Кубанские Новости
Культура
Ольга Островская

Олег Масленников-Войтов: «Хотел быть танкистом, а стал артистом»

Олег Масленников-Войтов: «Хотел быть танкистом, а стал артистом»
Фото: @olegmaslennikovv

Актер рассказал о том, зачем он дрался на раскаленной крыше и что общего у него с английским премьер-министром.

– Олег, вы сыграли в нашумевшем сериале «Триггер» одного из клиентов психолога, который борется с фобиями при помощи «шоковой» терапии. У вас самого есть фобии?

– Наверно, нет. Наоборот, люблю опасность, адреналин. В кино обожаю участвовать в скачках, погонях, драках, стрельбе и всегда стараюсь все трюки исполнять сам.

Это началось еще тогда, когда я снимался у Светланы Дружининой в ее историческом сериале «Тайны дворцовых переворотов». Она «закинула» нас, актеров, на манеж с лошадьми и сказала: «Или учитесь верховой езде, или каскадеров посажу вместо вас». И мы согласились, конечно. Решили все делать сами. Лошади нас и кидали, и роняли, и бодали. Но мы справились.

На других съемках был у меня такой случай. По сценарию, надо было сделать маневр, перевернувшись на машине в Москва-реку. Я, естественно, уже сел в авто. Но тут мой друг, продюсер фильма «Трюкачи» Игорь Пеккер, лег на капот и попросил: «Выйди, пожалуйста».

Спорю с ним: «Я сделаю, все нормально будет». Он говорит: «Да пойми ты, я тебя не расклонирую, если что-то случится, ну выйди, пожалуйста». По его глазам я понял, что все серьезно. Я вышел, и в машину посадили каскадера. Впрочем, с появлением семьи я стал меньше рисковать.

– Несчастных случаев «на производстве» не было?

– Не обошлось без пары неприятных моментов, конечно.

Например, на съемках киноленты Алексея Пиманова «Три дня в Одессе» мы делали много трюков. И вот мне надо было доплыть до сейнера и поучаствовать в драке. Кто-то мне по-доброму посоветовал надеть сапоги и в них поплыть. Но я решил – ну их, они ж ко дну потянут. Подплываю. И когда я вылез босой на крышу сейнера и начал драться, понял, как ошибся: она на солнце раскалилась настолько, что после этой киношной драки у меня были жуткие волдыри на стопах. Я будто на сковородке танцевал. И просто сжег себе ноги – пришлось лечиться даже.

– У вас опасная профессия...

– Да нормальная. Любимая, и это главное. Хотя в одном журнале как-то прочитал, что ученые поставили актерскую профессию по уровню сложности на первое место – вместе со специальностями шахтеров и пилотов. У них перепады давления, температур. А мы каждую роль стараемся через сердце, душу пропустить. Ведь, если схалтуришь, зритель сразу поймет.

– Кстати, вы же не сразу актером стали?

– Верно. Просто в 10–11 классах я учился в театральном лицее. Разучивал роли, выступал. Но тогда актерство казалось мне чем-то несерьезным – так, развлечение. Я поступил в Омское высшее танковое инженерное училище. Провел там полтора года. За это время мы с ребятами создали музыкальную группу. И началось – поклонники, аплодисменты. Я почувствовал, что называется, вкус славы.

Вообще, с детства я мечтал петь, как мой кумир Николай Караченцов. Пластинку с рок-оперой «Юнона и Авось» заслушал буквально до дыр. И, когда первый раз приехал в Москву и попал в театр на сам спектакль, все – влюбился в эту историю окончательно. В итоге посмотрел ее более 40 раз, так она меня заворожила.

Видимо, подсознательно я всегда хотел походить на Николая Караченцова. Он ведь был и певцом, и актером. И, когда я поступил в школу-студию МХАТ, вспомнил, что и он же ее окончил. Мы даже учились у одних и тех же преподавателей. А затем у Светланы Дружининой нам довелось сыграть вместе.

– «Юнона и Авось» – история о любви. Что такое любовь, по-вашему?

– Сложный вопрос. Для меня это понятие складывается из нескольких – преданность, поддержка, уважение. Любовь – это чувство, которое воспитывается, как маленький ребенок. Двое должны быть готовы принимать друг друга от макушки до пяток, со всеми тараканами.

Вот тогда это любовь. А если это игра в одни ворота – один любит, а другой позволяет, уже совсем не то. И, конечно, все пары проходят разные ступени сложности. И в этот момент главное – не предать друг друга и самого себя.

– А вы счастливы?

– Слава богу, да. У меня есть жена, она режиссер. И сын. Что может быть лучше?

– Сын по вашим стопам хочет пойти?

– Хочет, даже очень. И у него уже какие-то вещи получаются. Он успел сняться в кино. Долго занимался стэпом, играет на гитаре. Если захочет стать актером, я возражать не буду. Он видит всю нашу кухню изнутри, понимает, что эта профессия не так проста, как кажется.

– Ваша «визитная карточка», роль, по которой вас узнают, – это, безусловно, главный герой сериала «Маргоша». Как считаете, у вас с вашим персонажем Андреем Калугиным есть схожие черты характера?

– Калугин – очень терпеливый. Я не такой. Если человек начинает наглеть или хамить, я сначала вежливо могу попросить, второй, третий раз, но если это не помогает, я всегда его поставлю на место. Но, безусловно, без применения физической силы. А так я мягкий человек, наивный. До сих пор верю в какие-то чудеса. И я резко против «потребления» – в дружбе и любви хочется взаимности.

– Вам посчастливилось сыграть в спектакле режиссера Глеба Панфилова премьер-министра Великобритании Дэвида Кэмерона. Он чем-то вам импонирует?

– Кэмерон? У меня такое ощущение, что он не очень-то и хотел оказаться премьер-министром. И этим, да, понравился мне. Я видел в кинохронике, что, когда Дэвид сдал бразды правления, он развернулся и пошел прочь, что-то насвистывая себе под нос вроде: «Слава богу, отлегло». Этот факт мне и помог построить его образ на сцене. Кстати, королеву Елизавету сыграла выдающаяся Инна Чурикова. Она потрясающая партнерша. С ней на одной площадке заиграет и бревно. Она очень тонко чувствует партнера по сцене. Если я веду, она отдает мне «вожжи», потом – я ей. И так мы друг друга поддерживаем и подпитываем в течение всего спектакля. Плюс еще, конечно, рука режиссера, который незримо ведет тебя по рисунку и по мысли. Это такой кайф. Это дорогие минуты, ради которых стоит идти в эту профессию.

– Олег, мало того, что вы востребованный артист, вы еще и телеведущий. Как чувствуете себя на этом поприще?

– Да, я веду программу «Улика из прошлого» на телеканале «Звезда». Мне это тоже безумно интересно. Мы разыскиваем интересные, неожиданные факты об уже, казалось бы, известных всем историях, их новые версии. Например, смерть принцессы Дианы или уход Виктора Цоя. Казалось бы, что тут можно нового сказать? Ан нет. Наша команда находит новые и новые подробности. Сейчас, во время карантина, всем актерам непросто. Мне отрадно, что я имею возможность заниматься любимым делом. И я никогда не делил, например, работу в театре или кино – мне нравится и то, и другое. Для меня это все – своеобразная лаборатория собственного развития.

– О чем мечтаете?

– Хотелось бы сняться в хорошем приключенческом фильме вроде «Пиратов Карибского моря». А еще – построить домик на побережье. Может быть, и на Кубани.

Показать еще