Кубанские Новости
Общество

Не блат, а сестла

Не блат, а сестла

Наш «Белый попугай» вернулся из летнего отпуска. Кто-то скажет, ну и гулял, однако! Да уж, лето красное пропел, оглянуться не успел, как надо снова свистать всех наверх. И, набравшись новых сил, собрал журналистов на новое заседание. Уже шестое по счету.

Для новых читателей заседаний нашего клуба еще раз поясним, что клуб «Белый попугай» – это наша газетная версия некогда популярной и всеми любимой телепередачи, которую вел незабвенный Юрий Никулин.

АНЕКДОТ В ТЕМУ:

– Как вас с такой дикцией взяли работать на радио?! У вас, что там, блат?

– Почему блат? Сестла!

На сей раз в гости к «Белому попугаю» пожаловали радиожурналисты. Повод был просто замечательный. В этом году кубанскому радио исполнилось 90 лет! Сами понимаете, вспоминать было о чем. Со своими рассказами, анекдотами, шутками и прибаутками на этот раз в гости к «пернатому» пришли легенды кубанской журналистики. Один из них – Николай Грушевский. Начинал с краевых газет, но душа осталась в радиожурналистике, которой посвятил большую часть своей творческой жизни.

На фото: Елена Золотова, главный редактор газеты "Кубанские Новости"

Люди старшего поколения, конечно же, помнят его голос и передачи, которые он вел. Это «Клуб фронтовых друзей», его авторские радиопередачи на военно-патриотические темы. Николай Дмитриевич был редактором популярной и всеми любимой передачи «Нам дороги эти позабыть нельзя» – концерт по заявкам фронтовиков. Как-то на одной из творческих встреч Грушевского представили словами, что это человек из легенды, на что он ответил: «Хорошо, что не из мифологии». А его радиорепортажи о футбольных матчах краснодарской «Кубани» еще тех лет в программах «Маяк о футболе» вызывали неподдельное восхищение слушателей. Свидетельство тому – врученная Грушевскому медаль имени легендарного телекомментатора Николая Озерова «За мастерство в спортивной журналистике».

Еще один гость клуба и еще одна легенда кубанской журналистики – Владимир Рунов. На вопрос, как его представить нашим читателям, сказал так: «Просто писатель». Но это действительно было бы слишком просто. Поэтому скажем так, как говорил в своих воспоминаниях Владимир Викторович: то «диссидент», то «партократ», то снова «диссидент», как его иногда «величали» за глаза злые языки. С иронией и без. А за этим – был руководителем краевого радио, председателем ГТРК «Кубань» и много чего другого. Ну, а днем сегодняшним – декан факультета телерадиовещания и театральных искусств Краснодарского института культуры, доктор филологических наук, профессор, заслуженный работник культуры России, Герой труда Кубани.

Марина Попович. Дорогая наша Мариночка, голос которой знает вся Кубань и с которой воочию хотели бы познакомиться миллионы радиослушателей. Повезло «Белому попугаю», к которому она сама пришла на встречу как ведущая радио «Казак FM». Бессменная, со дня основания этой радиостанции, ведущая. За эти годы успела завоевать не только любовь радиослушателей, но и различные творческие награды краевого отделения Союза журналистов России, в том числе и главную награду за профессионализм – «Золотой микрофон».

Встретиться с дорогими гостями и послушать их воспоминания в клуб пришла и главный редактор газеты «Кубанские новости» Елена Золотова. Вел очередное заседание клуба, как всегда, его бессменный председатель, главный редактор Павловской районной газеты «Единство», Герой труда Кубани Владислав Зинченко. А что рассказали «Белому попугаю», до вашего сведения снова доведу я, ведущий рубрики Борис Золотов.

ЕХАЛИ НА ВСТРЕЧУ, ПОПАЛИ НА ОБЕД

На фото: Владимир Рунов

Первым слово взял Владимир Рунов. Вспомнил года, когда возглавлял ГТРК.

– А Егоров, бывший и. о. губернатора Кубани, был тогда руководителем администрации президента. Немного покровительствовал нам и приглашал журналистов на различные мероприятия в Москве. Время было предвыборное. Пришло очередное приглашение. Точно никто ничего не сказал, но как бы должна быть встреча с Ельциным. Приехали на улицу Мосфильмовскую, где располагался комплекс правительственных зданий. Это сильно подогревало интерес. Ждем. В Доме приемов, где когда-то еще Хрущев гостей встречал, нас со всей страны оказалось всего 5 руководителей региональных СМИ. Все происходит так благочинно! Мы в элегантных костюмах, при галстуках. Ну, думаем, в узком кругу с нами встретится сам президент. Эта мысль здорово грела душу.

Но тут потихоньку появляются знаковые люди: Марк Захаров, Элеонора Быстрицкая, Юрий Никулин и другие. Вдруг слышим – по мраморной лестнице грохот, топот ног и вваливается огромная толпа разношерстной публики. И все в зал, где были накрыты столы. Мелькает мысль, что нас, руководителей региональных СМИ, для разнообразия сюда пригласили. В зал входят Ельцин и Егоров. Повисает тишина. Все прижухли. Мы, конечно, в том числе. Так продолжается некоторое время. Неловкую паузу прервал Юрий Никулин. Он подходит к микрофону и спрашивает Ельцина:

– Борис Николаевич, разрешите рассказать анекдот.

И начинает, не дожидаясь ответа.

– Один мужик приходит домой. Жена ушла, дети разбежались. В холодильнике шаром покати. И денег нет. Решил повеситься. Встает на табуретку, привязывает веревку к лампочке и сверху видит бутылку водки за шкафчиком, когда-то припрятанную женой. Подумал, а не выпить ли перед тем как петлю на шею надеть, может, легче станет? Слез, выпил, опять залез на табуретку. Снова думает, а чего добру пропадать? Выпью-ка я ее до конца. Слез, выпил. Опять залез на табуретку. И подумал, а зачем я это делаю? Жизнь, однако, налаживается.

И Никулин предлагает первый тост – за Бориса Николаевича. А потом пошло-поехало. Все раскрепостились. Тосты полились рекой. Ельцин даже станцевал. Все клялись ему в любви, а многие использовали предоставленную возможность, чтобы слить своих врагов. Один знаменитый конферансье пожаловался Ельцину, как им нагрубили в гостинице «Смоленская». Борис Николаевич, однако, нашелся и быстро разрядил обстановку.

– Ну, ты сам подумай, – говорит он. – Будет ли президент звонить в гостиницу и спрашивать, что вы там кого-то обидели? Так они меня и на 23-ю букву алфавита послать могут.

Когда прощались, Ельцин стоял у двери и всем крепко пожимал руки. Видно было, что это от души. Вот так мы взяли интервью у президента в «узком» кругу.

«СЛАДКАЯ» ПЫЛЬ

На фото: Владислав Зинченко

Вспомнил Николая Егорова и председатель клуба Владислав Зинченко.

– В то время, когда Николай Дмитриевич был губернатором, пусть ему легонько вспомнится, в крае действовала ассоциация «Север Кубани». Собирались руководители 11 северных районов и обсуждали насущные вопросы своих территорий. Как-то в Брюховецкой проходило очередное такое заседание. Приехал туда и Егоров. Говорили долго, жарко. Обсудили немало вопросов. Ну, а потом, как положено, надо пообедать. В местном кафе были накрыты столы. За ними и продолжили совещание. Ну, совещание совещанием, а кушать-то хочется. Егоров не пьет, до еды не дотрагивается. И никто не осмеливается поднять рюмку. Вот только-только все подходит к развязке, как кто-то задает губернатору очередной вопрос. И снова – долгий и обстоятельный ответ. Все сидят и внимательно слушают.

Наконец, губернатор попрощался и уехал. И тут один из глав сказал такую фразу: «Как говорил великий украинский писатель Николай Гоголь, самая сладкая пыль – это из-под колес кареты уехавшего губернатора».

НЕСБЫВШАЯСЯ МЕЧТА ДЕДА МАЙСТРЕНКО

На фото: Николай Грушевский

– Как-то на Кубань приехала олимпийская чемпионка по конному спорту Елена Петухова, – начал свой рассказ Николай Грушевский – У нее случилась трагедия – пал знаменитый конь по кличке Пепел, с которым она завоевывала высшие награды. Елена Владимировна ездила по Союзу и искала для выездки новую лошадь. Пути-дороги привели ее и в хозяйство знаменитого деда Майстренко – маститого руководителя знаменитого рисосовхоза «Красноармейский», Героя Социалистического Труда. Я там частенько вел репортажи со скачек. Вот мы все вместе с директором ипподрома Алексеенко, как сейчас помню, едем на встречу с Алексеем Исаевичем. По дороге пытаемся объяснить олимпийской чемпионке, что хозяин – человек очень интересный, самобытный и, вместе с тем, своеобразный. И, если что, не удивляйтесь. Словом, как могли, подготовили ее для встречи.

Ну, так вот, заходим в приемную, открывается дверь в кабинет. Майстренко, этакая глыба, косая сажень в плечах, встает из-за стола и устремляется навстречу Петуховой со словами:

– Лена, дорогая ты моя! Как же я завидовал тому жеребцу, у которого ты сидела на холке. Как я смотрю телевизор, как вижу это, то думаю, ну почему же это не дед Майстренко!

Народ любил этого удивительного и неповторимого человека. Однажды в «Красноармейский» приехали болгарские футболисты. Наш край тогда здорово дружил с бургасским округом. Я, в то время – председатель Краевой федерации по футболу, представлял гостей. Впереди у них была игра с местными хлопцами. Вышли команды на поле, и должен был начаться матч. А Алексею Исаевичу срочно надо было уехать. Вот он выходит на поле, смотрит на команды. Наши – здоровяки, а болгары – щупленькие, килограмм по 50, ну, чуть больше весом.

– Так, – говорит, – игры сегодня не будет. Каждому гостю по две курицы. Одну – на обед, другую – следующим утром, а тогда пусть играют.

Словом, деликатно перенес игру ввиду своей занятости.

А еще Николай Дмитриевич вспомнил такой случай. Когда в хозяйстве запускали конно-спортивный манеж и Майстренко вместе с гостями осматривали сие творение, один из подчиненных говорит, мол, обратите, Алексей Исаевич, внимание на ворота. По проекту они должны быть гораздо шире. На что он ответил так:

– Ты думаешь, что деда Майстренко обмануть можно? Это я приказал так сделать. А то уйду я на пенсию, а вы начнете туда трактора и комбайны загонять.

Вот такой был человек. Самородок, глыба!

ЕГО УНИВЕРСИТЕТЫ

Разговор об этом человеке подхватил и Владимир Рунов. Идет заседание крайисполкома. Его ведет Георгий Разумовский. И вот он говорит.

– Мне только что позвонил председатель Совета министров СССР Косыгин. И, как вы думаете, что он у меня спросил? Спросил, у вас есть такой Майстренко. Он знаете, что меня попросил?

Осторожный Разумовский сразу уловил нить разговора и отвечает, что да, есть. Большой любитель попросить.

– Вот и у меня он попросил только что миллион долларов на приобретение жеребца. Ну, и что вы думаете по этому поводу?

Разумовский нашел что ответить. Сказал так: хозяйство у него крепкое, и деньги не пропадут. И Майстренко получил-таки миллион долларов, на которые купил породистого арабского скакуна. Вот это умение попросить особенно отличало этого человека.

А вспомнил я этот эпизод, чтобы рассказать еще один «хрестоматийный» случай.

Майстренко создавал у себя в хозяйстве картинную галерею. Приехал в эрмитаж, ходит по запасникам и отчаивается:

– Что же вы такую красоту в подвалах прячете! Ее людям надо показывать.

С намеком, что неплохо было бы, чтобы такие картины у него в колхозной галерее появились. И он решил действовать. Пошел на прием к Юрию Милентьеву, как сейчас, помню его имя, министру культуры Российской Федерации. А он интеллигент – белая кость, голубая кровь, большой знаток культуры, доктор наук, владеющий иностранными языками. Но, самое главное, он был одержим идеей, чтобы преобразование советского села проходило сквозь призму высокой культуры. Так вот, Героя Социалистического Труда, с Золотой Звездой на лацкане пиджака охрана не задерживает. В приемной он просит секретаря доложить. Зашел. И вдруг, через время, секретарша слышит, что в кабинете кто-то плачет. Раздаются, буквально, всхлипы. Испуганная, она приоткрывает дверь и видит такую картину. На столе, распластав руки, безудержно хохочет министр, а рядом стоит серьезного вида гость. Произошло же вот что. Майстренко рассказал министру, как они у себя в хозяйстве создают картинную галерею. Тот возрадовался. Говорит с пиететом, дескать, как это замечательно: от избы-читальни – к высокому искусству, и что ему очень приятно иметь дело с таким высокообразованным человеком.

– Кстати, Алексей Исаевич, – спрашивает, – что вы закончили? Я так думаю, институт красной профессуры.

– Вы знаете, – говорит Майстренко, – я жил на хуторе, и у нас всем образованием ведал местный дьяк. Мы бегали по улице босиком, да в рубашонке. Подходит время. Прихожу к этому дьяку, а он вечером, как всегда, пьяный.

– Чего тебе? – спрашивает.

Отвечаю, что пришел записаться, чтобы учиться. А он мне поднимает своим дрючком, палкой, значит, мою рубашку и говорит:

– Тебе еще рано.

Прихожу через время. Дьяк меня снова спрашивает, что мне надо?

– Учиться, – говорю, – хочу.

Он снова поднимает дрючком мою рубаху и говорит на этот раз:

– Тебе уже поздно.

Я пришел в третий раз. Пьяный дьяк и на этот раз, высунувшись в окно, спрашивает, что мне опять надо? Я не стал отвечать, я взял и опИсал ему лицо. Меня за это дома три дня пороли. Вот и все мое образование.

Так и подружились – председатель и министр культуры, который, конечно же, не остался в стороне от создания картинной галереи совхоза.

А ТЕПЕРЬ СНОВА К НАШИМ БАРАНАМ

На фото: Марина Попович

Подвести черту под заседанием клуба его председатель и ведущий Владислав Зинченко предоставил право женской половине – Марине Попович, которая тоже вспомнила интересные истории из своей журналистской жизни.

– Когда только начиналась наша работа на радио, то студия и редакция находились в разных местах, что, сами понимаете, было крайне неудобно. Писать материалы приходилось в одном месте, а передавать – уже в другом. И вот наш Лешенька, редактор одного из отделов, подготовив на нескольких страницах отчет с заседания уважаемого учреждения, скажем так, едет в студию и в назначенное время приступает к прочтению в эфире материала. Читает, читает, а потом к нему приходит осознание, что он забыл в редакции один из листов текста. Ставит музыкальную паузу и мчится туда. Возвращается, опять выходит в эфир и говорит: «Ну, а теперь снова вернемся к нашим баранам. Мы продолжаем разговор с очередного заседания…» и далее по тексту. После эфира на парне не было лица. Конечно, он понял, что сделал. Наказания не избежал. На несколько месяцев его отлучили от эфира.

В начале нашей работы мы часто ставили в эфир песню про Галю. Ну, помните: «Ой, ты Галю…» Как посыпались письма протеста, даже губернатору. Так до сих пор толком в голову взять не можем, почему так?

На фото: Борис Золотов, ведущий рубрики "Клуб "Белый попугай"

А еще как-то пришло письмо от читателя: «Я вас люблю и постоянно слушаю. Но почему вы мне жить не даете? Почему по утрам у вас постоянно звучит песня «Черный ворон»? Такая тоска берет, что и из постели вылезать не хочется». Мы, конечно, пошли навстречу нашему слушателю с надеждой, что он станет бодро, с хорошим настроением начинать каждый новый день.

Вот и «Белый попугай» тоже преисполнен надежд, что новая встреча с ним и журналистами – героями рассказов добавит нашим читателям хорошего настроения.

Кубанские Новости – Логотип
Загрузка...
Новости от