Кубанские Новости
Спорт

Боксер Шамиль САБИРОВ: «Спустившись с Олимпа, надо работать»

Боксер Шамиль САБИРОВ: «Спустившись с Олимпа, надо работать»

Я уверена, что герою этого моего материала – олимпийскому чемпиону, заслуженному мастеру спорта СССР – такой заголовок не понравится, точнее, не понравится навязанная мною аналогия с богами-олимпийцами. Но логика у меня как у автора простая: герои спортивного Олимпа с незапамятных времен – это сверхлюди, поднявшиеся на недоступные другим высоты. Так что простите мне, товарищ спортсмен, сорвавшуюся с души высокопарность.

Я уверена, что герою этого моего материала – олимпийскому чемпиону, заслуженному мастеру спорта СССР – такой заголовок не понравится, точнее, не понравится навязанная мною аналогия с богами-олимпийцами. Но логика у меня как у автора простая: герои спортивного Олимпа с незапамятных времен – это сверхлюди, поднявшиеся на недоступные другим высоты. Так что простите мне, товарищ спортсмен, сорвавшуюся с души высокопарность.

Хотя, признаюсь, есть и еще так называемый предвзято-личностный подход. Лет 35 тому назад мы с Шамилем Сабировым в один и тот же день принимали воинскую присягу. «Запомни на всю жизнь – тебе выпало счастье стоять в строю с великим спортсменом», – назидательно изрек комбат. Запомнила.

И вот спустя годы второй раз в жизни встречаюсь с Шамилем, которого называть без отчества и на «ты» вроде не совсем удобно. Но мы же сослуживцы…

– А что было после присяги? Поговаривали, что тебя в какую-то секретную часть отправили.

– От армии «откосить» и в мыслях не было. Сама знаешь, тогда совсем другое отношение было к воинской обязанности. Не как к повинности или к приговору. На парня, который не служил, смотрели с подозрением, как на ущербного. Матери в военкомат приходили, упрашивали: «Заберите моего оболтуса, может, хоть вы из него человека сделаете». По себе сужу, армия действительно дисциплинирует, закаляет, формирует из пацана настоящего мужчину. И для меня два года после присяги – с 1981-го по 1983-й – не были потерянными. Служил в спортроте. Дослужился до офицерских погон, поехал в Германию. За эти годы стал трехкратным чемпионом Вооруженных Сил, выиграл Спартакиаду народов СССР, чемпионат Европы, стал призером кубка мира… У меня ведь вообще была долгая карьера, я выступал свыше 10 лет.

– Как оцениваешь российский бокс?

– В нашей стране настоящих боксеров всегда хватает. Только что приехал из Надыма, встречался там с друзьями из сборной Советского Союза – Александром Ткаченко, Арзубеком Назаровым, Вячеславом Яновским, Олегом Саитовым. Вспоминали наших ребят, действительно легендарных Александра Ягупкина, Виктора Мирошниченко. В Советском Союзе классная школа бокса была в Донецке. Вот бы с кем стоило наладить связь, пригласить на соревнования.

–Трудно было спускаться с Олимпа?

– Есть такое слово: «надо». В 40 лет я ходил по стадиону 25 кругов, это 10 километров. Но время ушло. Сейчас спортивную форму поддерживаю пешеходными прогулками. Больше внимания стал семье уделять. У меня растут две маленьких дочки. В гости к друзьям чаще ходить и ездить по стране стал. Собираюсь на Сахалин.

– Что в такой дали забыл?

– Я ведь еще и горнолыжник! А там очень хорошая трасса, выходит прямо в центр города. Здорово!

– А на сочинской Олимпиаде был?

– Обязательно. В составе группы поддержки. Очень понравилось.

– Да, уходить рано или поздно приходится всем. Но олимпиец имеет право почивать на лаврах?

– Ни в коем случае. Все равно надо работать, заниматься делом. Для некоторых спортсменов спуск с Олимпа – трагедия. Спиваются, деградируют. Я времени даром не теряю. У меня свой клуб, ежегодно проводим турниры класса «А». 3 – 4 боя и спортсмен получает звание мастера спорта. Еще защитил кандидатскую диссертацию на тему подготовки боксеров легкой весовой категории.

– Кстати, как у нас с подготовкой боксеров?

– Конечно, система уже не та, что была в Советском Союзе. Тогда существовала школа высочайшего мастерства, тренеры были выдающиеся. Да и возможности для спортсменов другие. Как, например, со мной вышло: родился в уральской глубинке. В школу ходил за 3 километра. Тренировал меня отличный мастер Николай Ивкин, который по совместительству работал водителем большегруза. Приехал в Краснодар – тоже попал в хорошие руки. Артем Лавров довел подающего надежды паренька до высших спортивных высот, за 3 года сделал из меня олимпийского чемпиона.

Сейчас многие ведущие боксеры уезжают в Америку. Считается, что в Лос-Анджелесе кузница кадров. Я не согласен. Что это за подготовка, если спортсмены приходят на тренировку, чтобы мутузить друг друга и после таких «упражнений» надо глотать обезболивающие?

Советская школа бокса не признает мордобоя. Нас учили думать, прежде чем наносить удар. Разъясняли, показывали, что надо, что не надо делать.

– А какой бокс нам нужен?

– Представь, лет 5 езжу на различные соревнования. И не могу выделить яркую личность на ринге. Хотя… Понравился бой нашего Григория Дрозда с поляком Володарчиком. Ведь смысл любого поединка – показать свои лучшие качества и не дать такой возможности противнику. Правильный бокс – умный, как высшая математика, красивый, как балет! Еще я уверен, что бокс – это тактика и дипломатия.

– Среди твоих воспитанников есть восходящие звезды?

– У меня большие надежды на Ярославу Якушину, нашу землячку из Павловского района. Возможно, что поеду с ней на Олимпиаду в Бразилию.

– Похоже, в спорте матриархат намечается? А своих дочерей тоже выпустил бы на ринг?

– Для этого им еще лет 7 расти надо. Но, если захотят, возражать не буду. Женский бокс действительно сейчас популярен, хорошо продюсируется.

– Но ведь махать кулаками – не женское дело. Да и рискованно. Неосторожное движение и…

– Не забывай, у нас равноправие. И бокс – не глупая драка, а умный спорт. На ринге кулаками не машут, а бьют в цель. Но не избивают. Бокс, к сведению, не входит в десятку самых травмоопасных видов спорта, в отличие, например, от футбола, хоккея, автогонок. Но какова бы ни была статистика, от судьбы не уйдешь… Знаменитый автогонщик Шумахер получил серьезную травму не на гоночной, а на горно-лыжной трассе.

– Знал бы, где упадешь – соломку бы подстелил…

– В спорте это не работает. Невозможно добиться высоких результатов, не набив шишек. Сейчас международные спортивные организации предпринимают меры, чтобы максимально обезопасить бокс. Появились перчатки, смягчающие удар, защитные маски. Только я не считаю, что бокс от этого выигрывает. При такой экипировке нет уже той зрелищности нокаутов, нокдаунов. Проигрывает при этом и качество судейства.

– Зато молодые спортсмены, наверное, довольны. Вышли, помахались для близиру и – победила дружба.

– Мы же не в песочнице в кубики играем. На ринге должен быть виден спортивный азарт. И должны быть ощутимые, но скрытые эмоции: страх, страсть! За победу надо дорогую платить цену, иначе она ничего не стоит. В спорте нельзя халтурить.

– Какую роль играет его Величество Случай?

– Есть у меня два друга. Арзубек Назаров, 7-кратный чемпион мира и Вячеслав Яновский. Перед Олимпиадой в Сеуле у Назарова, который шел в сборной 1-м номером, схватил аппендицит. Пришлось вместо него выходить на ринг Яновскому. И в свои 33 года он стал олимпийским чемпионом. Вот так. Противники на ринге, в жизни мы закадычные друзья.

– На твоем счету столько действительно красивых побед. Может быть, ты и заговоренный на удачу? Может быть, тебе имя дали счастливое?

– Вообще-то из-за имени со мной случались казусы. После известных событий, как услышат «Шамиль», так появляется ассоциация – Басаев. Так вот: я не Басаев и даже не чеченец. По национальности булгарин, а имя мне досталось по наследству, в честь умершего в младенчестве братика. Так что я, считай, две жизни живу – за него и за себя. А вот судьба, конечно, одна. И я бы иной не желал.

Людмила РЕШЕТНЯК.

reshetnyak@kubnews.ru

Кубанские Новости – Логотип
Загрузка...
Новости от