Кубанские Новости
Общество

Владислав Косарев: «Сегодня надо петь лучше, чем вчера»

Владислав Косарев: «Сегодня надо петь лучше, чем вчера»

Он стал широко известен благодаря популярной телепередаче «Романтика романса». Потомки династии Романовых даже удостоили его особой, императорской награды. Королевский баритон Косарев покорил своим голосом всю Россию, но к нам на юг до сих

— Вы только вышли на сцену, моя соседка по креслу руками всплеснула: «До чего же мужик красивый!» А после концерта восхищалась: «Дает же Бог и красоту, и голос!» Любит вас публика, а какую публику любите вы?
— Конечно, и я люблю свою публику. Ради нее живу кочевой беспокойной жизнью. Бывает, летишь в самолете часов восемь. Летишь, летишь… За это время уже все свои программы перелопатишь на два года вперед. Наконец приезжаешь. Уставший с дороги — сразу на репетицию. Начинаешь работать, и настроение уже лучше, и усталость как рукой сняло. На другой день концерт. Цветы, аплодисменты… Думаю, ради такого позитива стоило восемь часов пролететь. И Краснодар не исключение.
У меня всегда складываются хорошие отношения со слушателями, которые любят и понимают настоящую музыку. Насчет комплимента поклонницы затрудняюсь с ответом. Своей внешности не придаю особого значения, да и в мужской красоте не разбираюсь. Бельмондо, Караченцов вроде не красавцы, но сколько в них пленяющей женщин мужественности, силы, страсти.
— А что в женщинах цените?
— Женственность и трогательную душевную нежность. Она проявляется, как свет души, — во взгляде, улыбке, жесте, интонации. В годы Великой Отечественной войны солдаты носили с собой фотографии любимых артисток Галины Улановой, Любови Орловой, Клавдии Шульженко… Вот это настоящие идеалы женской красоты!
— У вас есть фотография-талисман?
— Это портрет моей матери.
— Талант вам от нее достался?
— И от отца, у которого редкий драматический тенор. Голос у него и красивый, и сильный, как на Кубани говорят: «Поет, аж лампа тухнет».
— Восемь лет творческой жизни связывают вас с прославленным хором московской патриархии «Пересвет». Вы были и дирижером, и солистом. Разве из таких коллективов уходят?
— В какой-то момент показалось тесно. Появилось ощущение, что способен на многое, но простора для творческого самовыражения недостаточно. Эволюция такая: вначале движение вверх, потом по горизонтали, а что дальше? Вспоминаю «Пересвет» светло, но это уже пройденный этап. Сегодня мне как певцу приятней стоять к залу лицом, чем спиной, когда был дирижером хора.
— Но в одиночку в культуре выживать труднее…
— Совершенно невозможно. Но рядом со мной замечательные люди — продюсер, пресс-секретарь, администраторы, аранжировщики, гримеры, артисты моего ансамбля. Без команды немыслимы никакие достижения на сцене. Но выживать, ваша правда, нынче действительно трудно. Талант продюсировать и талант творить — это разные вещи. Без инвестиций в культуру, без грамотного менеджмента даже самые грандиозные, теоретически выигрышные проекты обречены на неуспех. В нашей жизни все стоит денег. Не буду вам говорить, в какую сумму обходится подготовка программы для симфонического оркестра, в частности, партитуры для оркестра, но, поверьте, сумма немаленькая… Все, что делается высокопрофессионально, талантливо и серьезно, требует солидных затрат.
— А еще, чтобы не разочаровывать свою публику, надо всегда быть в голосе. Как вам это удается?
— В искусстве, как в спорте, необходимо поддерживать форму. Поэтому я по примеру многих именитых коллег постоянно занимаюсь с педагогом. Ведь если поешь песни из репертуара Муслима Магомаева, Георга Отса, Владимира Трошина, слушатели невольно будут сравнивать. Понимаю: петь лучше этих корифеев невозможно, и в то же время не могу позволить себе петь хуже. Учусь до сих пор у Маттиа Баттистини, Андреа Бочелли, постоянно слушаю записи многих советских певцов. Вообще, каждая моя песня — это прожитая роль. Для меня главное на сцене — быть искренним. Пою под фонограмму только тогда, когда телевидение записывает сборные концерты. На канале «Культура», куда меня зачастую приглашают, 99 процентов всех передач идет с первого дубля.
Обычно вокалисты перед концертом отмалчиваются, берегут связки. У кого-то специальная диета. А я никаких особых ограничений не придерживаюсь. Люблю жизнь, музыку и женщин!
— Трудно представить «Романтику романса» без Святослава Бэлзы…
— Он незаменимый. Это был удивительный, благородный и очень светлый, открытый человек. Настоящий аристократ. Мне трудно говорить о нем в прошедшем времени…
— Судя по внешности, у вас в роду тоже аристократы были.
— Вышли мы все из народа.
— Предков-казаков не значится?
— Хотелось бы, чтоб были! Недавно заинтересовался историей казачества. Троцкий писал: «Казаки — единственное сословие русского народа, способное к самореализации. Именно поэтому они должны быть уничтожены». Запомнилась фраза, которую приписывают Наполеону: «Дайте мне две сотни казаков, и я завоюю весь мир».
— А как к казачьим песням относитесь?
— По духу я русский человек. Любовь к народным песням передалась от бабушки. У нас на Смоленщине она вела клуб русской песни. Собирала не старушек, а молодых девчат, наряжала в русские костюмы и разучивала с ними весенние заклички, обрядовые, в том числе и казачьи песни. Они по сравнению с русскими — совсем другие. Протяжные, строевые… В них интонации, ритмика… Сам по себе дух казачьей песни просто сшибает. Потихоньку стал включать их в свой репертуар. Экспериментирую, занимаюсь стилизацией, добиваюсь современного звучания, но без попсы… К сожалению, людей, которые чувствуют дух песни, занимаются народной культурой не для того, чтобы покрасоваться кокошником или игриво покрутить юбкой, не так много. В Москве, например, каждый год проходит интересный фестиваль «Этносфера», на который съезжаются джазовые, рок-музыканты, современные исполнители народных песен. На мой взгляд, это очень интересный и перспективный проект.
— А с профессиональными народными коллективами приходилось делить сценическую площадку?
— В 2008 году судьба свела меня с Кубанским казачьим хором в Сочи, в резиденции Владимира Путина. Никогда не забуду эту встречу. У Владимира Владимировича тогда собрались Буш, Кондолиза Райс, еще какие-то «випы».
Артистам для подготовки к концерту выделили комнату для переодевания. Обстановка за кулисами неформальная, задушевная. Кто-то товарища встретил, радостно похлопывает по плечу: «Сто лет тебя не видел! А ты поправился, Петрович…» И вдруг распахивается дверь. На пороге… Владимир Путин и Буш. Немая сцена. Джордж Буш сказал несколько приветственных фраз, Владимир Владимирович их перевел. Казачий хор молча все выслушал, внимательно посмотрел на Буша, и… тот как-то быстро откланялся и исчез за дверью!
— Теперь вы познакомились и с нашей Краснодарской краевой филармонией.
— По самому высокому баллу оценил бы мастерство и вдохновение оркестра Вадима Кузьминского. Из разговора с ним я узнал, что у вас есть программа «Музыкальная карусель». Вначале звучит классика, потом — музыкальные обработки. Концерты проходят просто на ура. Я очень рад этому!
— Говорят, какая жизнь, такие и песни.
— Да, это верно. Мои песни — это моя жизнь, с борьбой, преодолениями внутренних страхов и сомнений, с безудержной жаждой жить, любить, стремлением воплотить как можно больше идей. Мои песни — это зеркало моей души. Удивительное дело — многие песни я исполняю годами, но каждый раз они звучат по-разному. Например, «Ноктюрн» Бабаджаняна. Для меня это песня о бессмертии любви того, кто ушел, и того, кто остался. Это яркое, солнечное произведение. Сколько его пою, все время кажется, что до идеального исполнения надо еще расти и расти. Штампы в искусстве для меня неприемлемы. Как и конкуренция с коллегами. Конкурировать надо с самим собой, сегодня надо петь лучше, чем вчера. Только и всего!
Текст: Людмила РЕШЕТНЯК,
Краевая газета «КУБАНСКИЕ НОВОСТИ», №104, 27.06.2014.

Кубанские Новости – Логотип
Загрузка...
Новости от