Общество 20.10.2016 11:07

Георгий НИКОЛАЕНКО: «Военную выправку мне дали танцы»

Георгий НИКОЛАЕНКО: «Военную выправку мне дали танцы»

В кино он сыграл десятки военных ролей, но и без погон выглядит, как настоящий генерал. Был сценаристом, режиссером сериалов-боевиков, но сейчас мечтает о карьере детского писателя-сказочника

С белого листа

– Перед беседой специально проштудировала интернет, но не нашла ни одного вашего интервью. Мало этого, так ваша биография ограничивается 3 – 5 предложениями. Почему?

– Не сложилось. Не потому, что не хочу общаться с прессой. Может, без формы военной не узнают? Надо табличку повесить на шею «Кодекс чести» (самый известный сериал с его участием. – Прим. авт.). Так что у «Кубанских новостей» будет даже не эксклюзив, а суперэксклюзив.

– Кстати, как к журналистам относитесь?

– К нормальным журналистам – замечательно. Это сложнейшая профессия, в наше время очень рискованная. Чтобы быть журналистом сегодня, надо иметь большую силу воли, гражданскую позицию и мужество говорить правду. Но я ненавижу «желтую прессу». Меня такие публикации не касались, но мои друзья пострадали от них. Например, Саша Панкратов-Черный, которого я знаю уже 40 лет. Как извратили его личную жизнь в этих публикациях! Таких журналистишек я бы бил ремнем по мягкому месту. Делать себе имидж на житейских катастрофах и людских недостатках – это запрещенный прием.

– Вы много снимались в советских, российских фильмах. И не просто играли роли, а еще выступали в качестве режиссера, сценариста, писали саундтреки. Какая из этих сфер вам ближе?

– Самые любимые профессии – режиссер и сценарист. У меня дома напротив кровати весит белый лист. Ночью, когда выключаю свет, его хорошо видно. Это экран. Я смотрю на него перед сном и представляю свою новую ленту, а потом просыпаюсь и записываю. Так я придумал сценарий к фильму «Досье человека в «Мерседесе». То же с музыкой и песнями. Родилась первая строчка, для песни это самое главное, мне ее надо обязательно записать сразу. А потом по инерции приходит все остальное.

– Вы же еще и член Союза художников России?

– Да, но по линии кино. Написать портрет не смогу, а придумать декорации – пожалуйста. В фильме «Шел четвертый год войны» обстановка на ходу домысливалась, на тетрадном листе бумаги. А утром уже антураж монтировали. Это называется «декорация на натуре».

Его кодекс чести

– Давайте поговорим о ваших ролях. Знакомилась с фильмографией и подметила: у вас что ни роль, то военный или страж порядка.

– Видно, такая фактура с военной выправкой. Особенно в молодости заметны были широкие плечи, осанка. На самом деле, это все от танцев, которыми занимался с 14 лет. И хотя это был самодеятельный ансамбль, но преподаватели так гоняли у станка, что у нас с пальцев пот капал. Благодаря танцам до сих пор подтянут, а мне в ноябре уже 70 стукнет.

Кстати, первая моя роль – боксер. Режиссер Александр Сурин набирал группу для съемок в фильме «Антрацит». Я шел на собеседование и думал, сейчас расспрашивать будет, речь приготовил. Захожу в кабинет, а он мне: «Снимай рубашку!» Снял. Сурин рассматривал с минуту мои пресс, бицепсы и вынес вердикт – «утвержден». Так я сыграл боксера – лодыря и задиру, который работал в шахте и рассорился с начальством и бригадой. А потом уже появились погоны – лейтенант Горшков во «Фронте за линией фронта», водитель милицейской машины Саша Задирака в фильме «Город принял», участковый Штанько в «Женской логике».

В последнем снималась Алиса Фрейндлих. Я когда зашел в форме уточнить детали роли с режиссером, она удивилась: что здесь делает милиция? Ей еле доказали, что я обычный актер.

Потом «звезды» на погонах росли: майор, полковник и, наконец, генерал Константин Голубев в сериале «Кодекс чести». На самом деле, мне самому нравятся военные. Я же человек еще советских времен, когда форма вызывала у людей доверие. Поэтому и в жизни стараюсь блюсти кодекс чести – не делать зла, подлостей и не завидовать.

– Сегодня, учитывая политическую обстановку, наверное, не всякая военная форма вызывает доверие и уважение. Вы же сами с Украины?

– Современных бандеровцев за людей не считаю. Я первый свой фильм, как режиссер, снимал в Черновцах в 1980 году. Видел потрясающее отношение к русским. В 2004-м был там же, отношение не менялось. А потом появились нелюди, которые позорят украинский народ и военную форму.

– Кстати, об идеологии. Советские фильмы ругали за излишние запреты, цензуру. А где в современных лентах должна быть грань между табу и вседозволенностью?

– Режиссеров и сценаристов надо просто хорошо учить, а не с улицы набирать. Тогда будет баланс. Когда я заканчивал ВГИК, там преподавали –мэтры, один Сергей Герасимов чего стоил! А сегодня, увы, и подготовка мельчает. Мальчики и девочки пишут сценарии-однодневки, телеканалы принимают их без редактуры. В итоге мы получаем низкопробные потуги, которые фильмами язык назвать не поворачивается. Как говорил Богдан Титомир, «пипл схавает». Самое главное, что в фильме было, есть и будет, – это драматургия. Не зря американские компании платят огромные деньги сценаристам. Поэтому я за обучение, прежде всего, сценарию и режиссуре.

В любви с Яринкой 40 лет

– Хочется узнать больше о вашей семье. В биографии просто: «Женат, имеет детей»…

– Правильно. Женат. Супруга – профессор Щукинского училища, преподает молодым артистам. Зовут ее Валентина, в девичестве Лысенко. Ничего не говорит?

– Нет…

– Она сыграла главную роль Яринки в фильме «Свадьба в Малиновке». В эту девушку тогда были влюблены многие, в том числе известные актеры. А завоевал ее я. И очень горжусь этим. Мы женаты уже почти 41 год.

– Прилично. Особенно, когда оба супруга – творческие люди. Сложно сохранять верность и гармонию в семье?

– Были всякие моменты. Ругались, хотели разбежаться. Но спасали длительные съемки. Например, один из фильмов снимался в Киргизии. Меня не было больше года. А мы в то время были в натянутых отношениях. Жена сама позвонила – хочу, мол, приехать, соскучилась. И сердце затрепыхалось, растаяло. Правду говорят – расстояние сближает.

У меня есть дочь, внук и внучка, уже студенты. Большая родня осталась на Украине. К сожалению, сейчас не бываю у них. Просто не пустят, даже если бы самолеты летали. Хотя бы за то, что в кино играю генерала ВДВ.

– Вы с дочерью и внуками дед-генерал?

– Что вы! Они из меня веревки вьют. Особенно внук Никитка. Это сейчас он метр девяносто вымахал, а я помню, когда впервые внес его на руках в дом. Все боялся, что этот крохотуля из пеленок выпадет нечаянно. Руки дрожали от страха и от радости одновременно. Так быстро время идет (вздыхает).

– Поделитесь творческими планами. Будет продолжение «Кодекса чести» или мы увидим вас в других ролях?

– В связи с кризисом экономическим и в кино – не знаю. Сейчас я больше сосредоточен на музыке, чем на ролях. Главная творческая задумка – выпустить детскую книгу «Волшебник и змея». Она будет состоять из 16 сказок. Ее проиллюстрирует замечательный художник Игорь Лемешев. Надеюсь, малышам понравится. И есть еще сказка про любовь, где главный герой – Змей Горыныч. Это уже для взрослых. Так что буду пробоваться в новом для себя писательском жанре.

– На Кубани вы бывали не раз. Поделитесь впечатлениями.

– Да. Приезжал в Краснодар. Снимались в вашем крае два сериала, мы базировались тогда в Геленджике. В Новороссийске тоже работал. И в Усть-Лабинске был на российском кинофестивале «Земля отцов – моя Земля». Кубань – просто фантастика. В Москве все нервные, суматоха. А здесь люди душевные, открытые. Это настоящий народ, который умеет любить и ценить хорошее отечественное кино.

ДОСЬЕ "КН"

Георгий НИКОЛАЕНКО

Родился в 1946 году в Кировограде.

В 1971 году окончил актерский факультет ВГИКа.

Работал на киностудии «Казахфильм».

Снялся более чем в 50 фильмах, еще порядка в 20 выступил как режиссер и сценарист, написал музыку к сериалам «Дальнобойщики», «Кодекс чести», «Возвращение Мухтара», «Закон и порядок».

Фото Юрия ХОДЗИЦКОГО и из открытых источников

Загрузка...
Новости от