Кубанские Новости
Общество
Вячеслав Люсин

Валерий Касьянов: «Наши студенты – поколение первых по-настоящему свободных людей в истории России»

Валерий Касьянов: «Наши студенты – поколение первых по-настоящему свободных людей в истории России»
Валерий Касьянов
Фото: из архива Валерия Касьянова

Сегодня свой 70-летний юбилей отмечает декан факультета журналистики Кубанского госуниверситета Валерий Касьянов

Разговаривать с человеком, который имеет докторские степени по истории и социологии и возглавляет факультет журналистики Кубанского государственного университета, – огромный профессиональный риск и подарок.

Опасность в том, что журналист не имеет права на дежурные вопросы, потому что тогда упустит возможность услышать что-то действительно важное и эксклюзивное. Подарок – на каждый вопрос ты получишь полный аргументированный ответ с ретроспективой и яркими примерами.

Но Валерий Васильевич, наверное, лучше всех знает уловки журналистов, поэтому начал нашу беседу так: «Давайте только не о коронавирусе», чем сразу убрал первую тему из заготовленного мной списка.

Интервью не о ковиде

– А почему не о ковиде? Надоело или историку проще говорить о прошлом?

– Не вижу смысла. Я не врач, не специалист Роспотребнадзора. В общем, не профессионал в этой сфере. Поэтому не считаю целесообразным добавлять в общий информационный шум свое некомпетентное мнение по этому вопросу.

Говорить надо, когда есть что сказать. Для этого необходимо обладать полной информацией. Сейчас ее нет ни у кого, включая даже тех, кто вовлечен в процесс. Следовательно, отсутствует предмет для взвешенного мнения с моей стороны.

А пройтись по горячей теме, чтобы поставить галочку в своем и общественном сознании, – пустая трата времени.

Я глубоко убежден, что образование в нашей стране должно быть бесплатным, но обязательным.

Своим студентам, вашим будущим коллегам, я постоянно говорю, что каждое слово должно нести смысловую нагрузку, а автор отвечает за достоверность информации. Тот, кто следует этому принципу, становится профессиональным журналистом. Другие – в лучшем случае блогерами.

– Как-то без уважения вы о блогерах сказали. Не считаете их коллегами?

– Скажу так: практически любой журналист может стать успешным блогером, но крайне редко бывает наоборот. Безусловно, среди блогеров немало талантливых и социально ориентированных людей, которые реально помогают другим, выносят в публичное пространство острые темы и борются за справедливость. Но это, скорее, исключения из правил.

Главный мотив блогера – увеличение числа подписчиков. Задача журналиста – объективное информирование. То есть блогер работает на себя, но зависит от аудитории.

Журналист свободен от мнения читателей-зрителей, но отвечает за достоверность информации. Это диаметрально разные цели.

И еще одна деталь. Лично у меня есть несколько маркеров, которые напрочь уничтожают доверие к источнику информации.

214237.jpg

Например, орфографические ошибки в тексте могут появиться, если автору лень даже то, что он написал, пропустить через текстовый редактор. Или из-за желания дать новость раньше других. Доверять такому источнику нельзя, потому что факты не проверены: либо журналист некомпетентен, либо он просто не нашел времени сделать контрольный звонок ньюсмейкеру. Разницы нет.

Второе – когда путаются фамилии и должности респондентов или героев материала.

Сразу приходит на память, как после аварии с участием Михаила Ефремова во многих средствах массовой информации прошел комментарий блогера-очевидца. Этот молодой человек прямо захлебывался от восторга, что ему повезло оказаться в том месте и в то время. О Ефремове он, скорее всего, вообще никогда не слышал, потому что называл его Ефременко. Но свой хайп он получил.

Это, опять же, к вопросу о разнице в целях и задачах журналистов и блогеров.

– Однако мнение, что журналистов скоро заменят блогеры, очень распространено. Вы так не считаете?

– Не заменят, а подменят. Согласитесь, это не одно и то же. Общественный запрос на объективную информацию останется всегда, а дать ее могут только профессионалы, умеющие с ней работать.

Для того чтобы состояться в профессии, журналист должен быть умным и думающим. Блогер может себе позволить роскошь добиваться популярности любыми, чаще дешевыми, средствами.

Приведу простой пример. Еще лет десять назад на вопрос о самом успешном медиапроекте почти все студенты отвечали: «Дом-2». Сегодня многие ребята считают его позором телевидения.

Для того чтобы состояться в профессии, журналист должен быть умным и думающим. Блогер может себе позволить роскошь добиваться популярности любыми, чаще дешевыми, средствами.

А если разобраться, кто такие участники этого шоу? Блогеры, которые 24 часа в сутки сливают свою жизнь в информационное пространство.

Но этот шлак не несет никакой смысловой нагрузки и наконец-то стал людям надоедать. Выражаясь языком продюсеров подобных телепроектов, «пипл не хавает». Сегодняшние студенты – это поколение людей с абсолютно незашоренным сознанием.

Они не принимают безоглядно, что им дают, а все проверяют и примеряют. Наверное, это поколение первых по-настоящему свободных людей в истории России.

Доступно об объективности истории

– Вы историк. Вам виднее. Но если развивать тему объективности, то история схожа с журналистикой: пишут люди. Существует ли объективность в этих сферах?

– Журналистам проще докопаться до истины, потому что они освещают текущие события. Надо просто уметь работать с информацией: изучить все возможные источники, проанализировать с учетом динамики развития событий, найти нестыковки, прояснить их и только потом выдать новость.

Это старая школа, актуальность которой никуда не уйдет.

Историкам же приходится работать с данными из далекого – или не очень – прошлого. В остальном все как у журналистов: сбор, анализ, вывод. Но есть существенное отличие.

Мы опираемся на источники, которые оставлены людьми. Зачастую описания одного и того же события прямо противоположны, например если авторы находились по разные стороны фронта.

Задача историка – собрать максимум информации, проанализировать, сопоставить и выдвинуть свою гипотезу произошедшего.

– Но он же человек, значит, и эта позиция субъективна. Где истина?

– В истории объективность – сумма субъективностей. Чем больше слагаемых, тем точнее результат.

Опять же пример. На этот раз обо мне. Если через тысячу лет какой-нибудь историк обнаружит в архивах мою автобиографию, он получит, казалось бы, абсолютно точные данные, ведь человек пишет о себе сам.

Более того, если бы он сверил эти сведения с другими официальными бумагами, то еще раз убедился бы, что знает о моей жизни практически все. Но он бы ошибся.

Дело в том, что у меня два дня рождения – документальный и биологический. Так вот, официально я родился 30 октября 1950 года в селе Олонки Иркутской области. А на самом деле я появился на свет 15 января 1952 года.

– То есть у вас не юбилей?

– Два дня рождения лучше, чем один. Верно? Так произошло, что через месяц после моего рождения умер отец. Он пришел с войны весь израненный, а в феврале 1952-го один из оставшихся в нем осколков сдвинулся с места и повредил аорту.

Мама решила возвращаться на родину, в Ростовскую область. Надо было оформить на меня метрику, и она пошла в сельсовет.

Там ее приняла очень сердобольная женщина, которая предложила приписать мне несколько лет. Тогда это было очень важно – можно было накопить больший рабочий стаж, что влияло на размер пенсии. Мама согласилась.

То есть получается, что гипотетический историк, работая даже с самыми проверенными документами по моей личности, все равно допустил бы ошибку, утверждая, что я родился осенью 1950-го.

Проверить это он мог бы, только пообщавшись с моими потомками, которые бы знали эту семейную историю. Понятная иллюстрация к разговору об объективности истории?

– Вполне. Но это если говорить о давних событиях. А как быть с новой историей? Сейчас страницы о Великой Отечественной войне переписывают очень активно.

– Не о Великой Отечественной войне, а о Второй мировой – это существенно. Это процесс извне.

Кстати, у меня есть несколько вопросов, которые я задаю на экзамене по истории студентам, когда необходимо прояснить истинный уровень знаний.

Один из них: когда началась Великая Отечественная война? Не знаешь дату 22 июня 1941 года – сразу «неуд». Человек, претендующий на статус образованного, не имеет права не знать этого.

Симптоматично, что некоторые студенты называют 1 сентября 1939 года – дату вторжения фашистской Германии в Польшу, с чего и началась Вторая мировая война. То есть нет разделения, хотя это принципиальный вопрос.

Не знаешь дату 22 июня 1941 года – сразу «неуд». Человек, претендующий на статус образованного, не имеет права не знать этого.

Уже по этому можно сделать вывод, что для человека Великая Отечественная война является всего лишь одной из тем, обязательных к изучению, и не более того – ответил и забыл.

А вот именно забвения допустить и нельзя. Как только приходит историческое беспамятство, тут же появляются ложные версии развития событий.

Опять же пример: Япония. Проведенные недавно опросы установили, что абсолютное большинство школьников Страны восходящего солнца считает, что ядерные бомбы на Хиросиму и Нагасаки сбросил Советский Союз.

Еще 20–30 лет назад мы и в мыслях не могли допустить такой кощунственной лжи.

Да и внутри нашей страны выросло целое поколение рожденных в 90-х, для которых в общей массе память о Великой Отечественной войне не является такой святыней, как для нас. Это страшный путь, который ведет в никуда.

– Но ведь сейчас память о Великой Отечественной войне возрождают: Бессмертный полк, парады Победы, в средствах массовой информации идет беспрецедентная кампания.

– Не так давно, лет десять назад, я стал ловить себя на мысли, что накопленный запас знаний и жизненного опыта позволяет мне прогнозировать развитие событий. В этом есть положительная сторона. Но присутствует и отрицательный момент, который можно сформулировать вопросом: «А почему раньше не увидели?»

В том, что история о Великой Отечественной войне так активно переписывается, виноваты мы сами. Наши противники лишь воспользовались моментом.

Есть объективная причина, по которой мы так легко отказались от прошлого.

Весь послевоенный период, вплоть до развала Союза, существовала незыблемая скрепа: мы народ победитель, спасший мир от фашизма. Это абсолютная правда, и нам казалось, что этого достаточно.

В том, что история о Великой Отечественной войне так активно переписывается, виноваты мы сами. Наши противники лишь воспользовались моментом.

В школах, училищах, институтах велась огромная работа по сохранению исторической памяти, но со временем она превратилась в рутину.

Методы, которыми пытались донести до молодежи гордость Великой Победой, устарели. Они стали неинтересны и даже навязчивы. Детям твердили о необходимости помнить подвиги их дедов, но не заботились о качестве материала. «Вы ходите по земле, политой кровью, будьте достойны» – и все.

Поэтому, когда в середине 80-х подул ветер перемен и запахло свободой, люди посчитали историю Великой Отечественной войны чем-то схожей с историей КПСС и просто выбросили ее из головы.

А потом и государство допустило непростительную ошибку, согнав парад Победы с Красной площади на Поклонную гору. Вечные огни стали тушить под предлогом того, что некому платить за газ. Все это привело к нашему сокрушительному поражению в идеологической войне и полной капитуляции.

Нас взяли в плен на нашей же территории. А о чем пленный думает? Он хочет выжить, и ему безразличны высокие идеалы.

Все наши беды происходят от нас самих. Мы уникальный генератор собственных неприятностей.

Заграница не поможет

– А как же внешние враги, санкции, происки НАТО?

– Так, как мы можем навредить себе, не способен придумать даже самый изворотливый враг. Я не отрицаю геополитического противостояния великих держав, одной из которых, безусловно, является наша страна.

Но я могу профессионально оценивать события с четырех сторон: как историк, социолог, культуролог и журналист. И я вижу, что не так страшен черт, как его малюют.

Если посмотреть наши центральные каналы, то можно подумать, что Европе и США больше и думать не о чем, как только о том, как нас унизить и наказать. Ну не так это.

Мы никому на Западе не нужны. Я часто бываю за границей и уверяю, что про нас их газеты пишут раз в месяц в лучшем случае. А что делаем мы? Все ток-шоу либо об Украине, либо о выборах в США. И мне становится смешно и грустно.

– Выход в том, чтобы закрыться от мира и решать свои внутренние проблемы?

– Не стоит передергивать. Это еще одна наша национальная черта – в крайности кидаемся. Не надо ни от кого закрываться. Да это и невозможно в условиях тотальной мировой интеграции.

А вот о своих делах задуматься самое время. И, что удивительно, у нас ведь очень много положительных перемен произошло в считаные годы, о чем надо говорить и чем можно гордиться. Но крупные СМИ не видят этот сектор. На региональном уровне дела обстоят лучше: людям рассказывают и показывают, что делается для повышения комфорта и безопасности жизни.

Однако этого мало. Человек должен иметь возможность сравнивать, как было, что стало, знать о перспективах и тогда делать выводы о качестве своей жизни.

Еще пример: мы сами постоянно говорим, что у нас плохие дороги. Так повелось исстари. Но ведь все уже не так. Я каждую неделю езжу в Ростов-на-Дону по дороге, которая не хуже немецких автобанов. Посмотрите на объемы дорожного строительства, ведь такого не было никогда, включая эпоху СССР.

Но мы по привычке ругаем дороги и чуть ли не гордимся этим. Как школьник, который получил пятерку, но стесняется об этом рассказать друзьям, потому что его посчитают «ботаном».

А о достижениях надо кричать. Потому что новая трасса среди разваливающих домов диссонирует, а человек по своей природе хочет жить в гармонии. Значит, следом за дорогой должны идти реконструкция, благоустройство и так далее.

Это общая мысль, но суть понятна.

Антипенсионер

– Вы работали в самых разных сферах, включая органы власти, занимали высокие должности, но при этом всегда продолжали преподавать. Почему?

– Потому что труд учителя бесконечен. Невзирая ни на какие должности в исполнительной или законодательной власти, я всегда знал, что в первую очередь я педагог. Сегодня с высоты своего сорокалетнего стажа могу сказать, что не ошибся с выбором профессии.

Что касается работы во власти, то смею надеяться, что я отличался от образа чиновника, который существует в общественном сознании. В этом мне тоже помогала преподавательская деятельность.

Самая большая и трудная задача для государственного служащего в том, чтобы избежать профессиональной деформации сознания. Рецепт один: как бы высоко ни взлетел, не отрывайся от земли.

Касьянов для сайта.jpg

А общение со студентами, самым прогрессивным классом, – лучшее средство коммуникации. Кроме того, общаясь с молодыми, и сам становишься моложе.

– Кстати, о возрасте. На сколько лет вы себя ощущаете?

– Давайте прикинем. Три раза в неделю я по два часа играю в большой теннис. Очень люблю водить машину, и средний недельный пробег нередко доходит до тысячи километров. Добавим работу в качестве декана журфака, завкафедрой истории России.

Еще являюсь членом Центральной избирательной комиссии Краснодарского края. И, естественно, занимаюсь наукой. Сейчас работаю сразу над несколькими трудами. Наверняка что-то не назвал сейчас. В общем, внутренне ощущаю себя в полном расцвете сил.

Не представляю себя без работы. Категорически не хочу на пенсию и надеюсь, что мои проводы на заслуженный отдых состоятся не скоро. Еще надо очень много сделать.

И особенно вдохновляет, что постоянно появляются новые мысли, рождаются проекты, открываются неизвестные ранее исторические факты, с которыми надо работать. Значит, мне еще есть что сказать и есть те, кто меня хочет услышать.

Личное дело

Касьянов Валерий Васильевич.

Родился 30 октября 1950 года (15 января 1952 года) в селе Олонки Иркутской области.

Окончил в 1973 году Ростовский государственный университет (исторический факультет), в 1999 году – Северо-Кавказскую академию государственной службы (факультет государственного и муниципального управления).

Ученая степень – доктор исторических наук, доктор социологических наук. Является автором более 500 научных работ, в том числе монографий и учебных пособий. Ученое звание – профессор.

После окончания университета служил в армии. Затем, в 1975–1982 годах, работал в Октябрьском РК КПСС Ростова-на-Дону. Занимался преподавательской деятельностью в вузах Ростова-на-Дону и Кубани. С 1995 по 1997 год – помощник главы администрации Краснодарского края, начальник управления информационно-аналитического обеспечения. В 1997–2007 годах – Законодательное Собрание Краснодарского края: помощник председателя, заведующий сектором, начальник информационно-аналитического управления. С 2007 по 2012 год – руководитель департамента по делам средств массовой информации, печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций Краснодарского края.

В настоящее время – заведующий кафедрой истории России и декан факультета журналистики Кубанского госуниверситета.

Стаж педагогической работы – 40 лет.

Награды: почетный работник высшего профессионального образования Российской Федерации, медаль ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени, медаль «За выдающийся вклад в развитие Кубани» II степени, лауреат общенациональной премии «Профессор года – 2019».


Показать еще