Кубанские Новости
Общество
Александра Кошелева

Дмитрий Антониади: «Настало время на основе собственных ресурсов сделать кубанский энергохаб»

Дмитрий Антониади: «Настало время на основе собственных ресурсов сделать кубанский энергохаб»
Дмитрий Антониади
4 сентября в России отмечается День работников нефтяной и газовой промышленности.

Накануне профессионального праздника мы встретились с известным российским нефтяником, заслуженным работником нефтяной и газовой промышленности РФ, доктором наук, профессором Кубанского государственного технологического университета, директором Института нефти, газа и энергетики, автором более 200 научных работ и монографий, Дмитрием Антониади.

– Краснодарский край – родина нефтегазовой промышленности страны, но сейчас добываем не так-то много. Как сегодня выглядит нефтегазовая промышленность Кубани?

– Когда-то мы добывали более 7 миллионов тонн нефти и до 20 миллиардов кубометров газа. Сегодня все гораздо скромнее. Наши месторождения в основном старые или, как интеллигентно их называют, «зрелые». К сожалению, сегодня во всем мире нефтяные компании нацелены на «новые запасы». Считается, что новые месторождения разрабатывать выгоднее. Но в России 70 процентов запасов – это «зрелые» месторождения, и на Кубани таких большинство. Уверен, рано на них ставить крест – сегодня есть современные технологии, которые способны реанимировать эти месторождения и сделать их рентабельными. Я уверен, это очень перспективно, особенно для Кубани, и мы над этим работаем.

Сегодня в нашем крае активно развивается переработка нефтепродуктов и многие сопутствующие направления. На Кубани отличная логистика, наш край стал транспортным хабом, в том числе и для нефтяной промышленности. У нас работают нефтеперерабатывающие заводы, к примеру, крупнейшие в стране предприятия «Роснефть-Кубаньнефтепродукт» и «ЛУКОЙЛ-Югнефтепродукт».

Добычей нефти и газа у нас занимаются два предприятия. У нефтяников это «Роснефть-Краснодарнефтегаз», у газовиков – «Газпром добыча Краснодар».

Кстати, сегодня газовики начали добуривать Крупскую площадь, ближе к Тамани. Возможные запасы оценивают до 200 миллиардов кубометров, это значит – можно добывать от 2 до 4 миллиардов в год. Я считаю, настало время на основе собственных ресурсов сделать собственный кубанский энергохаб. Это приведет к снижению стоимости электроэнергии в крае.

– Во времена СССР Кубань была экспериментальной лабораторией для нефтяников и газовиков всей страны, а как сейчас обстоят дела?

– Да, в крае было одно из крупнейших научно-производственных объединений в СССР. Когда возникала проблема в стране, мы на Кубани ее решали. Изучали со всех сторон, экспериментировали, а потом внедряли. Мы занимались не только наукой, мы помогали осваивать месторождения по всей стране – вводили их в разработку с использованием наших технологий. Когда нам не хватало, например, «железа», мы создали завод и конструкторское бюро в поселке Черноморском, собрали специалистов и уже через 3 года стали выпускать все необходимое для внедрения наших же технологий оборудование. Так и надо делать.

У нас в крае сильнейшие нефтяники и газовики – и ученые, и производственники. В Институте нефти и газа мы готовим специалистов по всем направлениям ТЭКа и всем видам энергетики. Наши выпускники работают в руководстве крупнейших энергокомпаний России. В аграрном и технологическом университетах очень сильные кадры. Пора объединить усилия научных институтов и проектных организаций с университетской наукой.

К тому же в крае есть две экспериментальные площадки – «Газпром добыча Краснодар» и «Роснефть-Краснодарнефтегаз» и пять крупных нефтеперерабатывающих заводов. Пожалуйста, площадка есть.

– Институт нефти и газа мог бы стать координатором?

Не то что мог, он должен им стать. Потенциал у нас высокий, плюс опыт и знания.

И еще я ставлю перед собой задачу – создание Высшей школы нефтегазовой энергетической инженерии. Такой, какой она должна быть с позиции развития науки, технологии и бизнеса. Для того чтобы научить будущих инженеров реальной науке. Наши инженеры обязаны быть многопрофильными, должны знать в том числе и цифровые технологии. Это основа будущего образования. В этом плане я завидую маленькому нефтяному институту в Альметьевске, в который «Татнефть», не задумываясь, вкладывает большие деньги. Там уже построили кампус будущей Высшей нефтяной школы. Считаю, отличный пример для наших нефтегазовых компаний.

Посмотрите, в каком крае мы живем – сколько направлений еще можно развить и сделать его еще богаче. Очень хочется реализовать то, что накоплено десятилетиями.

– Вопрос на злобу дня. Как вы думаете, смогут ли западные санкции задушить нашу «нефтянку»?

– Нам боятся нечего. Если раньше средняя цена газа в Европе была порядка 100 долларов, то сейчас 3000. По последним данным, бюджет России получил за полгода на 30 процентов больше, чем в прошлом году, хотя нефти и газа продали меньше. Альтернативы газу в современной энергетике нет. С нефтью могут быть какие-то ценовые горки, но не настолько ужасные, чтобы наша экономика разрушилась. А потому мы продаем меньше за большие деньги, и я этому как профессиональный нефтяник очень рад. Я считаю, чем меньше мы добудем нефти и газа и куда-то продадим, тем больше останется нашим правнукам.

Мы богатая страна, Кубань богатый ресурсами регион. Да, сегодня возникают проблемы с логистикой, но они решаемы. Добыча нефти и газа в Краснодарском крае есть и будет, я думаю, еще мои внуки будут ей заниматься.

– Для вас День нефтяника – праздник двойной…

– Тройной. День нефтяника, День знаний, а еще и день рождения. Я хочу всех нефтяников, газовиков поздравить с нашим праздником и сказать: не бойтесь ничего, нефтяная газовая промышленность Кубани жива и будет жить! И дай Бог всем здоровья и счастья.

Показать еще