Общество 09.10.2015 03:00

Наши родные герои. Непростая солдатская история

Наши родные герои. Непростая солдатская история

9 октября – День освобождения Краснодарского края от немецко-фашистских захватчиков, День завершения битвы за Кавказ, день освобождения Темрюкского района.

9 октября – День освобождения Краснодарского края от немецко-фашистских захватчиков, День завершения битвы за Кавказ, день освобождения Темрюкского района.

В честь этой славной даты мы возвращаемся к одной из самых дорогих редакционных рубрик «Наши родные герои». Ведь в ней мы рассказываем о своих близких людях и том, что они сделали для того, чтобы жили мы и наши дети. Сегодня мы публикуем статью Германа Джулаева, которую он написал о своем дедушке.

В неполные 30 тяжело уходить на войну. Особенно когда у тебя трое детей и скоро родится четвертый. Еще вчера ты возил горючее колхозной тракторной бригаде на своих любимых Гнедом и Карим, напевая «Из-за гор-горы», а сегодня утром по единственной улице хутора Суповский (ныне территория Адыгеи) промчался всадник с криком «Война!», и все поменялось. Мужчины колхоза «Советский пахарь» засобирались на фронт…

23 июня 1941-го ушел на войну мой дедушка, Сергей Петрович Братко. Раздал наказы сестрам и беременной жене, не зная, вернется ли. Дети мало что понимали. Бабушка Оля, плача, объяснила внучатам: «Война – это когда могут убить и вашего папу». Выживать колхозу было тяжело – без мужчин, лошадей и сельхозтехники. Женщины буквально надрывались. Потом пришли немцы. От отца вестей не было. Дети поняли, что значит «война».

От Крыма до Ауэ

Сергей Петрович стал ездовым, таская за собой гаубицу. Его часть первое время стояла на границе с Турцией: в СССР опасались удара с юга. Но в конце сентября 1941-го в тяжелое положение попали советские войска в Крыму. Деда вместе с пушками перебросили туда. В самый котел. Войска Манштейна сбрасывали наших в море. Ездовой Братко стал наводчиком, наши били по немцам и румынам прямой наводкой, но батарею разбомбили. Дед, получив тяжелую контузию и осколки в спину, попал в плен на 3,5 года. А ведь и двух месяцев не провоевал…

На теплушках русских из Крыма вывезли в Германию. По пути Сергей Петрович попытался сбежать со своим армейским другом, Ванюшей, которому тогда не было и 20. Ночью спрыгнули и бежали в поле. Искали с собаками. Нашли. Избили. Привезли в саксонский городок Ауэ, на границе с Чехией, на фабрику. Красили алюминиевую посуду.

Сергей Петрович стал жить по четкому распорядку: ранний подъем, фабрика, где надо было снимать кружки с конвейера, опускать в белую краску и снова ставить на конвейер. В обед – баланда, с редкими листиками брюквы, вечером отбой. Голод, холод. От краски дед заработал на всю жизнь астму.

Побег

В воскресенье выдавали талончик, можно было под присмотром выпить в городке две кружки пива. Но «исчезнуть» было невозможно, и побег для Сергея и Вани оставался мечтой. В лагере было много иностранцев. Узники создали интернациональную группу по организации побега. К сожалению, осуществить план мешали предатели. Их душили по ночам. План все время срывался. Дед часто пел любимую песню, что «родные не узнают, где могилка моя». Положение дел на фронте здесь оставалось загадкой.

…Однажды весной 1945-го немцы спешно заставили пленных рыть траншею возле ограждения. Изучив режим охраны, те решили бежать ближайшей ночью. Вырубили лопатами часовых, завладели оружием. Перестреляли фашистов, с потерями смогли угнать два грузовика. В пути нарвались на колонну эсэсовцев. Завязался бой. Первый грузовик прорвался. Второй подорвали гранатами, все погибли. Дед был в первом грузовике. Вечером беглецы встретились с американцами.

Случилось это 9 мая, как потом узнали, в день Победы. Американцы накормили русских и отправили к своим.

Встречи

Какой же это был счастливый вечер! Однако к радости примешивалась и грусть – все понимали, что с военнопленными еще будут разбираться. Но для начала их построили на плацу и предложили сходить в баню. Пошли с песней – дедушка был запевалой. Вдруг на хоздворе случился шум. Какая-то лошадь вырвалась из стойла и бросилась к поющим. Люди в недоумении расступились. Случилось невероятное: это оказался Карий, узнавший хозяина по голосу. Метка на левом ухе не оставляла никаких сомнений. Карий лизал лицо и шею, а хозяин стоял и плакал. Вот так судьба вновь свела их в Германии. Как хуторской конь попал сюда – один Бог ведает…

После первого хорошего знака последовал второй: начальство приказало сопровождать подводы с грузом и племенных немецких лошадей-тяжеловозов… в Армавир. Дедушка был счастлив. Домой добирались своим ходом, почти 10 месяцев. В Армавире Карий, изможденный военными дорогами, заболел и умер. Сергей Петрович очень горевал.

Домой рядовой запаса Братко прибыл в феврале 1946-го. Встречали всем хутором. Гармонь, песни. Младшая дочь Рая, которая родилась после ухода отца на войну, сказала: «Папа, а я вас сразу узнала».

Умер дедушка в 1992 году. Еще один воин из нашего «Бессмертного полка». Скромный и работящий, он войну вспоминать не любил. Но я часто приставал с вопросами. Внуку разве откажешь?

Победная разведсводка. Октябрь 1943 г. В приказе командующего Северо-Кавказским фронтом от 9 октября 1943 года говорится: «Сегодня, 9 октября 1943 г., войска 56‑й армии сломили последнее сопротивление врага и к 7.00 утра вышли на берег Керченского пролива. На Кубани и Таманском полуострове не осталось ни одного живого немца, кроме пленных. Последний этап битвы за Кавказ окончен. Ворота на Кавказ наглухо закрылись для врагов нашей Родины».

На фото: Сергей Петрович с женой Полиной Ефимовной.

Загрузка...
Новости от