Кубанские Новости
Общество
Иван Карасев

Виктор Будко: «Если просто сидеть и ждать, то ничего не получишь»

Корреспонденты «КН» побывали у юриста новороссийского филиала ВОИ Виктора Будко и узнали, какие дела ему приходится разбирать, отстаивая права маломобильных граждан.

Виктор Будко живет в Новороссийске с самого детства. Он стоял у истоков создания движения молодых инвалидов в этом городе. Ему 47 лет, работает юристом ВОИ. С 1999 года участвовал в сотне судебных процессов.

Иск – к незрячим

– Я инвалид с детства, попал в 1988 году в ВОИ благодаря первому председателю этой организации Петру Ходорченко, который подарил мне собранную своими руками инвалидную коляску, – рассказывает Виктор Будко. – Именно он предложил собирать актив. Мне тогда был 21 год. Я взял телефонный справочник Новороссийска и прямо по алфавиту начал всех обзванивать, чтобы выявить людей с ограниченными возможностями. Ведь до того момента никто не знал, сколько у нас маломобильных граждан.

Сейчас на учете в Новороссийском филиале ВОИ насчитывается около пяти тысяч человек. Теперь это самая крупная и активная организация в городе-герое.

Когда учился, уже тогда понимал, какая работа предстоит...

За плечами Виктора Будко Кубанский колледж экономики, культуры и права в Новороссийском филиале и Современный гуманитарный социальный институт в Армавире. Институт окончил в 2010 году, а первый судебный процесс состоялся еще раньше – в 1999-м. «Когда учился, уже тогда понимал, какая работа предстоит», – говорит Виктор Евгеньевич.

– А какой первый процесс был, помните? – спрашиваю у собеседника.

– Конечно. Я его благополучно продул. (Смеется.) Это был обычный иск. Хотел вступить во Всероссийское общество слепых (ВОС), но туда меня не хотели брать (по уставу нужно быть или сильно близоруким, или совсем уж незрячим). Знаете, редко так бывает, но в тот раз судебный процесс стал хорошим поводом подружиться двум сторонам. С того момента я поддерживаю тесные отношения с председателем ВОС.

Дело об электронной коляске

Самое сложное, изнуряющее дело, в ходе которого были изрядно потрепаны нервы нашего героя, – это процесс по инвалидной электронной коляске.

Виктору Будко несколько пришлось доказывать свою правоту. Иск включал две позиции. В 2017 году он обратился в Приморский районный суд за срок нарушения поставки товара (коляски). Забрали ее на ремонт в июне и обещали вернуть только в октябре. Это очень долго. Сначала Виктор обратился в прокуратуру, которая поддержала и внесла протест. Однако суд вынес решение не в его пользу.

Только в 2018 году при повторном рассмотрении дела иск Виктора Будко был удовлетворен и вступил в законную силу в 2019 году.

Та коляска, вокруг которой возник спор, до сих пор находится у поставщика. Ее только еще собираются ремонтировать.

– Если просто сидеть и ждать, то ничего не получишь, – уверен Виктор Будко. – Поэтому нужно было что-то придумать. После суда я позвонил в подмосковную Балашиху, где находится единственный в стране сервисный центр и торговое предприятие, самый крупный поставщик в стране медицинского оборудования. Прямо непосредственно в торговую марку инвалидных колясок. И сказал, что выиграл судебный процесс и теперь хочу подать новый иск – уже против них. Выслал претензию и все судебные решения. Буквально через две недели мне перезвонили. Сказали, что, учитывая сложную ситуацию и дорожа своей репутацией, компания отремонтирует две мои испорченные инвалидные коляски за свой счет. Проблема была в одном – как эти коляски доставить в Балашиху? В итоге помогли друзья и знакомые, собрав деньги на перевозку – 9 тысяч рублей.

Казус с троллейбусом

Прошу собеседника вспомнить нелепый или забавный судебный процесс.

– В Приморском райсуде было такое дело, – припоминает Виктор Будко. – В 2016 году я с другом ехал на работу из своего дома, где живу с мамой. Водитель с кондуктором не захотели опускать трап низкопольного троллейбуса. Инструкции у них остались старые, несмотря на то что машина была новой. Троллейбусная бригада долго препиралась на остановке, кто должен опускать трап – сам пассажир, сопровождающий или еще кто-то. Было смешно и грустно за всем этим наблюдать.

Виктор Будко подал иск и выиграл три тысячи рублей за причиненный моральный вред. Судья вынесла частное определение, что, если приобретен низкопольный троллейбус, нельзя работать по старым инструкциям.

– Сам судебный процесс был полезным, а вот ситуация казалась нелепой, – улыбается Виктор Евгеньевич.

Чертовщинка с лифтом

А два года назад в Виктором Будко приключилась будто чертовщинка какая…

– Это даже не чертовщинка, а непонимание ситуации, – считает собеседник. – Два года назад накануне новогодних праздников я приехал с работы домой. Приятели помогли мне добраться до лифта по пандусу, который, кстати, управляющая компания установила только после вмешательства прокуратуры. Когда поднялся на второй этаж в лифте, его двери заблокировались и остались открытыми. Благо что успел выехать оттуда. Но я сразу позвонил в технические службы. Лифт простаивал всего одну ночь… Вроде бы обычная стандартная ситуация, лифт 1987 года выпуска. Поломки случаются часто.

В жалобе соседи написали, будто инвалид ломает лифт своей электронной коляской.

Тем не менее старшая по дому начала собирать подписи и составила коллективную жалобу начальнику полиции Центрального района Новороссийска. В жалобе соседи написали, будто инвалид ломает лифт своей электронной коляской. Однако специального экспертного заключения, которое бы подтверждало эти слова, до сих пор Виктору Будко не представлено.

– Я до сегодняшнего дня не могу добиться, чтобы меня не обвиняли в том, будто ломаю лифт, – сокрушается Виктор Евгеньевич. – Судья не дает мне возможности заключить с соседями мировое соглашение.

Получается так, что в коллективной жалобе соседям отказывают, но и иск о клевете не принимают. Виктор Будко подозревает, что суд как бы соглашается с тем, что порча имущества инвалидной коляской могла быть… И продолжает направлять иски, а ему в них отказывают. Все идет по кругу.

Такая вот казуистика получается. Но Виктор Будко уверен, что только настойчивость в отстаивании своих прав, знание закона поможет проломить стену людского жестокосердия и чиновничьего равнодушия к проблемам маломобильных граждан.

Показать еще