Кубанские Новости
Общество
Елена Кириченко

Закон о домашнем насилии: за и против

Закон о домашнем насилии: за и против
Вокруг законопроекта о домашнем насилии разгорелись нешуточные споры. Фото: ptoday.ru

Вокруг законопроекта о профилактике семейно-бытового насилия, предложенного к обсуждению членами Совета Федерации и депутатами Госдумы, разгорелись нешуточные споры

На сайте Совета Федерации опубликован законопроект о профилактике семейно-бытового насилия, к дискуссии по которому пригласили всех желающих. Предполагается, что новый документ обеспечит защиту прав жертв насилия, даст им возможность психологической реабилитации и поможет с социальной адаптацией.

Помимо большого перечня профилактических мер, жертвам насилия предлагается выдавать защитные ордера (принудительное предписания) на срок от 30 суток до 1 года, которые запрещают преследователю вступать в контакты с пострадавшим (в том числе по телефону и через интернет), предпринимать попытки выяснить его местопребывание. В исключительных случаях новый закон обяжет нападавшего покинуть место совместного жительства и передать пострадавшему его личное имущество и документы, а также возместить имущественный и моральный вред. А нападавший должен будет пройти специализированную психологическую программу.

Общественные организации давно заявляли о необходимости нового закона. Активистки Алена Попова и Александра Митрошина собрали около 900 тыс. подписей под петицией с требованием принять документ, а их флешмоб #янехотелаумирать вызвал широкий резонанс. В своем обращении девушки привели пугающую статистику: по их словам, от домашнего насилия в России за год пострадали более 16 млн. женщин, а 38 процентов женщин подвергались вербальному насилию в семье в течение жизни. Реакция же полиции такова: «Когда будет труп, приедем и опишем».

«Сейчас жертва сама доказывает, что она жертва, при этом никакой бесплатной юридической помощи для нее не предусмотрено, а насильнику предоставляется за наши налоги бесплатный адвокат! Государство защищает насильника больше, чем жертву. В случае принятия закона жертва будет защищена государством, полиция, а не сама жертва, займется сбором доказательств», – написали в петиции общественницы.

Сейчас у полиции нет превентивных методов воздействия для предотвращения насилия в семье. Согласно Конституции, государство имеет право вмешиваться в частные дела семьи для отдельных категорий лиц, а пределы такого вмешательства должен определить новый закон.

Попытка разрушить семью?

Однако, кроме сторонников, у законопроекта появились и ярые критики. Люди и организации, которые говорят о себе как о защитниках традиционных ценностей, называют проект «фантазиями дам с Рублевки» и предсказывают разрушительный эффект для российского общества. По их утверждению, цифры о подвергающихся насилию женщинах завышены чуть ли не в тысячи раз, а общественные организации, поддержавшие законопроект, отстаивают в числе прочих и интересы сексуальных меньшинств, а значит, являются сторонниками радикальных антисемейных идеологий.

«Законопроект о профилактике семейно-бытового (домашнего) насилия – это антиконституционный акт. Он фактически уничтожает провозглашенные в Конституции РФ права граждан: на неприкосновенность частной жизни и жилища, частную собственность, на свободу передвижения, право родителей на воспитание детей. Он направлен на дискриминацию мужчин и разрушение семьи», – написали в открытом письме президенту России представители десятков общественных организаций.

Выступила против закона о семейном насилии и Русская православная церковь, заявление об этом появилось на сайте Патриаршей комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства. Основные аргументы: инициатива «противоречит правовым принципам разумности, справедливости и равенства», нарушает право на неприкосновенность жизни, личную и семейную тайну, а также право на защиту информации о частной жизни граждан. Более того, по мнению представителей церкви, подобный закон способствует коррупции.

Если некуда бежать

О том, насколько актуальна сегодня тема насилия в семье, мы решили расспросить людей, имеющих непосредственное отношение к решению этой проблемы. В Краснодаре вот уже восемь лет работает краевой кризисный центр помощи женщинам, учрежденный краевым министерством труда и соцразвития. Сюда можно прийти, когда больше бежать некуда, и остаться здесь на 60 дней (за это время, как подсчитали аналитики, женщина может найти работу, получить первую зарплату и снять жилье). В стационаре могут находиться 23 женщины с детьми, а юристы, психологи и психотерапевты абсолютно бесплатно проконсультируют всех, кто оказался в трудной жизненной ситуации.

– За годы работы мы помогли более чем 37 тысячам человек – консультациями или размещением в стационаре, – рассказывает директор центра Елена Бескоровайная. – Думаю, эта цифра лучше всего говорит о важности и актуальности проблемы семейного насилия в нашем обществе. И, к сожалению, стационар никогда не пустует. Избитые, запуганные, с переломанными костями – сердце разрывается, когда смотришь на этих женщин. Приходят беременные – ставим на учет, в роддом отправляем, приданое для малыша собираем…

Главное условие получения помощи в центре – наличие российского гражданства. По словам директора, их клиентками (вернее, получателями социальных услуг – именно так правильно называть посетителей учреждения) становятся жительницы даже самых отдаленных уголков страны. Полиция и органы соцзащиты порой вынуждены прятать женщин от домашних тиранов, как в настоящем детективе, тайно переправляя их в другие регионы. Однако «любящие супруги» проявляют чудеса изобретательности и находят своих жертв даже за тысячи километров.

– Звонят, представляясь сотрудниками прокуратуры, адвокатами, пытаются выяснить местонахождение жены, – рассказывает Елена Бескоровайная, – Приходят ко мне с охапками цветов и падают на колени: «Люблю, скучаю, детей хочу видеть!» Решать, конечно, только женщинам, тут мы ни советовать, ни запрещать не можем. Однако, как ни печально, многие поверившие клятвам и обещаниям вновь и вновь становятся нашими клиентками. Приезжают синие от побоев, с зашитыми ранами и тут же говорят: «А кто же ему там супчик сварит? Он же после операции, надо возвращаться…»

Со всеми жертвами здесь работают психологи, но порой необходимы годы титанического труда, чтобы избавить от заниженной самооценки и убежденности «бьет – значит, любит».

Кто виноват и что делать

Что же на сегодняшний день предлагает существующее российское законодательство, которое призвано защищать от насилия и дома, и за его пределами? Законами уже предусматривается наказание и за умышленное причинение легкого вреда здоровью, и за побои, не причиняющие вреда здоровью, и оскорбления. До 2017 года побои «в отношении близких лиц» также фигурировали в Уголовном кодексе, но потом был принят закон о декриминализации побоев в семье, разработанный сенатором Еленой Мизулиной. Он перевел побои близких родственников из разряда уголовных преступлений в административные правонарушения в случаях, когда такой проступок совершен впервые.

Разбираются в семейных конфликтах обычно участковые – именно к ним надо идти с заявлением, они же направляют на бесплатную судебно-медицинскую экспертизу, чтобы определить вред здоровью.

– К сожалению, мы не можем из общей статистики выделить именно количество семейно-бытовых конфликтов, – рассказал руководитель пресс-службы ГУВД Краснодара Артем Коноваленко. – В итоговые цифры попадают все побои – будь то драка на улице, в ночном клубе или дома. Есть такая категория, как «домашние дебоширы», вот их на данный момент в Краснодаре на учете 25 человек, и эта цифра постоянно меняется. Что касается наказаний домашних тиранов, из нашей многолетней практики могу сказать, что чаще всего жены сами отказываются от своих претензий. Зачастую супруги начинают примиряться еще по дороге в отделение полиции, куда везут дебошира. Бывает, что происходит примирение в суде – и там прекращают уголовное дело (а заводят его обычно за повторные нарушения в течение года).



Поделиться:
Кубанские Новости – Логотип
Загрузка...
Новости от