Кубанские Новости
Туризм
Белла Перекопская

Достопримечательности Кубани. Дореволюционная железная дорога Армавир – Ставрополь

Достопримечательности Кубани
Первый поезд по этому мосту прошел в 1917 году.
Фото: Юрий Ходзицкий

Мало кто знает, что в Успенском районе есть уникальная достопримечательность. Здесь сохранились руины дореволюционной железной дороги, вокруг которых ходит множество легенд.

Сюрреализм по-успенски

Сегодня железная дорога Армавир – Ставрополь, которую в народе ласково называют Туапсинка, осталась лишь в воспоминаниях да сюрреалистических пейзажах с безжизненными руинами. Любители экстремальных путешествий приезжают, чтобы сделать селфи на их фоне. Арочные мосты, разрушенные виадуки и верстовые столбы вдохновляют художников и фотографов и будоражат воображение каждого, кто попадает в эти места.

Когда выдалась командировка в Успенский район, первой мелькнула мысль – вот бы воочию увидеть остатки царской старинной дороги.

Нашелся и проводник – библиотекарь Светлана Ермичева. Кажется, знает все о каждом камешке Ставропольской возвышенности. Повезло, решили мы. И только увидев величественные руины, поняли – насколько.

Короткий век

Железную дорогу запустили в 1917 году, но бурные события начала века не дали ей выполнить свое главное предназначение – стать хлебной жилой, соединяющей плодородные южные губернии с черноморским портом. Просуществовав всего шесть лет, Туапсинка была разрушена. Белыми? Красными? Зелеными? Степь цепко хранит свою тайну.

Светлана Ермичева сохранила для потомков целый пласт истории родной земли.
Светлана Ермичева сохранила для потомков целый пласт истории родной земли.
Фото: Юрий Ходзицкий

Восстанавливать ее не стали – сложные рельефы, грунты. Вся конструкция сильно пострадала от оползней.

– Уцелевшие рельсы сняли и увезли. А вот переплавили или уложили в другую дорогу – этого не удалось узнать, – рассказывает Светлана Ермичева, которая собирала историю здешних мест по крупицам.

В музее Армавира она нашла книгу, написанную инженерами, принимавшими участие в строительстве дороги. Сохранилась в единственном экземпляре. Платить нужно за каждый час просмотра, переписать – за дополнительные деньги, фотографировать нельзя – а вдруг развалится. Пришлось собирать информацию самой. Ходила по дворам старожилов, собирала семейные фото, расспрашивала.

– Строили дорогу пленные немцы и австрийцы – шла Первая мировая. В каждом местном дворе тоже хоть кто-то, но принял участие в грандиозной стройке. Мне захотелось сохранить для потомков целый пласт – как строилась дорога, откуда везли материалы, где изготовили рельсы. Но время было такое – люди ничего не записывали, фото без подписей. Вот и гадали вместе: кто это, да когда это было? Уйдут ведь последние очевидцы, и ничего не останется, – говорит Светлана.

Каменные исполины безмолвно и одиноко стоят среди степи.
Каменные исполины безмолвно и одиноко стоят среди степи.
Фото: Юрий Ходзицкий

О дороге, да и обо всей жизни хутора Державного, ставшего ее второй родиной, она написала аж три книги. Труд высоко оценили на краевом уровне. Светлана Ермичева – лауреат премии администрации Краснодарского края в области образования, науки и культуры 2014 года.

Оранжевое небо

Стоим на небольшом балочном мосте. Такие строили для связки железнодорожного полотна. Уцелела почти вся штукатурка – наверное, и правда замешивали на яйцах. Замечаем цепочку выбоин. Пулеметная очередь, предполагаем мы.

– В годы Гражданской здешние места и к белым, и к красным переходили. Гуляли банды зеленых, которым ни бог, ни черт не указ. Крови пролилось немало, – рассказывает наш гид.

А вот водонапорная башня изрешечена уже фашистскими пулями. Палили по ней из пулеметов нещадно. Но причудливая конструкция выстояла. То ли ротонда, то ли фантастический летательный аппарат из фильма «Кин-дза-дза». А вот предназначение самое прозаическое – заправка паровозов. Здесь была большая узловая станция. Составы шли на Ставрополь, заправлялись водой, загружались. Сохранились даже остатки грузовой платформы.

В срезах конструкций замечаем камешки оранжевого цвета.

– Местный гравий – такого нигде больше нет. Уникальное месторождение. Верстовые столбы были оранжевого цвета – один из них уцелел, – продолжает рассказ Светлана. – Потом увидите. А сейчас поедем к арочным мостам. Их два сохранилось – Веселовский и Николаевский.

Успенка – Дакар

При виде разрушенных виадуков захватывает дух. Каменные исполины безмолвно и одиноко стоят среди степи. И только время властно над их величием.

Дома у нашего гида хранится брошюра художника-графика, который запечатлел эти мосты и сравнил их с одиночеством сильных мужчин.

Предназначение водонапорной башни самое прозаическое – заправка паровозов водой.
Предназначение водонапорной башни самое прозаическое – заправка паровозов водой.
Фото: Юрий Ходзицкий

– Но бывало и здесь людно. Когда по Успенскому району проходил автомарафон Париж – Дакар, возле этих мостов собралось множество народа. Смельчаки вскарабкались на самый верх и оттуда кричали, махали гонщикам, несущимся в клубах пыли, – вспоминает Светлана Ермичева.

Сотня человек – невеликий груз для основательных опор. Когда-то эти плечи выдерживали груженые составы с зерном. Первый поезд из Армавира здесь прошел в 1917-м. Фоторепортаж об этом событии сохранился в «Вестнике Кавказа» за этот год.

Бронированная «Единая Россия»

– А в том, что здесь проезжал царь со своей семьей, есть большое сомнение, – продолжает Светлана Ермичева. – Царской называют просто потому, что строилась в царские времена. Дорога была хлебная. Губернии выращивали много зерна, а куда его поставлять? Надо было вывозить. Сначала в Армавир, потом на Туапсе, там – на корабли и дальше по морю. А в Гражданскую здесь бронепоезда ходили. Один из них назывался – не поверите – «Единая Россия»!

Наш гид показывает: если идти по этой горе, выйдешь на Прочноокопку. Редут основал Суворов. Вот Азово-Моздокская линия – отсюда пошли линейные казаки. А впрочем, здесь в каждом дуновении ветра – дыхание истории.

А в Гражданскую войну здесь бронепоезда ходили. Один из них назывался – не поверите – «Единая Россия»!

Вдоль этой гряды гор стояли каменные бабы, потом их увезли в краевой музей.

– Вон там, видите, плоское плато? Гора Баба – ударение на последнем слоге. Историки утверждают, что именно там древние племена изготавливали каменные скульптуры, – археологи нашли остатки мастерской. А еще раньше на месте возвышенности было Сарматское море, а до него – океан Тетис, по которому киты плавали. Один из них у меня во дворе лежит, – улыбается собеседница.

10 миллионов лет под шифером

Думали – шутка. Ошиблись. Кости возрастом 10 миллионов лет супруги Ермичевы нашли во время прогулки по горам. Прямо на дороге торчал камень. Решили, что для цветника пригодится. Ковырнули ломом, а наружу вылезли кости, облепленные ракушками. Отвезли находку в краеведческий музей Ставрополя. Там подтвердили: кит цетатерий. Такие во множестве бороздили воды древнего океана.

Подобных находок в музее предостаточно. Супругам показали скелет 12-метрового гиганта во всю величину. А ребро с частью позвоночника Ермичевы привезли домой. Положили во дворе, прикрыли шифером от непогоды.

Камень с отпечатанной рыбкой.
Камень с отпечатанной рыбкой.
Фото: Юрий Ходзицкий

– Даже костный мозг сохранился. В голодный год холодец сварим, – шутит Светлана. – Есть еще камень с отпечатанной рыбкой. Видно каждую косточку, перышко, хвостик.

По своим находкам библиотекарь-краевед Светлана Ермичева сделала электронную презентацию. Когда выступает с ней перед школьниками, муж приносит тяжеленные кости.

– Дети подходят – трогают время руками. Мы разрешаем, – рассказывает Светлана.

А вот для того, чтобы прикоснуться к истории поближе – душой, лучше все-таки приехать в эту степь, овеянную былью и легендами. И тогда уникальный музей под открытым небом приоткроет свои тайны.

Показать еще