Кубанские Новости
Спорт

На пути к Эвересту. Испытано на себе

На пути к Эвересту. Испытано на себе

Корреспондент «КН» Светлана Голуб записалась в клуб альпинистов, чтобы воплотить свою мечту и попасть на знаменитую вершину.

Корреспондент «КН» Светлана Голуб записалась в клуб альпинистов, чтобы воплотить свою мечту и попасть на знаменитую вершину.

«Лучше гор могут быть только горы, на которых еще не бывал», – с этими строчками из песни Владимира Высоцкого не поспоришь. После просмотра фильма «Эверест», снятого на основе реальных событий, попасть на заснеженные и неприступные вершины захотелось еще больше. Но, глядя на реальную жизненную историю, которую продемонстрировал режиссер киноленты, поняла, что без соответствующей подготовки туда лучше не соваться. Поэтому первым делом я отправилась на скалодром.

Кольца снять

Занятия здесь проходят по вечерам. Особого столпотворения, которое в это время присутствует в краснодарских фитнес-центрах, нет. Лазают от мала до велика: мальчишки, девчонки, мужчины, женщины. Пока я готовлюсь к своему первому «восхождению», успеваю расспросить инструктора Андрея Головина о популярности этого вида спорта на Кубани.

– Как думаете, что к вам приводит желающих заниматься?

– По работе групп мышц скалолазание очень похоже на плаванье. Если, когда мы плывем, у нас задействовано около 97 процентов мышц, то здесь – 90. При этом работает все: руки, ноги, пресс, поясница. Родители приводят своих детей для правильного физического развития, ведь с тренировками никакие сколиозы не страшны.

– В Краснодарском крае развито скалолазание?

– Такие занятия в клубах, в помещении у нас не очень популярны. Но природа региона богата натуральными скальными секторами, как, например, Гуамское ущелье. У нас частенько проходят всероссийские фестивали, куда приезжают даже из Бразилии и Португалии. Конечно, этот вид спорта уступает по полярности футболу, но он не менее интересный.

– Уровень наших спортсменов высок?

– Краснодарский край пока значительно уступает Москве, Санкт-Петербургу. Все-таки у нас больше аграрный край – спортивный прогресс до нас долго доходит, где-то спустя 5 – 10 лет после столицы. Но ничего, мы потихоньку догоняем. Конечно, у нас есть свои мастера спорта, кандидаты, но нет международников – ребят, которые показали себя на международных аренах.

Каждый из занимающихся забирается по зацепкам только со страховкой – неважно, новичок ты или профессионал. Надев снаряжение, инструктор осматривает мои руки и говорит:

– Кольца и браслеты лучше снять, если, конечно, не хочешь остаться без пальцев. Также нельзя лазать с длинными ногтями. Последствия несоблюдения техники безопасности можете посмотреть на картинках в интернете, – с долей злорадства сказал Александр.

Длинных ногтей у меня нет, а вот кольца по совету бывалого я, конечно же, сняла.

– А теперь в путь, – говорит мне инструктор. – Забирайся по зацепкам, как будто поднимаешься по лестнице.

Первый маршрут длиной в четыре метра я преодолела без проблем. Ну еще бы, он ведь предназначен для самых маленьких скалолазов!

Впереди трасса посложнее – уже семь метров. Но и на нее я взлетела быстро. В голове тут же промелькнула мысль: «Может, ну их, эти тренировки, к Эвересту я готова, как никто другой».

Как выяснилось позже, радоваться рано. После третьего подъема я поняла, как у меня «забились» мышцы рук, предплечья, пальцев.

– А я что говорил, зачем ты лезешь за счет рук? Отталкиваться надо ногами, руками лишь помогаешь себе. И не выпячивай пятую точку, так ты гораздо больше тратишь сил, – сделал мне корректировки инструктор.

Признаюсь, уже четвертую трассу я преодолела наполовину. На середине поняла, что сил подниматься выше просто нет. Ладошки вспотели, а в голову закрался панический страх, что при следующем шаге могу соскользнуть.

– Смотри, рядом с тобой есть зацепка – ставь туда ногу, – командует мне снизу Александр.

– Неее… больше не полезу, спускайте, – в тот момент мне казалось, что сил нет даже на крик, поэтому эту фразу сказала почти шепотом.

Нужен перерыв. Пока разминаю «забившиеся» мышцы рук, наблюдаю за другими участниками клуба. Девушки с этих стен даже не собирались сходить – то вверх, то вниз, с различными перехватами они выполняли упражнение.

– И сколько надо тренироваться, чтобы быть такими, как они?

– Есть скалолазная мудрость, – заинтриговал Александр. – Чтобы нормально лазать и чувствовать свое тело, надо пройти километр. То есть, если трасса, по которой вы поднимаетесь, – семь метров, то где-то после 150-го раза поймешь суть этого вида спорта. Ведь скалолазание тем и отличается, что при подъеме мы используем те группы мышц, которые в повседневной жизни нам не нужны. Требуется время, чтобы ваше тело к этому привыкло и осознало все движения на вертикальной плоскости. Поэтому важно выполнять дополнительный комплекс по общей физической подготовке.

Все – как в фильме

Похоже, до Эвереста мне еще как до Луны. К тому же, как выяснилось, тренировки по скалолазанию – это только один из этапов подготовки к восхождению.

– Чем отличается скалолазание от альпинизма? Наш вид спорта менее рискованный. Здесь не надо бороться за свою жизнь. Альпинизм – суровый, там ты противостоишь самой природе. К тому же альпинистам требуется больше физической подготовки, – говорит Александр. – Хотите, познакомлю вас с человеком, который был на Эвересте?

Как же я могла отказаться от такого предложения? К тому же этот человек тренировался недалеко от меня – подтягивался на турнике раз 30, наверное.

Зовут его Олег Афанасьев – он президент и основатель этого клуба. Альпинизмом занимается с 1989 года. Знаменитую вершину – Эверест – покорил еще в 2000 годах в составе экспедиций Краснодарского юридического университета МВД России. Награжден медалью Ордена «За заслуги перед Отечеством» 2-й степени, медалью «За спасение погибавших». И ко всему этому списку является еще заслуженным работником физической культуры и спорта Кубани. Все-таки что делают с людьми горы!

– Скалолазание является частью альпинизма. Ведь любителям полазать не обязательно ехать в горы, у них только одна цель – пролезть трассу. У альпинистов задача – подняться на вершину, где, помимо скал, есть еще лед, снег, все как в фильме «Эверест», – рассказывает мне Олег Афанасьев. – Надо много идти ногами, то есть человек должен обладать хорошей выносливостью, натренированным сердцем, ведь, не забывайте, – за плечами еще тяжелый рюкзак. Так что скалолазу не обязательно быть альпинистом, а вот альпинисту надо быть скалолазом.

– То есть я пока на правильном пути к заветной вершине?

– Конечно. Надо уметь на тренировках проходить сложные трассы, потому что там, на высоте в горах, могут встретиться небольшие препятствия, но сложность заключается в том, что ты лезешь в рукавицах, маске, пуховке с рюкзаком, и чтобы пройти эти легкие скалы, ты должен внизу преодолевать сложные. Тренироваться на скалодроме необходимо, еще надо бегать, выезжать в горы. Альпинист должен быть разнопланово подготовлен к восхождению.

– У вас в клубе после выхода фильма «Эверест» в свет увеличилось количество занимающихся?

– В обществе пошла волна, в этом плане Голливуд помог. В нашей среде фильм очень обсуждаемый. Мне многие звонят и просят рассудить их спор, мол, так это было на самом деле или нет. Скажу, что ляпов в киноленте почти нет. На Эвересте действительно так.

Против профессионалов

– Каково это – побывать на знаменитой вершине?

– Здорово, но сейчас это очень дорого – около 4 млн. рублей.

– Ого! – в этот момент мечта о походе отпала сама собой.

– Само восхождение длится два месяца. Плюс время на акклиматизацию: 2 – 3 дня поднимаешься, затем спускаешься, лечишься 3 – 4 суток, затем опять поднимаешься. Так ступенчато и происходит восхождение. Там очень проблематично с погодой, потому что воздух разряжен, массы носятся быстро, все меняется буквально за 20 минут, солнечный день мгновенно превращается в снежную метель. Правда, есть окна, когда неделю может стоять ясная погода. Подобная ситуация и на Эльбрусе, у нас в Лагонаках.

– Но почему так дорого?

– Во-первых, каждому туристу надо заплатить за пермит – разрешение на посещение зоны, где свободное перемещение иностранцев ограничено, приобрести снаряжение. Заплатить поварам, местным гидам. Это настоящая индустрия. Шерпы – непальская народность – тащат за тебя палатку, кислород, выполняют роль носильщиков. То есть, клиенты платят деньги, а они их полностью обслуживают, даже кофе в спальник приносят по утрам. Когда мы поднимались, делали все сами. А сегодня экспедиции коммерческие, подняться на Эверест может любой. Прям как в фильме, когда группа стояла и смотрела на «кошки». Пыталась их надеть, но не знала, с какой стороны к ним подойти. Для нас, профессионалов, это дикость, ведь как можно ехать туда и быть такими неподготовленными! А люди считают, что если они заплатили, то их должны облизывать со всех сторон.

– Сейчас о каком восхождении мечтаете?

– Недавно мы вернулись с Казбека, также ходили с ребятами на Арарат, были в Норвегии. Но моя мечта – не личные амбиции, я хочу, чтобы мой клуб жил, развивался, чтобы мы могли не выпрашивать деньги у государства, а иметь спонсоров для поездки со спортсменами на восьмитысячник, к примеру, в Непал, – размышляет Олег. – Мечтаю купить землю и построить там классный скалолазный центр, а не платить деньги за аренду каждый месяц.

– А как же горы?

– Я против того, чтобы люди становились профессионалами. Чтобы ими быть, надо всю жизнь посвятить горам. Но я считаю, что горы должны нам помогать жить, ни в коем случае – жить ради гор, – продолжает Олег. – Вершины покорили, зарядились эмоциями? Надо вернуться на землю, чтобы сделать что-то хорошее здесь. Профессионал живет от экспедиции к экспедиции, таким образом, просто убегает от этой жизни. Потому что не может себя найти и реализовать здесь. Он просто делает вид, что в горах ему хорошо. А внизу проявлять мужество гораздо сложнее, чем в горах. Надо быть честным, не брать и не давать взятки, поступать по совести. Поверьте, это труднее, чем пойти на Эверест. На Эверест любой сходит.

– А как же песни Высоцкого: «Если парень в горах не ах, если сразу раскис и – вниз, шаг ступил на ледник и сник, оступился и в крик…»?

– У нас так сложилось еще в Советском Союзе, что альпинистов поставили на пьедестал, мол, это такие мужественные люди, им присваивают различные спортивные разряды и т.д. Многие иностранцы, когда приезжали в СССР, говорили: «А что вы с такими серьезными лицами в горы-то ходите? Горы – это для кайфа! А вы чего? Песни поете со словами: «Парня в горы возьми…», рубаху рвете на груди. В восхождении нет ничего героического. Вы не космонавты, вы покоряете вершины в свое удовольствие». Я считаю, что это правильный подход.

Что ж, копить на Эверест у меня явно желания нет, к тому же рафинированный альпинизм, на мой взгляд, скучен. Для себя я решила – покорить для начала горы Краснодарского края, а там и до Гималаев недалеко. Поэтому тренировки в любом случае не забрасываю.

КСТАТИ

Первый среди первых

Первым покоренным гималайским восьмитысячником стала Аннапурна.

Первое восхождение на Эверест было совершено 29 мая 1953 года шерпом Тенцингом Норгеем и новозеландцем Эдмундом Хиллари.

Первой европейской женщиной, покорившей Эверест, стала польская альпинистка Ванда Руткевич (погибла в 1992 году при подъеме на Канченджангу).

На сегодняшний день на вершину Эвереста человек поднимался уже около 1200 раз. В списке покорителей 900 фамилий (некоторые поднимались более одного раза). На вершине побывали 60-летний мужчина и 13-летний юноша, а в 1998 году – первый инвалид.

БУДЬ В КУРСЕ

Мечтой каждого альпиниста является завоевание «Короны Земли» – покорение всех 14 восьмитысячников, 10 из которых находятся в Гималаях. Первым человеком, покорившим все 14 восьмитысячников планеты, стал в 1986 году итальянец Райнхольд Месснер. Первым альпинистом из стран СНГ, покорившим все 14 восьмитысячников планеты, был Денис Урубко. До него таким считался украинский горовосходитель Владислав Терзыул, однако ему не засчитали предвершину Броуд-пика и Шишабангму Центральную.

Светлана ГОЛУБ.

Кубанские Новости – Логотип
Загрузка...
Новости от