Кубанские Новости
Общество
Владимир Нестеренко

Валерий Костарев: «Быстро соображать меня научил конвейер»

Валерий Костарев: «Быстро соображать меня научил конвейер»
Фото: Валерий Костарев

Более полувека 73-летний мастер из станицы Брюховецкой ремонтирует швейные машинки - от «Зингера» до «Подольска».

Страсть к технике направила паренька в начале 60-х прошлого века в техникум, где готовили будущих механиков для легкой промышленности. А чуть позже увлечение музыкой заставило Валерия окончить и музыкальное училище. С того времени и до сих пор Костарев неразлучен и с профессией, и с музыкой.

Трудовая биография молодого механика началась на швейной фабрике детской одежды. Костарев обслуживал швейные машины разного уровня – универсальные и специальные. Причем не только отечественного производства, но и немецкие, итальянские, чешские. Это говорило о высоком мастерстве способного механика.

В его подшефном цеху было около двухсот машин. Шла бесперебойная работа конвейера. Если вдруг какая-то из машин выходила из строя, механику на ремонт или наладку отводилось всего две-три минуты. Если мастер не успевал управиться за 200 секунд, то вышедшую из строя машину он заменял резервной. А потом принимался за ремонт высвободившейся. В «резервистах» (так называли мастеров, которых выручали резервные машины), Костарев почти не был. Кстати, это и позволило Валерию Александровичу добиться в работе высшего, 6-го, разряда.

– Конвейер научил меня быстро соображать и молниеносно работать, – говорит Валерий Александрович. – Бывали такие дни, когда не было работы. Это, прежде всего, означало, что ранее произведенный ремонт был выполнен качественно. И все же механик не сидел все время без работы. Мы занимались планово-предупредительным профилактическим ремонтом.

– А была ли такая работа, после окончания которой вы могли воскликнуть: «Ай да Костарев! Ай да молодец!»?

– Как-то вышла из строя чешская машина, названная в честь греческой богини Минервы – покровительницы ремесленников и мастериц. Поскольку никому не удалось починить «иностранку», то она стояла в углу цеха. У меня появился азарт: починить «Минерву» и запустить ее в работу, так как машина была нужна – швея делала на ней сложные петли для рубашек. Я ремонтировал «Минерву» урывками. В течение месяца. Но все-таки восстановил.

– Валерий Александрович, вы говорили, что не можете жить и работать без музыки…

– Верно. На фабрике я организовал вокально-инструментальный ансамбль. Особенно славился наш оркестр. Женский состав фабрики обожал вечера отдыха с танцевальной программой. В настоящее время мне очень нравятся и музыка, и песни, которые передает радиостанция «Казак FM». Все они наши! Кубанские! Родные! И без непонятной (я никого не хочу обидеть, особенно молодежь) иностранщины. Разве можно представить, чтобы американцы преклонялись перед нашей русской песней? Например, перед такими как «Казак лихой» или «Белый снег»? А мы, увы, все обезьянничаем! Если же продолжать говорить о моих песенных пристрастиях, то считаю, что великолепен весь репертуар Кубанского казачьего хора. Нравится мне и творчество Александра Серова. Кстати, он начинал в Краснодарской филармонии.

– Возвращаемся к вашей любимой профессии. По-прежнему откликаетесь на просьбы землячек отремонтировать швейные машинки?

– Конечно. Обращаются ко мне не только брюховчанки – приезжают из соседних районов. А чаще всего требуют ремонта современные швейные машины, в основном китайские. Привозят иногда и наши, подольские. Также обновляю и американские машины фирмы «Зингер».

Показать еще