Общество 05.12.2018 08:37
Светлана Голуб

Монахиня мать Мария: почему жители Кубани хотели назвать ее именем аэропорт Анапы

Монахиня мать Мария: почему жители Кубани хотели назвать ее именем аэропорт Анапы

В середине октября стартовал конкурс по присвоению имен выдающихся соотечественников главным аэропортам в разных регионах России. Главное условие – они должны быть известны не только россиянам, но и иностранным гостям. В список вариантов для названия воздушной гавани Анапы вошла монахиня мать Мария.

Преподобномученица, детство которой прошло на кубанской земле, в имении деда – начальника Черноморского округа, генерал-майора Дмитрия Васильевича Пиленко.

Ее казнили в газовой камере Равенсбрюка 31 марта 1945 года, за неделю до освобождения лагеря Красной армией. В 2004 году Константинопольской православной церковью мать Мария была причислена к лику святых, и вот уже много лет к ней возносят свои молитвы во многих церквях мира. В Париже даже есть улица в ее честь.

О том, что связывает ее с Кубанью, с «КН» поделилась исследователь Зоя Лемякина – восстановлением исторической памяти о жизни монахини в Анапе она занимается более 20 лет.

Анапа как малая родина

С Зоей Николаевной мы встретились в анапском археологическом музее. Именно здесь она создала небольшую экспозицию, посвященную матери Марии. Как оказалось, когда-то монахиня частенько гостила в этом доме – в здании музея в свое время жили друзья семьи Пиленко. Из окна комнаты очень символично виднеется купол Свято-Онуфриевского храма, где Елизавета Пиленко – так звали монахиню в миру, крестила своих детей, крестников и даже венчалась.

– Родилась она 8 декабря 1891 года в Риге. Но детство и отрочество ее прошли в Анапе, – поведала нам Зоя Лемякина. – Здесь, на кубанской земле, у ее отца, Юрия Пиленко, было небольшое имение с виноградником.

Родители Лизы переехали в Анапу, когда ей было четыре годика, для вступления в наследство после смерти деда по отцовской линии – генерала Дмитрия Пиленко. В 1865 году в бывшем черкесском ауле Хан Чакрак он основал родовое имение, которое располагалось почти на трех тысячах гектаров земли. Такой участок в свое время ему даровал император Александр II за заслуги, проявленные во время Кавказской войны.

– Именно благодаря деду Елизаветы маленький захолустный городок Анапа прогремел на всю Россию, – добавляет историк. – Генерала считают родоначальником кубанского виноградарства и виноделия: он первым стал выращивать на Кубани, под Анапой, виноград. Посоветовал государю разбить виноградник в районе Абрау-Дюрсо.

Елизавета очень любила Анапу. Здесь рождался ее характер, похожий на «зимнее, бурное, почти черное море», здесь пришли к ней и любовь, и тоска одиночества. Отсюда, из Анапы и Джемете, она писала потрясающие по силе чувств письма в Петербург Александру Блоку. С ним она познакомилась в 1908 году на философском отделении Высших женских Бестужевских курсов. Попав под магию его стихов, она и сама стала писать.

– В 1910 году она вышла замуж и стала Елизаветой Кузьминой-Караваевой, а через два года выпустила свой первый поэтический сборник «Скифские черепки» – дань древности ее малой родины. Посвящен он «черноморскому побережью, своему Понту», как назовет его Александр Блок, – рассказывает Зоя Лемякина.

Спасла любовь

Супружеская жизнь оказалась недолгой. Еще будучи беременной, она не побоялась расстаться с мужем и вернулась в Анапу, в родительский дом.

– В Анапе Елизавета воспитывала свою дочку Гаяну. В октябре 1914 года она крестила ее в Свято-Онуфриевском храме, – говорит исследователь. – Интересно, что уже в те годы подвижница занималась благотворительной деятельностью: в нашем анапском археологическом музее хранятся свидетельства местных жителей о том, что Лиза Пиленко создала в Анапе приют для младенцев-сирот.

Революцию будущая мать Мария тоже встретила в Анапе и оказалась в самой гуще бурных событий, приняла на себя обязанности городского головы. Очевидцы тех дней рассказывали, как однажды она поговорила с матросами-анархистами, которые прибыли по морю в город за контрибуцией. «Отчаянная баба стукнула кулаком по столу: я – городской голова: денег вы не получите!» Она покорила всех своей смелостью, спасла анапчан и город от погромов. После прихода большевиков работала комиссаром просвещения и здравоохранения, помогала размещать раненых в санаториях, а при деникинцах чуть было не поплатилась за это жизнью.

– В марте 1919 года в Екатеринодаре она предстала перед военно-окружным судом деникинской армии по обвинению в содействии большевикам в Анапе, – говорит Зоя Лемякина. – За сотрудничество с новой властью ей грозила смертная казнь. Но за Елизавету вступились писатели Алексей Толстой и Максимилиан Волошин, которые написали письма в ее защиту. В итоге 27-летнюю подсудимую, которой грозила смертная казнь, приговорили к двухнедельному аресту. Мало того, ей удалось не только спастись, но и встретить новую любовь: она ответила на чувства члена Кубанской Рады Данилы Скобцова. В этом же году она вышла за него замуж и эмигрировала в Тифлис, где у нее родился сын Юрий. Крестила она его уже в Сербии под именем Георгия Скобцова, сына «казака станицы Урупской Кубанского края…».

Война, добро и зло

В 1920 году жизнь ее раскололась на две половинки. С мужем, дочерью Гаяной, только что родившимся сыном Юрием и мамой Софьей Борисовной Елизавете пришлось покинуть Россию навсегда.

– Уже за рубежом у нее родилась дочь Анастасия, но спустя четыре года она погибла от менингита. Елизавета не смогла ее спасти. И, к сожалению, ее смерть стала для нее только первым ударом. В 1936 году умерла ее старшая дочь Гаяна, – добавляет Зоя Лемякина.

Монашеский постриг она приняла в Париже под именем Марии, – так ее нарекут во имя Марии Египетской. Там же она основала благотворительную организацию и общежитие для русских эмигрантов.

– У нее скрывались от фашистов, а затем переправлялись в безопасное место евреи, французы, англичане, чехи, русские. Мятежная монахиня носила мужскую монашескую одежду, доставшуюся ей после лишенного сана и убежавшего иеромонаха, умела плотничать, малярничать, писала иконы, доила коров, ходила по парижским рынкам и набирала продукты, чтобы накормить обездоленных.

Такая деятельность не могла не привлечь к себе внимания со стороны оккупантов. 8 февраля 1943 года гестапо попыталось арестовать мать Марию. Но, не застав ее, они забрали сына – Юрия Скобцова. Когда монахиня узнала о случившемся, пришла в приют, надеясь его освободить, но была схвачена и отправлена в женский лагерь.

– Юрий погиб в Бухенвальде, мать Мария же находилась в лагере Равенсбрюк. Там она прожила два года: вышивала крестиком изображение Божьей Матери, держащей на руках младенца Христа, уже распятого на кресте. Верила, если успеет закончить свою работу, то останется живой. Не успела, погибла за месяц до освобождения, – говорит Зоя Лемякина.

Мать Мария погибла 31 марта 1945 года в женском концлагере Равенсбрюк в Германии. 17 января 2004 года Константинопольский патриархат Православной церкви соборно причислил к лику святых монахиню Марию. На родине в 1985 году указом Президиума Верховного Совета СССР Елизавету наградили орденом Отечественной войны второй степени посмертно как участницу французского антифашистского движения Сопротивления в годы войны.

Загрузка...
Новости от