Кубанские Новости
Общество

В окопах не бывает атеистов

В окопах не бывает атеистов
Фото: Михаил Ступин
Наш новый колумнист – диакон Михаил Степанков, клирик Екатеринодарской епархии – о священниках в зоне СВО

Недавно на телевидении вышел сюжет о том, что в составе спецназа «Ахмат» воюют священник и пономарь из Первоуральска. Ранее сеть облетели кадры, на которых человек в красном священническом облачении стреляет из РПГ со словами, что «Московская духовная академия и семинария сражаются против НАТО». Незадолго до этого многие обсуждали, что священник, многодетный отец, сбежал на мобилизацию, скрываясь от семейных забот.

Истории громкие, но не правдивые.

Из Первоуральска в зону СВО приехал самозванец, а не священник; из РПГ стрелял бывший священник (6 лет назад его запретили в служении); а многодетный батюшка никуда не сбегал, его просто забрали по повестке и, лишь проверив документы о количестве детей в семье, отпустили.

Самое неприятное во всех этих историях то, что за шумихой в инфополе полностью теряются реальные истории мужественного, я бы даже сказал героического служения капелланов (военных священников). В мирное время они сопровождали своих духовных чад на военно-полевых сборах и учениях. И в тревожное время также не бросили свою паству.

Протоиерей Евфимий Козловцев из Шадринской епархии и иерей Анатолий Григорьев из Казанской митрополии погибли, выполняя свой пастырский долг в зоне СВО.

Наш земляк – настоятель Троицкого храма станицы Старонижестеблиевской иеромонах Никифор, испросив благословения митрополита Григория, первый раз уехал в зону СВО еще весной вслед за своими казаками. Чем не героический поступок? Отец Никифор хоть и дислоцируется в штабе, но он находится в зоне поражения минометного огня, да и от диверсантов никто не застрахован. Каждый день может быть последним, но это не мешает ему в любое время дня и ночи идти со Святыми Дарами к каждому, кто позовет. Священник заслужил такое уважение, что его даже назначили заместителем начальника штаба. Ему выдали пистолет, но воспользоваться им даже для самообороны он не может, максимум – выстрелить в воздух, чтобы подать сигнал. По церковным канонам священник ни при каких условиях не может убить человека, иначе будет пожизненно запрещен в священнослужении.

История знает множество примеров поистине героического служения священнослужителей и в войнах Российской империи, и во время Великой Отечественной войны. Например, священник Могилевского полка протоиерей Иоанн Пятибоков в 1854 году, после гибели всех командиров при штурме турецких батарей, с крестом в руках повел за собой солдат и одним из первых поднялся на стены вражеского укрепления. Примерно такая же история произошла с участником Русско-японской войны 1904–1905 гг. священником Стефаном Щербаковским. В истории Российской империи известны имена 18 священников, удостоенных Георгиевских крестов.

В годы ВОВ белорусский священник Александр Романушко на отпевании убитого полицая сказал столь проникновенную речь, что все присутствующие на молитве полицаи (около 20 человек) ушли в партизанский отряд.

Как говорится, «в окопах не бывает атеистов». Священник в зоне боевых действий необходим. Как духовное лицо он приносит больше пользы, чем с оружием в руках, а рискует жизнью не менее остальных. Очень важно уметь видеть и уважать реальные подвиги наших защитников Отечества, и тогда мы откроем для себя, что герои живут среди нас и их много.

Показать еще