Кубанские Новости
Общество
Вячеслав Люсин

Жизнь радикала: за пособничество террористам 19-летний житель Кубани осужден на 11 лет строгого режима

Жизнь радикала: за пособничество террористам 19-летний житель Кубани осужден на 11 лет строгого режима
Фото: samregion.info

История о том, как «хороший» кубанский парень Петя вдруг стал пособником ИГИЛ (организация, запрещенная в РФ) и планировал устроить теракт в Краснодаре.

«Терроризм наступает!», «Родители, защитите своих детей от влияния экстремистов!», «Религиозные радикальные идеи несут только смерть!». Подобными слоганами пестрит социальная реклама. И все же зачастую мы воспринимаем угрозу отстраненно, как нечто далекое. Все меняется, когда дело касается кого-то близкого или знакомого. Тогда мы с удивлением пожимаем плечами: «Ведь хороший (хорошая) парень (девушка). Никогда бы не подумал».

Тяжелое детство

Петр Гнипель родился в Адыгее, в станице Гиагинской. В раннем возрасте он лишился отца. Вскоре его мать лишили родительских прав.

От детского дома Петра спасла двоюродная сестра, взяв 4-летнего брата к себе в семью. Так мальчишка оказался в Белореченском районе.

Рос Гнипель, как и все. Отходил свое в школу. Потом устроился работать в строительную бригаду. Единственное, что отличало Петра от сверстников, – это стремление найти виноватых. Нет, не в своей жизни, а глобального врага. Того, кто мешает жить всем.

За девять месяцев 2018 года в РФ зарегистрировало 1209 преступлений экстремистской направленности.

В подростковом возрасте парня стали привлекать радикальные взгляды. Но самое интересное, что в тот период он склонялся к славянскому шовинизму. Ходил в майке «Я – русский!». Предпочитал полувоенный стиль одежды. При малейшей возможности резко высказывался в адрес лиц кавказской и еврейской национальностей. Козырял своим православием. Легко вспыхивал и так же быстро остывал.

Как и все неофиты, Петр слепо верил в свои идеалы, но вот с теоретической базой были проблемы. Знаний по истории, основам православия и другим гуманитарным наукам явно не хватало для аргументированного спора с противниками. Когда же кончался небогатый словарный запас, Петр мог перевести дискуссию из теоретической плоскости в практическую – завязать драку.

Друзья-приятели знали о склонности Петра к драматическим сценам, но смотрели на них как на временную блажь – перерастет, мол.

И Петя перерос.

Онлайн-вербовка

Когда Петру исполнилось 18 лет, его мир перевернулся. Майка «Я – русский!» полетела в мусорку. Весной 2017 года Гнипель принял ислам.

Причиной столь кардинальной смены жизненного курса стало общение в интернете с «учителем» по имени Алихан (расследование по нему выделено в отдельное уголовное дело). Этот гражданин довольно легко и быстро завоевал неокрепший ум Гнипеля рассказами о том, как славно живут и воюют террористы в Сирии и других странах Ближнего Востока.

Из обвинительной речи прокурора: «Весной 2017 года Гнипель П. Д. стал отращивать бороду и выстригать усы, а через два месяца между ними (с мужем двоюродной сестры, – Прим. авт.) возник спор, в ходе которого он убеждал, что организация «Исламское государство» является сильным и мощным государством всех мусульман, его деятельность носит праведный характер, и ее члены ведут неравную героическую борьбу с врагами ислама».

Когда Петру исполнилось 18 лет, его мир перевернулся. Майка «Я – русский!» полетела в мусорку. Весной 2017 года Гнипель принял ислам.

В общем, далеко унесло паренька от радикального славянофильства. Открыв для себя «новую истину», Петр уже не мог смотреть на мир и свое окружение прежними глазами. С энергией, достойной лучшего приложения, он принялся проповедовать экстремистские идеи среди своих приятелей. Спорил даже со знакомыми мусульманами, упрекая их в неправильной вере. Правда, тут тоже знаний не хватало, потому что друзья, с детства воспитанные в исламе, легко доказывали ложность убеждений Гнипеля. В ответ тот замолкал в раздражении.

Поначалу ребята и к этой ипостаси Гнипеля отнеслись как к временному помрачению. Но вскоре взгляды Петра еще более радикализировались. Он стал поговаривать о желании помочь делом «братьям по вере». Начал собираться в Сирию – воевать с «неверными».

Когда следствие изучало виртуальную жизнь Гнипеля, выяснилось, что это были не пустые слова. Алихан призывал «брата» Петю помочь в праведной борьбе. Обещал золотые горы и гарантировал, что после смерти «брат» как праведник попадет в Джаннат (райский сад). Некоторые выдержки из этих бесед Гнипель помещал на своей страничке в социальной сети. Однако находились они там недолго – в краткие минуты прозрения Петр пугался, что за ним может следить ФСБ (из его личных показаний), и стирал опасные посты.

От слов к делу

Вербовщик обрабатывал Гнипеля почти год. А в начале февраля прошлого года, когда понял, что тот созрел для серьезного дела, дал поручение: купить в магазине химикаты, канистру, гайки, болты и надежно спрятать. В назначенный день к Петру должен был прийти «брат», чтобы вместе сделать бомбу, которую взорвут в наказание «неверным».

Гнипель пошел в магазин и, сверяясь со списком, купил все необходимое (потом продавец уверенно опознал Петра). Ингредиенты для адской машины парень спрятал в гараже, под сломанной машиной.

Из уголовного дела: «Согласно выводам комиссионной судебно-психиатрической экспертизы Гнипель П. Д. имеет признаки эмоционально неустойчивого расстройства личности пограничного типа. Вместе с тем степень изменений со стороны его психической деятельности выражена незначительно, не сопровождалась болезненным расстройством сознания, не лишала его возможности в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий».

Короче, был Петя нормальным, но импульсивным. Язык за зубами у него не держался. О своей покупке он рассказал приятелю, который не на шутку испугался и стал отговаривать Гнипеля от участия в преступлении. Но тот на своем стоял твердо. Уступил только в одном: обещал попросить напарника устроить взрыв не Белореченске, а в Краснодаре: чтобы знакомые не пострадали.

Поездка в Сирию отменяется

К тому моменту как Петр окончательно вступил на тропу войны с «неверными», он уже находился под пристальным вниманием спецслужб. Игра в кошки-мышки закончилась 15 марта 2018 года, когда к нему домой пришли с обыском. Петя понял: вояки за веру в далекой Сирии из него не вышло.

Отпираться молодой человек не стал и сам показал, где прятал компоненты для взрывного устройства. Открыл свою переписку с Алиханом. Как говорится, принялся активно сотрудничать со следствием.

И, надо сказать, этот удар судьбы подействовал на Петра благотворно. Куда делась одержимость терроризмом? Гнипель каялся. Причем откровенно, без наигрыша. Об этом свидетельствует тот факт, что прокурор, поддерживавший в процессе обвинение, в качестве смягчающего обстоятельства сам указал на искреннее раскаяние.

В декабре прошлого года Северо-Кавказский окружной военный суд приговорил Петра Гнипеля к 11 годам колонии строгого режима за участие в деятельности террористической организации.

Все насмарку

По статистике, МВД России только за девять месяцев прошлого года в стране зарегистрировало 1209 преступлений экстремистской направленности. Наученные горьким опытом борьбы с террористами на своей территории в 90-е и нулевые годы, наши силовые ведомства стали одними из самых эффективных в мире по выявлению и нейтрализации экстремистов. Благодаря их работе не прогремел и взрыв, который готовили руками Петра Гнипеля терорристы-кукловоды.

Сколько жизней спасено? Но одна судьба все-таки искалечена. Свое 20-летие Петр Гнипель встретит в колонии. Так, впрочем, пройдет еще несколько его дней рождения.

Материал подготовлен при содействии прокуратуры Краснодарского края

Поделиться:
Кубанские Новости – Логотип
Загрузка...
Новости от