Кубанские Новости
Борис Золотов

Кубань рассчитывает на достойный урожай белого зерна

Кубань рассчитывает на достойный урожай белого зерна
Фото: Юрий Ходзицкий

В крае прошел смотр состояния посевов риса. Специалисты делают оптимистичные прогнозы.

Минувший засушливый год дал богатую пищу для размышления рисоводам Кубани. Ценой больших усилий, в том числе и переброски воды из Ставропольской оросительной системы в реку Кубань, в Краснодарское водохранилище и затем – в рисовые оросительные системы нашего региона, удалось спасти дозревающий рис и получить высокий урожай.

Нынешний год – полная противоположность году минувшему. Обилие влаги в бассейне главной реки края, прошедшие ливни на юго-западе региона привели к другой крайности. Сейчас идет интенсивная работа по освобождению рисовых чеков от излишней воды, которая может привести к значительному снижению будущего урожая.

О ситуации в отрасли и о том, что показал детальный объезд рисовых систем, нашему корреспонденту рассказал заместитель министра сельского хозяйства и перерабатывающей промышленности Краснодарского края Михаил Тимофеев.

Краснозерному рису – надежный заслон

– Михаил Николаевич, после осмотра посевов прошло время, и, как говорится, уже не по горячим следам можно детально проанализировать состояние рисовых чеков.

Тимофеев Михаил замминистра 300.jpg
Михаил Тимофеев
– У нас работали четыре группы. Каждой достался свой участок рисовых систем. Ведь одной комиссии объять необъятное просто не под силу. Потом подвели итоги и обобщили увиденное.

Прошедший смотр культуры земледелия рисовой оросительной системы позволил оценить выполненную работу всех структур, связанных с мелиоративным комплексом края, не говоря уже об оценке состояния посевов.

– А вы лично в каком районе побывали?

– В самом рисосеющем – Красноармейском. Посетили семь хозяйств, и, в принципе, везде ситуация в своей основе одинаковая: зреет хороший урожай. На полях, которые были засеяны первыми, рис уже прошел фазу цветения. На других полях – дружно цветет. И это хорошо.

Важно теперь, чтобы он спокойно дозрел. А спокойно, как вы знаете, не получается. Циклон на следующий день после смотра накрыл юго-западную часть края. Затопленными оказались 12 тысяч гектаров, то есть десятая часть посевов. Но об этом мы поговорим чуть позже. А пока подытожим действительно хорошую картину на тех полях, которые не затронули ливни.

С определенной долей уверенности можно сказать, что урожай будет не хуже, чем в прошлом очень сложном году. Но сами понимаете, что урожай не тот, что в поле, а тот, что в закромах.

– Но какие-то недочеты вы все-таки наверняка обнаружили?

– Конечно, ведь на это и нацелен смотр. Хорошее видится на расстоянии, а вот недочеты важно найти и детально проанализировать. Бросается в глаза если не обилие, то достаточно большое количество на некоторых чеках краснозерных форм риса. Это тот рис, который остался после уборки и перезимовал. Краснозерные формы риса гораздо раньше созревают. Если основной массив только начинает цвести, то дикий рис уже отцвел и провоцирует опасное заболевание – пирикуляриоз, с чем рисоводам приходится неустанно работать. Задачу в этом плане ученые определили. В основе лежат технологии. Там, где рис по рису сеется второй, а бывает, и третий год, в зиму обязательно надо делать перепашку земли. Таким образом мы уйдем от диких форм.

Они могут появляться и там, где сеют рис после пропашно-технических культур. На это надо обращать самое пристальное внимание. И надо качественно подрабатывать семена. Другого не дано. Подработка семян и обработка почвы – главные условия в борьбе с дикими формами риса.

Ровный чек – ровные всходы

– В одном из хозяйств, осматривая посевы, вы отметили, что такого риса еще не видели. И это за десятилетия работы в рисовой отрасли. Так ли это?

– Действительно, местами рис выглядит просто здорово. Особенно на тех полях, где регулярно, раз в три года, проводят лазерную планировку чеков. Да теперь уже не просто лазерную, а с применением космических технологий. Ежегодно в среднем по краю рисоводы планируют около 30 тысяч гектаров. Точечная планировка становится все более актуальной, и требования к планировке чеков постоянно повышаются. Вместо точности «плюс-минус пять сантиметров» в практику уже введена точность «плюс-минус три сантиметра». В результате всего этого минимизируется расход воды, улучшается ее прогрев, что немаловажно. И, конечно, растет урожайность культуры. А это уже гарантированный урожай не менее 90 центнеров зерна с гектара.

Там, где за последние пять лет этот агроприем не осуществляли, при тех же затратах высокого урожая ждать не приходится.

– Воды сейчас через край. И в реке Кубань, и в водохранилище, и в каналах, и в рисовых чеках. Опасно ли стоять рису в воде со значительным превышением допустимого уровня?

– Да, опасно. Вода прибывает. На сегодняшний день приток воды в водохранилище составляет 500 кубических метров в секунду. Для сравнения, в прошлом году на эту дату приток составлял всего лишь 72 кубических метра в секунду. В водохранилище сейчас накоплено 1 миллиард 90 миллионов кубических метров воды. В прошлом году было всего лишь 230 миллионов кубометров. Тогда на отдельных участках в конце августа – начале сентября рис дозревал без воды.

Сейчас происходит все с точностью до наоборот. Воды было достаточно, и мы были спокойны за будущий урожай в плане водообеспечения. Но вмешалась непогода. Тропические ливни, а по-другому их и не назовешь, в буквальном смысле на 12 тысячах гектаров залили чеки.

Особенно досталось хозяйствам Славянского, Темрюкского и Абинского районов. Где-то катастрофические осадки, где-то сильный ураганный ветер изрядно потрепали посевы. Например, в Темрюкском районе выпало за трое суток 476 миллиметров осадков, а это две трети годовой нормы.

Эта вода переполнила и так полные оросительные и сбросные каналы. Сейчас «Кубаньмелиоводхоз» снижает сброс воды из водохранилища. Где-то 360 кубометров в секунду вместо 424 кубометров. Вода стоит в чеках, и первоочередная задача – убрать ее оттуда. Иначе гибели риса здесь не миновать. А у нас еще теперь затоплены и пропашно-технические культуры, которые находятся в севообороте хозяйств.

Насосные станции требуют ревизии

– Вода в водохранилище прибывает в геометрической прогрессии, а сброс ее вы уменьшаете. Выдержит ли гидросооружение такой напор воды?

– Здесь нет причин для беспокойства. Проблемы сейчас в чеках, особенно Славянского района. Мы в экстренном порядке откачиваем воду, но и погода, вернее непогода, сами видите, не успокаивается.

– Какие вопросы вы еще поднимали в ходе проведенного смотра?

– О состоянии насосных станций. Надо, чтобы они всегда работали в полном режиме. Насосным станциям необходимо дизельное оборудование, чтобы вот в таких экстренных ситуациях нам не надо было надеяться на линии электропередачи, которые во время стихии нередко выходят из строя. Предстоит ревизия насосных станций. Требуются дополнительные мощности на откачку воды. Предупрежден – значит вооружен.

Да, нам сейчас предстоит дополнительная напряженная работа, которую надо выполнить за несколько дней и спасти попавший под стихию будущий урожай риса.

Сортовой комплекс – путь к высокому урожаю

ковалев.jpg

Виктор Ковалев, заместитель директора Национального научного центра риса по научной работе, доктор сельскохозяйственных наук, профессор:

– Один из положительных факторов возделывания риса в нынешнем году, и это показал прошедший смотр состояния культуры, – то, что сев прошел в период, когда выпадало большое количество осадков, и посевная кампания растянулась на месяц. С одной стороны, это плохо, так как большие площади были засеяны позже оптимальных сроков и эти посевы могут не вызреть при раннем наступлении низких температур в сентябре. С другой стороны, борьба с сорняками была проведена в оптимальные сроки по развитию растений, что обеспечило невысокую засоренность посевов. Это стало хорошей основой для получения высокого урожая.

Хочу отметить, что в последние годы в рисосеющих хозяйствах изменился сортовой состав. И самыми неустойчивыми к болезни оказались широко используемые в минувшее десятилетие сорта риса «рапан» и «хазар». Сейчас они ушли на второй план и, что немаловажно, их место заняли высокопродуктивные и более устойчивые к болезням сорта риса, полученные в нашем Национальном научном центре в последние годы.

Мы ежегодно проводим большое количество различных испытаний с новыми сортами. Высеваем их на так называемых провокационных фонах. И те сорта, которые менее устойчивы к заболеваниям, чем «рапан» или «хазар», выбраковываем. Это первый фактор. Еще один момент, который повышает урожайность белого зерна, – это применение в последние годы комплексных минеральных удобрений, что очень важно.

Многие наши хозяйства стали проводить листовые подкормки микроэлементами. И такое сбалансированное питание растений дает положительные результаты: урожайность риса и в данном случае растет.

Все хозяйства, занимающиеся выращиванием риса, стараются избавиться от краснозерных форм. Как уже было сказано, это дикие формы риса, которые остаются в чеках на следующий год после уборки этой культуры. Таких злостных сорняков стало меньше благодаря научно обоснованному севообороту. Важно после риса сеять пропашно-технические культуры: подсолнечник, сою. И применять гербициды, которые убивают сорняки. На следующий год следует высевать культуры сплошного сева: пшеницу, ячмень, рапс. Так появляется чистое от сорняков поле.

В рисосеющих хозяйствах планировка чеков в последние годы вышла на первые места. Без этого, как мы видим сейчас, мы бы не получили таких густых и ровных всходов. Благодаря этому многие хозяйства на больших площадях научились получать высокие урожаи.

И о сортовых комплексах. Сейчас хозяйства уже не делают упор на один-два сорта в текущем севообороте. Каждый год теперь высевается по три-пять, а то и десять сортов риса с разными характеристиками в оптимальном сочетании с нужными предшественниками. На чистом плодородном поле после хорошего предшественника высевается сорт, который имеет высокий потенциал и может в этот год дать высокий урожай, то есть сильный сорт под интенсивную технологию.

На следующий год сорт меняется. На этом поле высевается рис, который менее требователен к предшественникам. А на третий год, опять-таки на этом же поле, мы рекомендуем высевать высокорослый сорт-конкурент, который подавляет сорняки. И тогда достигается максимальный эффект в использовании сортового комплекса. Тут важны экономические возможности хозяйства. Если уж пошли по этому пути, то и выполнить все агроприемы стоит безукоризненно, невзирая на затраты, которые обязательно окупятся.

В ходе смотра прозвучала фраза, что такого риса еще не видели. Не скрою, было приятно. И это, кстати, касается, именно тех полей, которые возделываются по технологиям, о которых я только что рассказал.

Пришла пора считать воду

лобач.jpg

Игорь Лобач, председатель совета некоммерческого партнерства «Южный рисовый союз»:

– Не первый год отмечаю, что наши рисоводы научились получать высокие урожаи риса в любых условиях. И в засуху, и в году с чрезмерным обилием осадков. Отмечу, что мы не уступаем странам, где рис стоит на первом месте.

Вместе с тем проблем у нас еще хватает, что показал смотр состояния посевов риса. Пока мы не научились считать воду и еще далеки от решения этого очень важного вопроса. Тот опыт, который мы получили в прошлом году при катастрофическом маловодье, пока не обобщен, и не выданы рекомендации. Ведь в прошлом году рис спасли в результате ручного управления режимом подачи воды не только внутри хозяйства, рисосеющего района, но и на межрайонном и даже межрегиональном уровне.

Теперь все увидели, что если правильно работать с заслонками, я имею в виду гидротехнические сооружения, то можно и при маловодье получать достойные урожаи риса. Он до десяти дней может продержаться без воды в чеке. Раньше мы этого боялись, но оказалось, что на подмочке, то есть во влажной почве, его можно держать некоторое время без ущерба урожаю и экономить воду. Набрать в чек 10–15 сантиметров воды и потом давать ей потихоньку испаряться. Рис растет. Конечно, не самый лучший вариант, но в определенных условиях вполне возможный.

Очень хочется, чтобы у рисоводов, у районных филиалов «Кубаньмелиоводхоза», Бассейнового управления, руководства Краснодарского водохранилища всегда были четкие планы действий на случай различных критических ситуаций. Чтобы в экстренном порядке не собиралась межрегиональная группа со жгучими вопросами, что делать в той или иной ситуации. А нестыковок здесь много, так как эти ведомства руководствуются уже давно устаревшими инструкциями, написанными еще полвека назад, в период строительства Краснодарского водохранилища.

Каждый год между «Кубаньмелиоводхозом» и нашим союзом разгораются горячие споры о цене на воду для рисовых оросительных систем. Причиной таких нестыковок является плохой водоучет: в подающих каналах до 30 процентов потерь воды. Это приводит к неэффективному использованию водных ресурсов и завышенным затратам на их подачу. Отсутствие похозяйственного контроля потребления воды никак не стимулирует рисоводов к ее экономии. А она становится на вес золота не только в переносном, но и в прямом смысле. Ведь цена на подачу воды все больше становится краеугольным камнем экономики всей рисовой отрасли. От этой «печки» во многом формируется цена на готовую продукцию. При сложившейся системе расчета тарифов чем меньше тратит государство на отвод воды с рисосеющих районов, расположенных в плавневой зоне, на которой проживает более полумиллиона жителей, тем больше затрат ложится на плечи рисоводов. Это в конечном итоге сказывается на цене готовой продукции. Интересен такой факт: более 60 процентов всего бюджета «Кубаньмелиоводхоза» и не меньше всех его внебюджетных доходов составляет плата рисосеющих хозяйств за подачу воды.

Если говорить конкретно, то 75 процентов затрат на подачу воды в рисовые системы ложится на плечи рисовых хозяйств. В прошедшем году нам удалось удержать цену на воду на уровне 2019 года. На заливку одного гектара затратили 5761 рубль. В нынешнем году стоимость воды увеличилась сразу на 20 процентов. Теперь нам приходится платить почти по 7 тысяч рублей за подачу воды на гектар рисового чека. Кто-то возразит: а инфляция? Да, она имеет место, но за последнее время электроэнергия подорожала на 9 процентов, а вода, как я уже сказал, на 20. Таково, мягко говоря, необоснованное решение нашего единственного поставщика воды – организации «Кубаньмелиоводхоз».

Классический вопрос: как быть и что делать? На мой взгляд, надо переходить на похозяйственный учет воды для каждого потребителя и от этого вести расчеты. «Кубаньмелиоводхоз» надо признать единственным поставщиком воды (а оно так и есть, так как на вопрос, с кем можно заключить альтернативный договор, все только разводят руками) и передать формирование тарифов на краевой уровень – в краевую энергетическую комиссию. Тогда прекратятся все эти нестыковки и споры.

Также хочу подчеркнуть один момент. У нас нет претензий к Национальному научному центру риса по количеству и качеству сортов риса, внедряемых в производство. Но нельзя согласиться с его позицией стороннего наблюдателя в отношении обобщения практики работы всех водопользователей и структур, накапливающих и транспортирующих воду, и на их основе выработки рекомендаций и инструкций в условиях меняющегося климата. Ведь в свое время, особенно с 70-х годов, ВНИИ риса выполнял координирующие функции. Рисоводы четко знали все технологии использования оросительных систем и сооружений, порядок предоставления воды и так далее.

Сегодня в центре нет даже профильной специализированной лаборатории, на которую требуются средства – порядка 25 миллионов рублей в год. Но после присоединения к институту двух лучших рисосеющих хозяйств общей площадью 15 тысяч гектаров вряд ли у руководства теперь уже федерального центра есть возможность ссылаться на отсутствие средств.

В любом случае их задача – обобщить имеющийся опыт работы в стрессовых условиях и дать научно обоснованные предложения по внесению изменений в существующие технологии и правила эксплуатации, без которых должностным лицам сложно принимать решения, особенно когда за нарушение полувековой инструкции грозит уголовная ответственность. В какой-то степени мы сами это делаем в рамках экспертного совета союза, но статус не тот. Слово ученых здесь особенно ценно и весомо.

И еще. Как оказалось, мы не готовы к быстрому сбросу значительных объемов воды в критических, как сейчас, ситуациях. Опять-таки из-за измененных в 90-х годах правил эксплуатации на ключевых сбросных насосных станций, когда вместо десяти-двенадцати резервных насосов осталось три-пять, да и те не все в рабочем состоянии. В результате уже 25 тысяч гектаров риса из-за проливных дождей стоят в воде. Ее уровень в чеках – 40 сантиметров. Это выше всяких пределов. И если рис так простоит дней десять, то будет плохо. И пока нет понимания, когда откачаем воду.

Тем не менее текущая задача – довести все до ума, свести к минимуму потери. Урожай зреет хороший, а там и уборка уже не за горами.

Показать еще