Общество 10.10.2017 08:09

Марсианка

Марсианка

О том, что ждет нашу планету в будущем, «КН» узнали от потенциальной претендентки полететь на Марс – москвички Анастасии Степановой.

Завтра, 12 октября, на большом экране стартует главный фильм осени – «Салют-7» – космический блокбастер, основанный на реальных событиях. Полет к станции «Салют-7» в 1985 году до сих пор считается самым сложным в истории космонавтики.

Экипаж должен был впервые в мире провести стыковку с 20-тонной глыбой неуправляемого железа, при этом сами космонавты понимали: шансов вернуться на Землю у них немного. Но Владимир Джанибеков и Виктор Савиных выполнили эту миссию.

Сегодня чем-то нереальным кажется полет на Марс, ведь корабля, способного вернуть людей на Землю, не существует. Поэтому, когда в 2013 году голландец Бас Лансдорп на весь мир объявил о наборе желающих полететь на Красную планету, многие подумали, что это шутка. Остальные 200 тысяч человек из 140 стран стали участниками его Международной космической программы Mars One.


- Я прекрасно понимаю, что полет на Марс – это большой риск. Мы будем лететь только туда 6 – 7 месяцев, можем даже вовсе не добраться до конечной точки...


Новая миссия близка к развязке – все эти годы потенциальные марсиане проходили различные кастинги. До полуфинала дошли лишь 100 человек, среди которых всего четыре россиянина. «КН» поговорили с 31-летней Анастасией Степановой, которая рассказала о своей подготовке к историческому полету.

Полет в прямом эфире

Грезить космосом девушка начала, как и многие, в детстве – могла часами смотреть через телескоп на звезды, слушать истории о них, взахлеб читала произведения Станислава Лема, братьев Стругацких, Бредбери. Но если у большинства эта мечта со временем гаснет, Анастасия, наоборот, всеми способами старалась приблизиться к Вселенной: поступив на факультет журналистики, нашла там для себя отдушину – школу космической журналистики, где преподавал летчик-космонавт Юрий Батурин. В итоге даже защитила диплом на эту тему. После окончания университета работала пиар-менеджером в сингапурской компании по производству гаджетов, но мысли о космосе не покидали ее. Поэтому, когда случайно по телевизору она услышала о наборе в Mars One, не раздумывая подала заявку на участие.

– Я прекрасно понимаю, что полет на Марс – это большой риск. Во-первых, мы будем лететь только туда 6 – 7 месяцев, можем даже вовсе не добраться до конечной точки, – говорит Настя. – Но у Марса есть разгадки нашего прошлого и, возможно, будущего…

… Шесть – семь месяцев?! И как будет проходить ваш полет?

– Все это время мы точно не будем находиться в криосне, как показано в фильме «Пассажиры» (сюжет о том, как космический корабль с пятью тысячами пассажиров на борту, погруженными на время полета в искусственный сон, в течение 90 лет держит курс на планету, которая станет для них новым домом. – Прим. авт.). Будем тренироваться, проводить научные исследования и готовиться к самому сложному событию в истории человечества. При этом и полет, и жизнь на Марсе будут транслировать на весь мир, как реалити-шоу.

– Ты думаешь, там будет интернет?

– Конечно, но с задержкой сигнала в 20 – 40 минут.

Четыре месяца в изоляции

Запуск первой группы астронавтов-колонизаторов планируется в 2027 году. Полетит ли Анастасия на Марс, узнаем после финального отборочного тура. Когда точно он состоится, информации нет, так как все зависит от инвестиций. А пока девушка зря времени не теряет. В 2014 году Настя также подала заявку на участие в другом проекте от американской некоммерческой организации «Марсианское общество» и стала частью экипажа Mars 160. Главной их задачей является активная поддержка идеи исследований и колонизации Марса человеком. Совсем недавно она вернулась из экспедиции, где прошла две изоляционные миссии в штате Юта и Арктике.

– Благодаря поддержке спонсоров и волонтеров там были созданы два прототипа марсианской исследовательской станции, – рассказывает Настя. – По плану мы должны были прожить три месяца в Юте и столько же в Арктике, на канадском острове Девон, но из-за погодных условий миссия сократилась. В итоге в изоляции и экстремальных условиях мы прожили в общей сложности четыре месяца.

Вместе с Настей в эксперименте участвовали семь других космических энтузиастов из разных стран. Командир экипажа был из Франции, старший помощник – из Японии, геологи – из Австралии и США, инженер – из Канады, биолог – из Индии. Анастасию назначили ответственной за СМИ, охрану здоровья и безопасность экипажа.

– Станция представляла собой целый комплекс сооружений. В ней находились жилой двухэтажный модуль, научная лаборатория, оранжерея, огромные солнечные панели, обсерватория, построенная на деньги Илона Маска (канадско-американский миллиардер, главный идейный вдохновитель компании Tesla и SpaceX. – Прим. авт.), и пять квадроциклов, – рассказывает Настя. – Все модули были связаны между собой тоннелями, тем самым экипаж мог передвигаться между ними, не надевая скафандры.

– То есть, когда вы выходили на улицу, обязательно надевали всю космическую амуницию?

– Конечно. Более того, в течение пяти минут мы проходили декомпрессию, то есть выравнивание давления в шлюзовой камере, перед выходом наружу и обратно. Именно это будут делать первые космонавты на Марсе. В целом на подготовку к выходу уходило примерно 20 минут: надевали термобелье, летный костюм, ботинки, радиогарнитуру, перчатки.

– Сколько весили скафандры? Это макет марсианской одежды или уже оригинал?

– Нет, наши скафандры – всего лишь подобие, они очень далеки от настоящих. Их вес 13 кг.

– И чем вы все занимались четыре месяца?

– Имитировали научную экспедицию. В пустыне штата Юта и на острове Девон условия схожи с марсианскими: по геологии, по ветрам и низким температурам. Станция находилось вдали от населенных пунктов, вокруг были только красные холмы и бедная растительность.

В пустыне вырастили клубнику

Миссия «Марс 160» разделена на две части – «Марс-Пустыня 80» и «Марс-Арктика 80» для того, чтобы после полевых геологических и микробиологических исследований сравнить полученные базы данных. Вся научная программа была разработана совместно с удаленной научной группой из исследовательского центра НАСА Эймс и Канадского музея природы. Изучение человеческих факторов проводилось под руководством Института медико-биологических проблем РАН, Университета Колорадо, Технического университета Карлсрухе.

– На этих станциях команды из ученых, инженеров и студентов жили несколько недель в условиях полной симуляции. После того как я прожила на станции больше трех месяцев, я поняла, что профессия космонавта – это действительно мое! Мне нравилось преодолевать лишения, трудности, работать над собой и быть в составе в международного экипажа!

– Участие в программе это для тебя работа или просто исполнение мечты?

– Это работа-мечта. Мне кажется, больше слов не нужно.

– Как и чем вы там питались?

– У нас было много сублимированных и консервированных продуктов, но и обычные рис, паста, мука. Мы часто пекли хлеб. Конечно, с такой едой легко поправиться, поэтому я постоянно тренировалась на станции. По два часа в день работала с собственным весом и занималась йогой. Но в те дни, когда выходила на полевые исследования, тренировку не проводила, так как сама по себе внекорабельная деятельность – это уже сильная физическая нагрузка. Два – четыре часа работы в 13-килограммовом скафандре – хороший способ не поправиться.

– Но ведь на Марсе будут работать совершенно другие группы мышц, некоторые, предположительно. могут атрофироваться. Как к этому вас готовят?

– Я занимаюсь не только йогой, скорее, это смесь йоги с силовыми упражнениями, стараюсь задействовать все группы мышц. Поэтому это и велотренажер, и приседания, и отжимания, и пресс, и так далее. Но к чему нас будут готовить – узнаю после финального отбора.

– Космонавты говорят, что самый вкусный продукт в космосе – это творожок, который делает Бирюлевский экспериментальный завод. Его даже в шутку используют как международную валюту, обменивают на что-либо другое...

Во второй части нашей миссии в Арктике нам повезло с едой, так как Лаборатория космического питания отправила нам 25 кг космической еды. Тот самый творожок от Бирюлевского экспериментального завода они прислали и нам. И действительно, это было главным лакомством. Так как члены команды все из разных стран, они впервые попробовали творог с облепихой, и он сразу стал для них любимым блюдом. А моими любимыми – творог со смородиной и говяжий язык с оливками.

– Как справлялся твой организм с такой пищей?

– Дома я привыкла к здоровому питанию, в котором большое количество свежих овощей и фруктов. Именно их мне не хватало на станции, правда, к концу нашей изоляции в пустыне в Юте нам удалось собрать урожай. Мы выращивали в гидропонических системах (способ выращивания растений на искусственных средах без почвы. – Прим. авт.) листья салата, зелень, помидоры черри и клубнику.

– Часто приходится общаться с космонавтами? Что они говорят про вашу миссию?

– Общение с ними всегда вдохновляет и подпитывает. Есть разные мнения, среди них имеются и скептики, и оптимисты.

И любви место найдется

Пока скептики размышляют, смогут ли участники Mars One полететь и обосноваться на Красной планете, в мире рождаются все новые проекты по колонизации Марса. К примеру, глава SpaceX Илон Маск уже пообещал отправить туда миллионы людей для создания самостоятельной цивилизации. По его словам, высока вероятность, что в будущем на Земле произойдет катастрофа, жить на планете будет невозможно, поэтому люди должны превратиться в «межпланетный вид», построить на Марсе самоподдерживающуюся колонию и поселиться там. Маск полагает, что с момента первого полета для создания на Красной планете самостоятельной цивилизации потребуется от 40 до 100 лет. Он уже разрабатывает космический корабль, который будет способен взять на борт около 100 пассажиров и 450 тонн груза. Каждый шаттл сможет совершить 12 – 15 полетов.

Сейчас это кажется настоящей фантастикой, но ведь когда-то несбыточным проектом считался и электромобиль. В итоге детище Илона Маска – Tesla – в геометрической прогрессии набирает обороты популярности среди автолюбителей.

– Хотела бы полететь на Марс самой первой?

Конечно! Но я буду рада и любой другой возможности оказаться в космическом полете.

– Что скажешь о фильме «Марсианин»? Есть ли там частичка правды о том, что действительно может находиться на Марсе?

– Мне понравилось, что этот фильм и книга показали: если ты умен, то сможешь справиться с любой ситуацией. Это должно способствовать тому, чтобы школьники усерднее учились, изучали точные науки. Мне нравится, что сейчас быть умным – это классно. А интересоваться космосом – значит идти в ногу со временем.

– Как думаешь, есть ли место любви на Марсе?

– Конечно, любовь везде – в совершенно разных ее проявлениях.

– Может, легче все-таки пройти набор в Роскосмос? Пока весь мир собирается освоить Марс, наша страна отбирает пилотов нового российского космического корабля «Федерация» для работы по программе Международной космической станции. Они станут первыми россиянами, кто полетит к Луне.

– В этом году я подала документы на открытый набор, но не прошла: они требуют высшее техническое образование и опыт работы, а у меня первое высшее гуманитарное. Но сейчас я учусь в МГТУ имени Баумана на третьем курсе по специальности «Мехатроника и робототехника». Поэтому есть шанс попасть в следующий отбор, все же преодолеть этот барьер и попасть в отряд космонавтов.

– Сегодня ты еще работаешь в СпасРезерве. Какая у тебя там должность?

– Я волонтер-спасатель, заступаю на сутки и выполняю все, что поручит старший смены. Это может быть вскрытие двери, спасение котенка, первая медицинская помощь или просто ведение нарядов. Все эти навыки мне пригодятся для освоения новой планеты и работы в космосе.

Фото героини публикации

Загрузка...
Новости от