Кубанские Новости
Общество
Ольга Захарова

Сергей Лавров: «Пока у каждого из нас есть любовь к России, нас никто не победит»

Сергей Лавров: «Пока у каждого из нас есть любовь к России, нас никто не победит»
Сергей Лавров.
Фото: Станислав Павлов

Министр иностранных дел РФ Сергей Лавров стал одним из первых гостей форума современной журналистики «Вся Россия», который стартовал в Сочи

Глава МИД встретился с участниками форума и номинантами первой национальной премии «ТЭФИ-Мультимедиа». Журналисты обсудили с Сергеем Лавровым актуальные вопросы геополитики, основные тенденции развития российских СМИ и что для главы МИД значит Россия.

Корреспондент «КН» побывал на встрече и собрал самые интересные моменты.

– Сергей Викторович, как российский МИД отреагировал на заявление президента Украины Владимира Зеленского, что для его страны существует вероятность полномасштабной войны с Россией?

– Я считаю, что эти комментарии не заслуживают внимания, мы привыкли к огульным заявлениям, насквозь пропитанным русофобией. И мне просто жаль, что президент Зеленский, который пришел к власти под другими лозунгами, теперь делает заявления вроде «если ты живешь на Украине и считаешь себя русским, то поезжай в Россию, здесь тебе делать нечего». Как он выполняет то, что обещал, мы все прекрасно видим. Вся череда законодательных инициатив направлена на подрыв каждого положения Минских договоренностей. Я вижу здесь отголоски КВН, может быть, таким образом Зеленский завоевывает сердца своих избирателей. Но это печально, если другого способа не осталось.

– Кого из руководителей других стран вы считаете профессионалами своего дела, с кем интересно работать?

– Подавляющее большинство моих партнеров – высочайшие профессионалы. Даже боюсь перечислить несколько фамилий, чтобы никого не обидеть. У всех министров иностранных дел главная задача – отстаивать интересы своей страны. И мы, естественно, руководствуемся тем же самым в нашей внешнеполитической концепции: создаем максимально благоприятные внешние условия для развития России, ее экономического роста, уровня жизни и безопасности населения, отстаивания прав россиян на международной арене, будь то граждане, которые путешествуют и живут за границей, или наши предприниматели, которые часто сталкиваются с дискриминацией. При этом мы никогда не уходим ни в конфронтацию, ни в самоизоляцию, мы открыты для сотрудничества со всеми.

Фото: Станислав Павлов

– На ваш взгляд, как будут развиваться события в Афганистане, каковы действия России и насколько это опасно с учетом близости к нашим границам?

– Насчет опасности в этом регионе: она была всегда. И главная задача тех объединений, которые созданы Россией, нашими соседями и другими организациями, – нейтрализовать эти риски. С талибами у нас не прерывался диалог уже несколько лет. Не мы одни, но и американцы, и европейцы, и китайцы, и другие страны разговаривали с ними на основе резолюции Совета безопасности ООН, которая прямо предписывает решать афганскую проблему. Очевидно, что разрешить нынешнюю ситуацию невозможно без объединения в политическом процессе. И мы за это выступаем с того момента, как президент страны сбежал из Кабула и талибы заняли территорию страны. Мы услышали и всячески поощряем заявление талибов, что у них нет намерений узурпировать власть, что они хотят сделать правительство инклюзивным и не намерены вторгаться на соседнюю территорию, а будут бороться с террористами в Афганистане. Мы с нашими центрально-азиатскими соседями уже ведем плотную работу. Состоялся в онлайн-режиме саммит стран договора коллективной безопасности плюс Узбекистан, который не входит в ОДКБ. Провели серию военных учений в Узбекистане. Делаем все, чтобы быть готовыми к любой ситуации.

– В четверг завершились переговоры президентов России и Белоруссии. Какие соглашения между странами вы выделите как принципиальные? Насколько реально формирование единой политики двух государств?

– Подписание документов состоялось сегодня. Я поэтому немного опоздал, поскольку был в Минске на заседании Союзного совета министров, где были подписаны основные направления реализации Союзного договора на 2022–2023 годы и 28 союзных программ, которые нацелены на гармонизацию жизни наших государств. Они включают цифровые аспекты, кредитно-денежную, социальную, таможенную, налоговую и социальную политику. Самое важное в этих документах то, что они существенно укрепляют позиции экономики обеих стран и создают дополнительные основы для формирования полноценной экономики Союзного государства Белоруссии и России. Президенты стран Владимир Путин и Александр Лукашенко констатировали, что вопросы введения единой валюты и создания союзного парламента не исключаются. Но в настоящий момент они не стоят на повестке дня.

– Как вы относитесь к новым медиа, которые работают вне рамок закона о СМИ: это блогеры, тиктокеры и другие?

– Я отношусь к современным СМИ как к явлению времени, как к неизбежному развитию технологий. Еще лет 20 назад никто не знал, что телефон можно носить с собой и всегда быть в курсе происходящих событий. Я еще застал время уличных автоматов за две копейки, и если у тебя нет монеты, то никто не узнает, что ты опаздываешь. Все это – проявление глобального развития общества. Наверное, это соблазнительно, поэтому многие молодые люди решают, что гораздо проще вести свой популярный блог, чем получить высшее образование. Но таких единицы, я убежден. У нас в министерстве тоже, особенно при Марии Владимировне (официальный представитель МИД РФ Марии Захаровой. – Прим. ред.) за последние пять лет, мы бурно и все больше расширяем свое присутствие в соцсетях, в том числе на иностранных языках. Насколько это конкурирует с классическими СМИ и взаимодополняется ими? Наверное, можно сочетать продвижение всех форм донесения информации до людей, оценить эффективность, наладить обратную связь. Я вижу главный вызов в том, чтобы качество классической журналистики перенесли в блогосферу.

– Как вы оцениваете возможности возобновления туризма в полном масштабе, когда это произойдет с учетом пандемии? Станет ли электронная виза доступна на всей территории России?

– Электронная виза с 1 января 2021 года действует повсеместно на территории России. Были пилотные регионы – Дальний Восток и Калининград, потом подключились Санкт-Петербург и Ленинградская область, сейчас она применима везде. Практическое применение электронной визы подвешено из-за пандемии. Это не наша функция, это в ведении оперативного штаба по предотвращению распространения коронавирусной инфекции, который возглавляет Татьяна Голикова (заместитель председателя правительства РФ. – Прим. ред.). Мы не можем говорить им снимать ограничения, потому что, к примеру, в Израиле вторая волна. У меня вчера был в гостях новый израильский министр иностранных дел, и я у него поинтересовался, говоря о туризме и вакцинах, почему они на днях приняли решение о том, что в Израиль свободно пускают иностранцев с сертификатами о прививках вакцинами, которые сертифицированы в Израиле и которые разрешены в ЕС. Я высказал недоумение, почему в этот список не включены и наши вакцины. Он обещал над этим работать. Переход к полноценным туристическим потокам будет постепенным. Сейчас весь мир идет на ощупь. Никто не знает, будет ли следующая волна и если да, то когда. Все заинтересованы в скорейшем возобновлении туризма.

– Вас, наверное, часто спрашивают, что такое Россия, какая она для вас. Что вы отвечаете?

– Россия – это твоя малая родина, твои предки, память о которых ты хранишь и к которым ходишь на могилы. Это твои родители, дай бог им здоровья, у кого они живы. Это друзья и ощущение корней. Я думаю, пока у каждого из нас это есть, нас никто не победит. Потому что, когда все это складывается вместе, это и есть Отечество, любовь к своей стране, настоящий патриотизм. Я именно так это воспринимаю. Сейчас в некоторых учебниках истории содержатся огромные пробелы касательно Великой Отечественной войны. Безобразие, конечно. В нынешних условиях, особенно с этими гаджетами, важно, как родители воспитывают детей в любви к своему дому, к месту, где ты родился. У нас это все-таки пока еще глубоко в генетическом коде сидит. У американцев это по-другому: родился в одном месте, потом уехал в другое место учиться, потом – в третье работать. Это у них в порядке вещей. Мы все-таки более консервативны – в хорошем смысле слова. И, мне кажется, это надо беречь и лелеять.

Показать еще