать сам, не обращаясь к врачам. Это про жизнь. Про еду. Про дом. Про то, как избежать заболеваний. Поначалу в «Жить здорово!» мы просто использовали все, что было накоплено программой «Здоровье» за пятнадцать лет ее существования с моим участием (а вообще-то этой программе полвека). Затем «Жить здорово!» стала касаться разнообразных житейских тем, в итоге получилась просветительская программа об образе жизни. А «Здоровье» служит расширению кругозора. В этой программе — самые важные новости медицины, рассказ о серьезных открытиях в медицинской науке и практике. Раньше «Здоровье» было чуть посложнее для восприятия широкой аудиторией, теперь стало более доступным. Имидж ведущей «Здоровья» отличается от имиджа ведущей «Жить здорово!». Это видно даже по костюмам. В «Здоровье» на мне белый халат, а в «Жить здорово!» — яркие блузки и юбки колокольчиком. Это стиль конца 50-х — начала 60-х годов. «Жить здорово!» задумывалась как подсознательно радостный взгляд на жизнь. В ней действительно много вещей, благотворно действующих на подсознание. Например, трое моих соведущих. Это красивые, высокие, немыслимо обаятельные мужчины, причем абсолютно разные. Пригласив их в эфир, мы возродили забытые представления о настоящем мужчине. Как бы напомнили нашим зрителям, что настоящий мужчина — это не обязательно нефтяной магнат, вор или бандит. Это может быть просто профессионал высокого класса, состоявшийся человек, зарабатывающий приличные деньги.
— Где вы нашли соведущих?
— С одним из них я училась в одной группе в Кемеровском мединституте. Это доктор Герман Гандельман. Он высококлассный кардиолог, живет и работает в Израиле. Другой соведущий, Дмитрий Шубин, тоже бывший кемеровчанин; познакомившись с ним, я обнаружила, что мы из одного института. Он потом много лет проработал в Европе. Третий в этом славном ряду.
— Андрей Петрович Продеус. Он врач-педиатр, иммунолог, профессор, публикуется в известных на весь мир медицинских научных журналах. Работал в самой знаменитой медицинской школе мира — Гарвардской медицинской школе. Встретиться и пообщаться с такими людьми — уже счастье, а уж пригласить их на телевидение…
— На других каналах тоже выходят программы о здоровье. Вы смотрите их?
— Я смотрю все программы о медицине, выходящие в России. Некоторые прекращаю смотреть ввиду их бессмысленности. Смотрю также все, что выходит на английском языке. Поэтому без ложной скромности могу сказать: программы «Здоровье» и «Жить здорово!» — это мировые шедевры, превосходящие все аналогичные программы за рубежом. Мы делаем то, чего никто себе позволить не может. У нас сложнейшие химические опыты. У нас действующие макеты, над которыми работает целая бригада художников.
— Насчет этих макетов… Есть известная байка про знаменитого офтальмолога Филатова. Когда ему на юбилей преподнесли огромный глаз, он будто бы сказал: «Как хорошо, что я не гинеколог».
— Вот-вот, я часто слышу: «Зачем такой натурализм? Вы объясните на словах, не надо ничего показывать!» Ну что сказать на это? Когда я училась в аспирантуре, у меня был потрясающий научный руководитель — профессор Феликс Меерсон, ученый с мировым именем. Нас, молодых аспирантов, он учил писать статьи для научных журналов. Говорил: «Писать надо как в библиотечку солдата и матроса. Чтобы каждый дурак не пОнял, а понЯл». Вот и научно-популярную передачу о медицине следует делать точно так же. Собственно, в этом и состоит секрет нашего успеха. И, я думаю, нет оснований упрекать меня в вульгаризаторстве. Наша программа адресована массовому зрителю, поэтому должна быть максимально доходчива. И в ней можно рассказывать обо всем. В разговоре о здоровье не существует запретных тем. Почему мы рассказали про обрезание? Потому что это очень важно. Например, в североамериканских штатах обрезание сегодня делают всем мальчикам, независимо от религиозных предпочтений родителей (но, конечно, не вопреки их желанию). Обрезание производится как гигиеническая, а не как религиозная процедура. Эта операция стопроцентно спасает мужчин от рака полового члена. И с полной гарантией уберегает новорожденного ребенка от фимоза, парафимоза, баланопостита, тяжелейших гнойных заболеваний крайней плоти, при которых мальчик может лишиться всего полового члена. Мы рассказали об этой процедуре благородно, в присутствии раввина. Евреи ведь были кочевым народом, и обрезание, считаясь религиозным обрядом, для них являлось прежде всего гигиенической процедурой. Она позволяла мальчикам не болеть в дороге, где нет условий для содержания тела в чистоте.
— А в программе «Здоровье» у вас была тема… что-то типа «Мужчина в постели»…
— Не «Мужчина в постели», а «Мужские страхи».
— Пусть так. Но я хочу спросить: вы такие темы сами выбираете или продюсеры, вечно озабоченные рейтингом, вам их навязывают?
— Мой продюсер Алексей Пиманов настолько загружен работой, что ему в голову не придет прийти и сказать: «Слушай, немедленно сделай что-нибудь о сексе». У нас команда редакторов, с которыми мы вместе придумываем темы. Самые интересные темы — это темы, на которые в России боятся говорить. Например, эпидемия СПИДа среди подростков. Я подчеркиваю: эпидемия. Но родители считают неприличным дать подростку презерватив и сказать: «Дорогой мой мальчик (или дорогая моя девочка), может быть, сейчас у тебя никого нет, но неизбежно ты вступишь в новый этап своей жизни. Поэтому знай и помни: этот предмет тебя спасет». Десятки родителей, объятых ужасом и паникой, звонят нам в программу: «У моего мальчика СПИД! Что делать?» — «А вы хоть раз ему объясняли, как предохраняться?» — «Нет, мы стеснялись говорить на эту тему». Из ханжеских представлений о морали родители готовы рисковать здоровьем и жизнью своего ребенка. Поэтому когда меня упрекают в излишней, на чей-то взгляд, откровенности в обсуждении очень важных для здоровья вещей, я всегда отвечаю: ханжество — это лицемерная добродетель.
— Программа «Жить здорово!» превратилась чуть ли не в медицинскую клинику. В каждом эфире — прием пациентов. Кто эти люди?
— Это обычные граждане, девять человек. Все они проходят предварительное обследование.
— Где их обследуют?
— В разных местах. Скажем, готовилась программа о раке кишечника, и девяти будущим участникам этой программы в Институте колопроктологии сделали колоноскопию. Это дорогая процедура, но ее провели бесплатно, по заказу нашей программы, как это всегда бывает.
— Вы в эфире диагнозы ставите?
— У нас нет такой цели. Мы просвещаем, и только. В данном случае рассказываем, что такое рак кишечника, какие тут обследования необходимы. Да, все делаем очень понятно. Изготовляем огромных размеров толстую кишку и предлагаем нашим зрителям с помощью телеоператора по этой кишке «пройти», чтобы понять, что такое колоноскопия. После 47 лет такое обследование должен сделать каждый человек.
— По какому принципу отбираются герои программы?
— В ней может принять участие любой желающий. Самый простой способ — записаться на сайте Первого канала или на сайте программы «Здоровье».
— Желающих много?
— Много.
— Значит, все же отбор?
— По-разному. Понятно, что пьяных мы не можем вывести на площадку. Для остальных же — никаких препятствий. Мы только просим одеться нарядно, как в гости, а не как попало.
— Говоря о болезнях, вы всегда рекомендуете препараты для их лечения. Вас не смущает, что это прямая реклама?
— Как же врач, рассказывая о лечении болезни, может умолчать о лекарствах? Это безграмотность. Если мы говорим о болезни, то обязательно и о лекарстве. И люди нам за это признательны. Рассказывать о лекарствах — не значит рекламировать их.
— Вы применяете к себе те препараты, которые рекомендуете в телеэфире?
— Я не болею таким количеством болезней, о которых рассказываю. У нас в прошлом году было 256 выпусков программы «Жить здорово!» и 54 выпуска программы «Здоровье». Я не в состоянии иметь столько болезней и принять столько лекарств. Когда у меня возникают проблемы, я лечусь самыми современными методами. Я в этом смысле информированный, образованный человек, ориентированный на лучшие достижения мировой медицинской науки.
— Вы верите, что в здоровом теле здоровый дух?
— Это самоочевидно. Если физически вы себя хорошо чувствуете, у вас будет хорошее настроение.

Кубанские Новости – Логотип
Загрузка...
Новости от