Общество 15.05.2018 08:23
Анна Пчелина

Королева чистоты: кто наводит порядок в домах состоятельных краснодарцев

Елена Ордынец Фото: Михаил Ступин

… Эта женщина мечтала стать балериной, но нашла себя в сфере уборки богатых домов. Краснодарка Елена Ордынец рассказывает о ваннах с сигнализацией, домработницах с высшим образованием и о том, как правильно хозяевам строить отношения с домашними работниками.

- Вы убираете чужие дома уже 20 лет. Как правильно называются эти услуги?

- Все называют их клинингом, а я считаю, что правильнее будет - помощь по дому. Мы делаем то, что хозяевам не под силу: моем потолки, стены, люстры, мебель, складываем гардероб, развешиваем вещи по гамме, забираемся на чердаки, в чуланы, во все углы. Генеральная уборк,а в общем. Хозяева могут поддерживать порядок поверхностно, но залезть во все места, забраться помыть окна, постирать-погладить шторы – на это у них, допустим, времени не хватает.

- А если клиент живет на 20-м этаже, как вы окна моете?

- Мы и выше мыли. На Кубанской набережной - на 26-м.

- Со страховкой?

- Там очень ветрено, без страховки страшновато. Даже и со страховкой страшно.

Фото: Михаил Ступин

- А бывали травмы?

- Слава богу, ни разу. Мог кто-то со стремянки неудачно спрыгнуть, но без серьезных ушибов.

- Какой вид уборки самый востребованный в Краснодаре?

- Я думаю, каждодневная уборка, когда люди держат домработниц. Но последнее время я замечаю, что некоторые клиенты от этого отходят и больше выбирают генеральную уборку. Это связано с доверием. Чтобы не было лишних людей в доме постоянно. Бывает, что люди работают в доме какое-то время, а потом начинают воровать. Клиенты рассказывали, как им это тяжело: одному доверился, другому доверился…

- Может быть, люди отказываются от домработниц, потому что у населения стало меньше денег?

- Ну, может быть. Хотя, если честно, несмотря на то, что все говорят, что у нас кризис, я не вижу, чтобы богатые люди обеднели. Наоборот стали чаще выезжать на отдых. Смотрю по моим клиентам - нет кризиса.

Как-то мыли ванну, большую, на возвышении, и когда в нее кто-то залезал, чтобы потереть, сразу играла сирена, хозяин знал, что кто-то залез в его ванну. Или комод открываешь - и тоже сигнализация срабатывает.

- Говорят, в кризис бедные беднеют, а богатые богатеют. Ваши клиенты – в основном бизнесмены или бюджетники, чиновники?

- Бизнесменов больше. У бюджетников чаще встречается постоянная прислуга. Может быть, потому, что они больше общаются с людьми из простого круга и там находят себе надежных работников, а не привлекают кого-то по объявлениям? Не знаю, но к нам они реже обращаются.

- А есть среди ваших клиентов простые обыватели с небольшим кошельком. Например, бабушки на пенсии?

- Бывают. Но редко. Таким бабушкам мы стараемся делать дешево. Или вот вызвали нас однажды обслуживать женщину с травмой спины, она лежачая. Подруга решила поздравить ее с днем рождения – и пригласила нас (потому что детям некогда за ней ухаживать). Мы с этой женщиной остались в хороших отношениях, общаемся до сих пор.

- Как часто вас вызывают постоянные клиенты?

- Чаще всего – это когда уборка делается раз в месяц. Таких у нас человек пять. Потом – раз в три месяца. Но самое распространенное – это генеральная уборка раз в полгода. Тут не только постоянные клиенты, много вызовов.

Фото: Михаил Ступин

- Вас звали в необычные места? Художники, например, отмыть залитый красками сквот.

- Ну, у творческих людей мы бывали: у скульптора мыли окна в мастерской, у музыкантов уборку делали. Но там ничего необычного – много инструментов и литературы. Все просто у них.

- А у кого не просто?

- Многие клиенты стараются отличиться. Кто-то в мебели, кто-то в исполнении ремонта. Холлы, люстры, фонтаны в доме. Унитазы не из золота, конечно, обычные белые, но много необычного встречается и в санузлах. Из золота могут быть какие-то элементы: ручечка для спускания воды. Могут стоять дорогие мыльницы ручной работы. У одного бизнесмена в туалете были балясины. Я не увидела в этом ничего красивого, если честно. Больше беспокойства: чтобы не испортить, не зацепить, не поцарапать. Как-то мыли ванну, большую, на возвышении, и когда в нее кто-то залезал, чтобы потереть, сразу играла сирена, хозяин знал, что кто-то залез в его ванну. Или комод открываешь - и тоже сигнализация срабатывает.

- Экстренные уборки случаются?

- Бывает, уехали люди, а у них там наводнение дома, могут и ночью позвонить: спасите, помогите.

В уборке тоже должна быть логика, думать нужно и даже иметь творческое мышление. Не просто вытер, поставил и пошел. А вытер и поставил так, чтобы все сияло и дышало. Я понимаю, что есть результат, когда человек зашел после меня в комнату - и как будто в лес зашел, свежим воздухом дышит.

- Ваши клиенты – только частники или есть компании?

- Предприятия – редко. Больше, конечно, частные лица, женщины. Те, кто не занимается этой работой. А зачем заниматься, если есть возможность заняться просто собой? Мне понравилось расписание у одной женщины, на стене висело: с утра массажистка, потом йога, косметолог, укладка, макияж – и в таком духе до вечера. И так вся неделя.

- А как выглядит ваш день?

- Встал, собрался, полетел. Вечером тем же самым дома занимаешься, чем весь день на работе. Иногда, если муж с работы задерживается, сажусь почитать. Дети у меня выросли, у них уже свои дети, школьники. Мои дети профессиональной уборкой заниматься не хотят, я думаю, правильно. Я и сама вынужденно пришла в эту область, не готовила себя заниматься уборками.

- На кого вы учились?

- Я рано осталась без родителей, хотела поступать в мореходку – не взяли, в военное училище – тоже. Я была маленького роста и худенькая. Побоялись, что не выдержу физической нагрузки, хотя я сдавала все нормативы ГТО мужские. После 9 класса отучилась на повара-кондитера, но меня эта специальность вообще-то не интересовала, и я потом поступила в культпросветучилище на хоровое дирижирование. Потому что музыка – это то, чем я всегда хотела заниматься в своей жизни, музыкой и балетом. Если бы начать жить сначала, я бы обязательно стала балериной. Другое бы даже не рассматривала…

Потом я работала по специальности в доме культуры. А дальше началась перестройка, и музыкантам стало труднее зарабатывать, я устроилась в один дом гувернанткой: занималась с ребенком, и уборка на мне была. Через месяц хозяин попросил подъехать к нему на работу, он был врач-стоматолог, и оставил меня работать у него ассистентом. Он ставил учебный эксперимент: на моем примере хотел показать своим студентам, как человек, который не имеет никакого отношения к медицине, может за короткое время освоить специальность ассистента стоматолога. Так я стала работать ассистентом и учиться на кафедре в медакадемии.

Фото: Михаил Ступин

- У вас была возможность сделать медицинскую карьеру?

- Я не стала продолжать учебу. Мне нужно было детей поднимать. Жилья своего у меня не было, я очень хотела заработать побольше, чтобы поскорее что-то купить. В 90-е заработать в стоматологии можно было только, если у тебя была своя частная клиника. А я понимала, сколько стоит хорошее оборудование. Мне нужно было делать то, во что не придется вкладывать.

Сначала я просто подрабатывала уборками. Убирала по вечерам. Меня охотно звали, всем нравился результат. Говорили: посмотрите, как нужно убирать! И я поняла, что, действительно, далеко не все умеют чистить и мыть. Я взяла себе несколько девочек в обучение и стала брать больше заказов на уборку.

- В чем же хитрость хорошей уборки?

- Обычно люди не понимают, с чего начать и как продолжить. В уборке тоже должна быть логика, думать нужно и даже иметь творческое мышление. Не просто вытер, поставил и пошел. А вытер и поставил так, чтобы все сияло и дышало. Я понимаю, что есть результат, когда человек зашел после меня в комнату - и как будто в лес зашел, свежим воздухом дышит.

- Вы чем-то особенным моете?

- Нас часто спрашивают, чем мы моем, почему так сияют раковины, что за химия. К сожалению, в наших магазинах не продают хорошей химии, или она дорогая очень. Обычные средства больше портят, чем улучшают вид изделия. Я зачастую прибегаю к народным средствам, они эффективнее.

Фото: Михаил Ступин

- Почему вы набирали только девушек?

- Были и ребята у меня. Но ребята приходят деньги заработать, а не думать. Им нужно отдавать террасы, дворы вычищать, а мне-то в основном внутренние работы нужно делать. Держать ребят просто для того, чтобы что-то перенести, переставить – такой возможности нет. Может быть, и есть мужчины, которые творчески к уборке подходят, но я не нашла.

- Сколько сейчас человек у вас в команде?

- Стабильно пять, но на большие объекты подтягиваю до десяти.

- Есть среди них люди с высшим образованием?

- Да. Большинство. Когда я готовила и обучала домработниц, клиентки, бывало, меня специально просили присылать к ним человека с высшим образованием. Я спрашивала, зачем. «Чтобы было, о чем поговорить».

- Выезжаете каждый день?

- У меня от трех до пяти вызовов в неделю. Один вызов – это день-два работы. Холодная пора у нас в январе, недели три, когда совсем холодно. А все остальное время - горячая пора. Отпуска у меня нет.

Чувства подавленности у меня нет. Когда человек зарабатывает свои деньги честно, это не унизительно. Сами хозяева давно не относятся к нам, как к слугам, уважают.

- Вы много зарабатываете?

- Я не люблю открывать эти цифры. Вроде бы можно приблизительно сказать, что за 100 м2 мы берем в пределах 10 тысяч рублей. Но дело в том, что я не оцениваю работу в квадратных метрах. Это неточно и неправильно, хотя нам очень выгодно. За 1000 м2 идет другая цена.

Я оцениваю по сложности объекта: насколько загрязнено, есть ли высотные работы и так далее. Ну и расходы: мы вкладываем в химию, транспорт, зарплату, налоги, премиальные надо рассмотреть, подарки коллективу. Но по своей цене мы работаем уже восемь лет.

- Конкурентов много?

Сегодня уже очень много. Клининговые компании есть любых размеров и направлений, например, те, которые обслуживают только торговые комплексы или предприятия или такие, кто, как и мы, генеральную уборку делает. Что сказать о конкуренции? Уборщик – это как хороший парикмахер, наверное. К одному не попасть, другие свободны.

- Какая самая частая проблема у вас в общении с клиентами?

- Встречаются люди, которые относятся к тебе как к низшему, а не равному. Раньше такое встречалось часто, сейчас реже. Перелом произошел лет пять назад. Люди поняли просто, что доверяют нам свой дом, мы знаем, где у них что лежит. Если с клиентом нет нормальных отношений, я сама не пойду к нему работать, потому что мало ли что на нас скажут. Без взаимного доверия никак.

Фото: Михаил Ступин

- Наемных домашних работников в нашей стране не было десятки лет, общество только учится этой культуре отношений. Какие чувства вы испытываете, находясь в роли «слуги на день»?

- Чувства подавленности у меня нет. Когда человек зарабатывает свои деньги честно, это не унизительно. Сами хозяева давно не относятся к нам, как к слугам, уважают. Но бывает, что мы приходим в какой-нибудь дом и встречаем там других работников, строителей или ландшафтных дизайнеров, - вот у них зачастую случается пренебрежительное отношение. А клиенты, слава богу, такое себе не позволяют, даже уборщицами нас не называют.

- А были места, откуда не хотелось уходить?

-Есть дома, в которых приятно убирать, легко, свободно, даже несмотря на то, что объемы большие. Может, аура? А бывает, дом маленький, а в нем сложно находиться. И длится там уборка долго, в таких домах много всего наскладировано, пока все переберешь, пока разложишь со вкусом, так, чтобы человек увидел, чтобы почувствовал, что ты сделал в его доме что-то.

- В чем для вас удовольствие от работы?

- Удовольствие?.. От благодарности. И еще, когда команда слаженно, дружно все выполнила. Иногда бывает, что люди в коллективе вставляют друг другу палки в колеса. Тем самым себе же вредят.

- Что самое грязное обычно в доме?

- Санузлы. Кухня. Это у всех, везде. На кухне самое грязное место – плита, духовка и за ними. Посудомоечные машины часто бывают очень загрязненными. Почему-то люди им внимания не уделяют.

- Куда вас вызывают работать, в какие города, кроме Краснодара?

Сочи, Красная Поляна, Новороссийск, Геленджик, Анапа, Бетта, в стороне Ростова поселки – там, где лиманы. Едешь среди лиманов, никакого жилья, а потом среди камышей - дворец с красивым ландшафтом и лодками. Обычно мы сами добираемся, но в такие места нас везут, их найти очень сложно. А однажды даже в Москву приглашали. Но я сказала: в Москву – нет. Вот если бы в Лондон, то не отказалась бы (смеется).

Я всегда советую клиентам усвоить пару правил: никогда не занимайте денег своей домработнице (няне, повару) и не допускайте близких отношений. И особенно не стоит поверять личные тайны или рассказывать об отношениях с мужем.

- Были случаи, что к женщинам на работе приставали?

- Ко мне, слава богу, никто. Один раз на стройке, по пути к месту работы, к нашей девочке пытался пристать рабочий. Но она сказала: сейчас позову мужа! Ну и я вовремя появилась. Ничего не произошло. По телевизору показывают, конечно, всякие вещи в отношениях с нянями и домработницами...

Был у меня такой случай: я брала людей на обучение, а через пару лет, если человек себя хорошо показывал, направляла девушку работать под моим контролем домработницей. И вот одна из таких девушек решила обойти трехсторонний договор, обсудила это с хозяйкой, и они со мной в одностороннем порядке договор расторгли, а заключили новый – без меня. Хотя сумма была небольшая, я брала 100 рублей в день. Я тогда предупредила хозяйку, что если нет надзора, даже хороший работник себя может показать по-другому. Но она меня не услышала. И они с этой девушкой стали такими подругами!

Муж хозяйки возил эту девушку с работы домой на своей машине (хотя и автобусы хорошо ходили). Потом она заняла у них крупную сумму денег. Закончилось все тем, что на нее хозяева хотели завести уголовное дело – не смогла отдать деньги. Хотя под контролем она себе подобных вещей не позволяла. Но стоило клиенту дать слабинку….

- Что бы вы посоветовали тем, кто приглашает к себе работать прислугу?

Я всегда советую клиентам усвоить пару правил: никогда не занимайте денег своей домработнице (няне, повару) и не допускайте близких отношений. И особенно не стоит поверять личные тайны или рассказывать об отношениях с мужем. Расстояние важно. Работник должен быть работником, а хозяин – хозяином.

- А много у вас клиентов?

- Не меньше тридцати. Это постоянные, которые в течение многих лет уже обращаются. А есть и такие, кто звонит первый раз.

- Как вы видите свое будущее? До какого возраста будете продолжать работать?

- Мне 48 лет. Хотелось бы почувствовать себя полноценной женщиной, быть дома, быть полезной детям, провожать внуков в школу и встречать их. Чтобы мои дети могли спокойно работать, зная, что бабушка им поможет. Но наверное, это будут уже правнуки…

Новости от
Новости от