Кубанские Новости
Общество
Полина Фалина

Главный Дед Мороз Кубани Валерий Трифонов: «Я верю в чудеса»

Главный Дед Мороз Кубани Валерий Трифонов: «Я верю в чудеса»
Валерий Трифонов
Фото: Антон Приходько

Валерий Трифонов уже 56 лет играет роль новогоднего волшебника.

Начинал в Томском театре, затем по приглашению переехал в Краснодар. Какое-то время работал в Театре кукол. В 1993 году вместе с Леонардом Гатовым и еще тремя актерами открыл Новый театр кукол. Он – бессменный Дедушка Мороз и в “Новогодней фантазии” творческого объединения “Премьера” играет новогоднего волшебника с первой постановки. Вообще за актерскую карьеру им было сыграно более 50 ролей, главная из которых – Дед Мороз. Впервые Валерий Павлович надел шубу волшебного Деда в 1965 году, еще в армии.

– Помните, как в первый раз вышли играть Деда Мороза?

– Это было в военной части, в Сибири. Меня спросили: “Ты артист?” “Артист”, – говорю. “Значит, будешь Дедом Морозом, надо поздравить Дом офицеров”. А мне 19 лет, я худенький, голос тоненький. До армии я играл в театре только юных пацанов и даже девчонок. Ничего, справился. В армии мой голос укрепился, стал более низким. Никто меня не учил речи, я просто сам стал разговаривать совершенным басом. После армии стали приглашать на эту роль сначала в Томске, потом в Тюмени. Объездил как Дед Мороз весь север страны: и на оленьих упряжках, и на вездеходах, и на собаках. Кстати, как-то была такая история. Мы поехали поздравлять оленеводов, и меня доставили в место назначения на вертолете. Вокруг юрты, олени, горы снега. И я только поздравил всех с Новым годом, прибегает пилот: «Пурга начинается! Надо срочно улетать». В этих местах непогода может затянуться и на месяц. И никак уже не вылетишь оттуда. Мы вылетели, но в Салехард уже добирались на собачьих упряжках. Над головой появилось красивое северное сияние. Это было незабываемо.

– А ваши детские подарки помните?

– Мы жили с мамой в небольшом сибирском поселке. Время послевоенное, тяжелое. Радостью было, когда мне давали приглашение на новогодний праздник – вот где веселье с песнями и танцами. Там я и увидел в первый раз Деда Мороза. Ну а дома мама украшала елку конфетами, орешками и мандаринами. И пока она не видит, я срывал потихоньку эти сладкие украшения – и в рот (смеется). Других подарков у меня не было: даже обычных игрушек в поселковых магазинах днем с огнем не сыскать.

– Кем вы мечтали тогда стать? Не Дедом же Морозом?

– В детстве меня все называли “Артист”. Я и мечтал им быть. Хотя всегда слыл озорником, часто дрался, меня даже из школы выгнали в 7-м классе. Чтобы хоть как-то урезонить, мама отправила меня трудиться на мебельную фабрику. Позже я окончил вечернюю школу, культпросветучилище и устроился работать в театр кукол в Томске.

– Правда ли, что на роль Деда Мороза вас благословил сам Александр Хвыля – знаменитый Морозко из киносказки?

– Да, это мой учитель. Мы встретились в Москве, на “кремлевских елках”. Он посмотрел на меня, послушал и сказал: “Будешь Дедом Морозом”. Я говорю: “Так я уже”. Он говорит: “Тогда выйдешь на сцену”. И я выходил пару раз, работал под его фонограмму. Я худой был в ту пору, и мне приходилось под шубу Деда Мороза надевать еще тулуп, чтоб выглядеть солидно, как Александр Хвыля. Мне было тогда 24 года.

– Вы верите в чудеса? Случались ли они в вашей жизни?

– Конечно, верю. Однажды был у меня такой необычный случай. Меня пригласили на “елку” в православную школу при храме Рождества Христова в Краснодаре. Я приехал, как всегда, разыгрываю представление перед ребятишками. Смотрю, мальчик сидит, симпатичный такой. Я к нему: “Как тебя зовут?” Он: “Сережа”. – “Что ты хочешь на Новый год, какой подарок?” Он посмотрел своими огромными глазами на меня и произнес: “Маму”. Я опешил. Оказывается, детки были детдомовские, а меня не предупредили. Сережа продолжил: “Хочу, чтоб за мной пришли родители и покатали меня на санках”. Я попросил организаторов, они съездили в магазин, купили ему санки. Когда представление заканчивалось, салазки как раз подоспели. Я вручил их Сереже: “Вот тебе санки, желаю, чтобы в Новом году ты на них катался уже с мамой и папой”. Ух, растрогал он меня до глубины души… А поздравление это снимало наше местное телевидение. И с пылу, с жару, дали в эфир репортаж об этом мальчике, санках и празднике в этот же день. Вечером мне позвонили продюсеры: “Валерий Павлович, у нас звонки со всего края, много желающих усыновить Сережу”. Вот так нашлись его родители.

– Вы более 50 лет работаете с младшим поколением. Видите разницу между детьми тогда и сейчас?

– Нет, дети есть дети. Изменилось только качество подарков. Так, если раньше они просили кукол и машинки, то сейчас – смартфоны, планшеты, а недавно один мальчик попросил у меня мотоцикл. Думаю, дело не в подарках. Все-таки каждый ждет от зимнего волшебника если не чуда, то хотя бы доброго слова. Обязательно нужно подбодрить, похвалить за что-то. По-настоящему хороший Дед Мороз – тот, кто искренне любит ребятишек. Например, у меня ко всем индивидуальный подход. С маленькими я более ласково разговариваю: “Ты мой хороший, с наступающим тебя”, с тем, кто постарше, я общаюсь более серьезно, ну а с большой сцены мой голос звучит торжественно. Так что я разный.
Нужно знать, как заговорить с малышом, чтобы он не испугался, как привлечь внимание целого зала детей, чтобы они перестали баловаться. Не будет этого подхода, не любишь ты детей, ничего у тебя не получится, какой бы красивый костюм ты ни надел.

– Бывало, что дети не верят в то, что вы настоящий, пытаются, к примеру, оторвать бороду, чтобы проверить?

– Нет, такого не было. Обычно все верят. Как-то мальчик подошел, взял меня за руку и сказал: “А вот это настоящий Дед Мороз!” Кстати, уже сложилась такая традиция – прикоснуться к Деду Морозу на счастье. Мамочки просят меня подержать за руку их чада. Или вот еще – рядом с Дворцом искусств ТО “Премьера” есть ЗАГС. Так молодожены приходят ко мне за благословением: “Дедушка Мороз, пожелайте нам чего-нибудь хорошего”. Или девчонки спрашивают: “Когда я выйду замуж?” Я предсказываю – все сбывается. Только я обязательно должен быть в костюме волшебного Деда, без этого никак!

Показать еще