Кубанские Новости
Общество
Лилия Матонина, «Краснодарские известия»

Жители Херсона: при СССР у нас было все, а сейчас ничего не осталось

Жители Херсона: при СССР у нас было все, а сейчас ничего не осталось
Фото: Денис Яковлев, «Краснодарские известия»
Истории жителей Херсона, эвакуированных в Краснодарский край.

По разным данным, на Кубань прибыло от 10 до 13,5 тыс. человек, в основном женщины, старики, дети. Одни, напуганные обстрелами и потерявшие свои дома, хотят остаться в нашем крае, другие планируют вернуться домой, как только все успокоится.

«Мы не из пугливых, но пожить еще хочется»

С Оксаной и Светланой, жительницами Херсона, мы познакомились на вокзале Анапы, когда они только приехали, эвакуировавшись с левого берега Днепра.

— Десятого октября горожане стали потихоньку выезжать, а 24-го уже вовсю бежали. Мы не из пугливых, но пожить еще хочется. У меня 8 внуков, нужно их на ноги поставить. Когда все закончится, хочу вернуться в родной Херсон, — рассказывает Светлана.

Оксана, которая приехала к нам с двумя сыновьями-подростками, родилась в этом же городе, она еще до начала военных событий успела узнать, что такое ностальгия. Однако больше всего горюет о тех временах, когда все мы были единым государством.

— Я, конечно, хочу обратно. Был такой момент в жизни, когда уезжала в Башкирию. Там поняла, что такое тоска по дому. И в том, что сегодня происходит на Украине, я не могу винить Россию. В советские времена у нас в городе действовало более 40 процветающих производств. Мы ловили рыбу, делали кирпич, кафель, вермишель, консервы. Был свой текстиль, мы шили все — от трусов до пальто. Работала обувная фабрика. Я уже не говорю про мореходку, академию. У нас было все — и ничего не осталось. За 30 лет все разрушили и разграбили. И мы очень надеемся, что Россия снова все восстановит, — говорит Оксана.

«Как только перестанут стрелять, поедем до дому»

Валентину Федоровну и Наталью Алексеевну мы встретили в одном из самых крупных санаториев Анапы, где сейчас проживают жители Херсона. В номере, куда поселили женщин, — современный телевизор на стене, интернет, мебель и кондиционер, душевая и туалет. Они сами приглашают нас пройти. Мы успеваем задать лишь один вопрос, а потом только слушаем… Люди по-разному реагируют на стрессовые ситуации. Кому-то просто необходимо высказаться.

— С самого начала пути мы чувствовали заботу и внимание: на теплоходе до Джанкоя, в поезде до Анапы. И здесь, конечно. Мы довольны, что нас приняли без долгих разговоров. Кормят, поят. Но ждем, когда можно будет вернуться. Там у нас хата, всю жизнь добро наживали. Что вы! Как только перестанут стрелять, поедем до дому, — вздыхает Валентина Федоровна.

Спрашиваем наших новых соотечественниц, как они относятся к тому, что теперь мы снова — одна страна.

— Да рады! Мы жили в Союзе, все хорошо у нас было. Я русская, родилась в Вологодской области. Как-то в 21 год приехала в отпуск в Украинскую ССР да и осталась: тепло, фрукты растут. Я работала в школе. Мы в обязательном порядке — и взрослые, и дети — изучали украинский язык, украинскую литературу. Это считалось нормой. Жили вместе, дружно и не ссорясь. А после развала СССР началось: русские стали не у дел, и с каждым годом все хуже и хуже. Сегодня же мы снова сплотились: в одних автобусах, поездах и украинцы, и русские ехали подальше от бомбежек из Херсонской области, — рассказывает Наталья Алексеевна.

По ее словам, даже проживая на Украине, получать высшее образование дочь и сына отправили в Россию. Лечиться тоже ездили в Вологду.

— Одно время, уже после развала Союза, так трудно стало жить, что пришлось, каюсь, самогон продавать. А что делать — пенсию не платили полгода! Так вот и жили. А сейчас решила уехать, когда разгромили нашу дачу: стекла от теплиц разлетелись по всему двору.

Все дети нашей героини уже давно живут в Краснодарском крае, но Наталья Алексеевна все же мечтает вернуться в Новую Каховку, сейчас имущество там охраняет муж:

— У нас же там город-сад! Кто же по своей воле навсегда его бросит?

Показать еще