Кубанские Новости
Общество
Борис Золотов

Кубанское море: мало воды и много проблем

Кубанское море: мало воды и много проблем
Фото: Юрий Ходзицкий

Краснодарское водохранилище переживает сложные времена. Его обмеление и заиливание чреваты проблемами для сельского хозяйства и экономики в целом. «КН» провели круглый стол, на котором специалисты обсудили состояние и перспективы это крупнейшего на Северном Кавказе водохранилища.

До середины 70-х годов прошлого века левобережная часть Адыгеи и низовья Кубани подвергались сильнейшим наводнениям. Борьба с паводками, а также развитие рисоводства в Краснодарском крае стали отправной точкой строительства грандиозного гидросооружения. По большому счету, цель была достигнута. К тому же краевой центр и ряд городов гарантированно были обеспечены водой. В былые времена воды в рукотворном море было хоть отбавляй. А вот в минувшем году оно пересохло, так что можно было совершать невеселые прогулки по дну.

Проблемы накапливались не один год. Отрицательной отметки Краснодарское водохранилище за почти свою полувековую историю достигало в 1994-м и 2003 годах. Но тогда критическую ситуацию быстро выправляли обильные дожди. Теперь случилось то, чего вообще никогда не было. Нехватка осадков началась еще с позапрошлого года. И все это время, до нынешней зимы, погода не радовала обилием осадков.

Краснодарское водохранилище в цифрах:

• Длина – 46 км

• Максимальная ширина – 9 км

• Площадь – 420 кв. км

• Средняя глубина – 11 м

• Наибольшая глубина (у сбросных шлюзов) – 18 м, наименьшая – 5 м

• Проектная емкость – 3,1 млрд. куб. м

Под угрозой оказался урожай риса. Его удалось спасти, перенаправив воду из оросительной системы Ставрополья в реку Кубань, из которой за последние 30 лет безвозвратное изъятие стока превысило экологически допустимые нормы.

Как быть дальше? Ведь никто не даст гарантию, что подобная ситуация больше не повторится. «Кубанские новости» провели круглый стол, на котором обсудили со специалистами состояние Краснодарского водохранилища и перспективы рисосеяния в регионе. В нем приняли участие заместитель министра сельского хозяйства Краснодарского края Михаил Тимофеев, директор «Федерального научного центра риса» Сергей Гаркуша, исполнительный директор «Южного рисового союза» Михаил Радченко, заместитель руководителя Кубанского бассейнового водного управления Юрий Лукшин, заместитель директора «Управления «Кубаньмелиоводхоз» Сергей Якуба. Сегодня мы публикуем состоявшийся разговор.

Полвека – это не срок

– Краснодарское водохранилище было построено в период с 1967-го по 1975 год. Прошло почти полвека его интенсивной эксплуатации. Не исчерпало ли рукотворное море свой ресурс, если принять во внимание, что в последние годы стали возникать проблемы с его заполняемостью, а значит – и с развитием рисоводства? Есть ли гарантийный срок использования искусственного водоема?

Михаил Тимофеев:

– Такие грандиозные гидротехнические сооружения на полвека не строят. Гарантийный срок эксплуатации водохранилища – 100 лет. Так что говорить о каком-то критическом сроке эксплуатации очень преждевременно.

Сергей Якуба:

– Расчетные сроки службы гидротехнических сооружений, воспринимающих гидравлический напор, регламентированы строительными нормами и правилами и принимаются в зависимости от их класса. Для сооружений первого и второго классов – 100 лет, для сооружений третьего и четвертого классов – 50 лет. Краснодарское водохранилище относится к первому классу.

Фото: Юрий Ходзицкий

Михаил Радченко:

– Хочу добавить, специалисты не исключают, что по истечении этого срока будет построено еще одно водохранилище, чтобы уж точно и гарантированно держать под контролем водную стихию.

Год на год не приходится

– Минувший аномальный год обострил ситуацию с водохранилищем. За многие десятилетия эксплуатации оно успело изрядно заилиться. Какова была проектная вместимость воды и какова она сейчас в реальности?

Юрий Лукшин:

– Проектная вместимость водохранилища при нормальном подпорном уровне составляла 2 миллиарда 396 миллионов кубических метров воды. При форсированном – 3 миллиарда 48 миллионов кубических метров. Объем при уровне мертвого объема, с которым мы столкнулись в минувшем году, когда сброс воды был равен ее притоку, составляет 236 миллионов кубических метров. Полезный объем водоема – 2 миллиарда 160 миллионов кубических метров. Это по проектным документам.

Но, как правильно отмечено, в связи с заиливанием водохранилища фактические объемы сейчас составляют: при нормальном подпорном уровне – 1 миллиард 798 кубических метров, при форсированном – 2 миллиарда 794 кубических метра. При уровне мертвого объема – 192 миллиона кубических метра, а полезный объем сейчас составляет 1 миллиард 606 кубических метров воды. Как видите, показатели до и после уже разнятся.

Сергей Якуба:

– Да, приходится констатировать, что на сегодняшний день, с учетом технического состояния водоема, основные параметры и полезная емкость изменились. Но вопрос фактических показателей водохранилища надо адресовать собственнику и эксплуатирующей организации.

Михаил Тимофеев:

– Сегодня мы можем говорить о том, что Краснодарское водохранилище может вместить до 1 миллиарда 800 миллионов кубических метров воды. Эта норма была закреплена в правилах эксплуатации, принятых в 1982 году. По данным Росводресурсов, вместить можно и до 2,3 миллиарда кубических метров воды. Чистить водохранилище или нет, должны решать специалисты. Но объемы, которые я назвал, вполне устраивают рисовый комплекс края.

Вопрос заключается в другом: почему не набираем тех объемов воды, которые вполне может вместить в себя рукотворное море? Чтобы достичь таких показателей, необходим гарантированный сброс воды. Он должен составлять не менее 1 тысячи 500 кубометров воды в секунду. Сегодня мы можем сбрасывать не более 1 тысячи 200 кубометров. Для увеличения сброса воды надо поэтапно укреплять берега – вокруг Тиховского и Федоровского гидроузлов и берегов реки ниже водохранилища. Эти работы сейчас ведутся, но требуется время, чтобы их выполнить. Это рекомендации Федерального агентства Росводресурсы. Выполнив их, мы смело сможем набирать в наше рукотворное море больше воды, так необходимой рисоводам, в том числе и для дальнейшего развития орошаемого земледелия.

Справка «КН»

Нормальный подпорный уровень – это уровень воды, который плотина может поддерживать в течение длительного времени при обеспечении нормальной эксплуатации всех сооружений.

Что касается аномального года. Такой минимум воды в нашем водоеме на самом деле уже был. Вот у меня под рукой сведения за 1994 год. Тогда мертвый объем водохранилища составлял 124 миллиона кубических метров воды. В минувшем году – всего 184 миллиона кубометров. Почему так произошло? Осадков не было.

Сейчас для нас важно, как будет таять снег в горах. Сразу или постепенно. Январь и февраль, как известно, время его накопления в горах. Нужны минусовые температуры, чтобы снег не таял сейчас и сохранялся хотя бы на высоте от 1,5 тысячи метров над уровнем моря. В прошлом году этого не было. К июню снег уже был только на высоте около 2,5 тысячи метров. Это уже мизер. Так откуда было взяться воде в водохранилище?.. В июне расход воды, как всегда, большой, а притока почти не оказалось.

И пошли проблемы. Но мы к этому были готовы, в определенной степени. Уже в мае по рекомендации нашего «Кубаньмелиоводхоза» и Кубанского водного бассейнового управления мы начали работу по строжайшей экономии воды. Ее подача в рисовые системы прекратилась с 12 августа. Сбросы были самые минимальные. Часть воды, которая должна идти в лиманы, повторно подавалась в рисовые системы. Да, мы собрали очень неплохой урожай, но такого безводного года еще не было. Нечто подобное было в 2012 году, но все равно воды тогда было в два раза больше.

Очень вовремя часть воды со ставропольской оросительной системы была перенаправлена в русло Кубани, а оттуда – в водохранилище. И мы смогли спасти от безводья 50 тысяч гектаров риса. Министерство сельского хозяйства Краснодарского края, вице-губернатор Андрей Николаевич Коробка провели огромную работу с Министерством сельского хозяйства России, агентством Росводресурсы. С конца июля по 12 августа нам подавали 100 кубометров воды в секунду из Ставропольского канала. Столько же воды – из самой реки. Вот и продержались до начала уборки. Спасибо огромное всем.

Фото: Юрий Ходзицкий

– Снижение уровня. Польза или нет?

Михаил Радченко:

– В связи с неподготовленностью сооружений инженерной защиты Нижней Кубани к пропуску проектных сбросных расходов в нижний бьеф водохранилища (в объеме 1500 кубических метров в секунду) с 1993 года эксплуатация Краснодарского водохранилища осуществляется в непроектном режиме. Уровень нормы подпорного уровня снижен до отметки 32,75 метра, что на 0,9 метра меньше проектного значения.

В результате такого решения объем полезной емкости водохранилища снизился более чем на 350 миллионов кубических метров. Более того, произошло ухудшение его санитарного состояния – увеличение площади мелководных участков, снижение средних глубин, ухудшение качественных показателей водных ресурсов, развитие процессов зарастания акватории водного объекта.

– В начале 90-х годов, если не ошибаюсь, по просьбе руководства Республики Адыгея, уровень водохранилища стали занижать на 1 метр. Об этом сейчас идет речь? Тогда давайте подробнее поговорим об этом решении. Насколько верен был этот шаг?

Михаил Тимофеев:

– Я считаю, что тогда этот вопрос был поднят справедливо. На тот момент техническое состояние и Краснодарского водохранилища, и гидросооружений Нижней Кубани было гораздо хуже, чем сейчас. Требовалась реконструкция. С момента того обращения средства стали постепенно выделяться и на реконструкцию и Краснодарского, и Шапсугского водохранилищ. Сейчас насчет объемов воды для рисосеяния опасений нет. Надо вести дальнейшее берегоукрепление, реконструкцию гидросооружений. Воды в водохранилище будет достаточно – и спокойнее будет за рисовый комплекс. Мы сможем засевать необходимые 130 тысяч гектаров. Если, конечно, прошлый год не будет повторяться.

Юрий Лукшин:

– Соглашение о снижении уровня моря подписывалось с целью уменьшения подтопления прилегающих территорий, расположенных в Республике Адыгея. Снижение нормального подпорного уровня, как уже было сказано, связано с необходимостью реконструкции системы обвалования Нижней Кубани, так как на тот момент безаварийно пропустить установленный проектом нормативный сбросной расход в нижний бьеф Краснодарского водохранилища – 1500 кубических метров воды в секунду – было нельзя.

Но стоит отметить, что снижение уровня водохранилища привело к снижению глубин и образованию к 2004 году 92 квадратных километров мелководных участков, что сейчас составляет около 24 процентов от площади всего водохранилища.

Сергей Якуба:

– Чтобы ответить на этот вопрос, необходимо комплексное обследование. Думаю, что минусов оказалось больше. Снижение нормального подпорного уровня привело к более интенсивному отложению наносов и увеличению площади зарастания водохранилища древесно-кустарниковой растительностью, к снижению качества воды.

Золотая середина

– Климат меняется. Понятно, что вопрос этот спорный, но даже наши виноделы шутят, что, если так пойдет и дальше, придется выращивать не виноград, а кактусы на текилу. Если воды не хватает уже сейчас, кто даст гарантию, что такое не будет повторяться и впредь? Край продолжает мелиорацию земель. Ежегодно вводится примерно 5 тысяч поливных гектаров. А на рис воды уже не хватает. Какова эта самая золотая середина? Сколько надо засевать гектаров рисом и при этом не испытывать острой нехватки воды, как в прошлом году? Да и Ставрополье все больше забирает из Кубани воды. Не пора ли пересмотреть положение вещей ради той цели, для достижения которой и было построено Краснодарское водохранилище?

Михаил Тимофеев:

– Программа мелиорации земель в крае продолжается. Правильно было сказано, что на Кубани ежегодно сдается в эксплуатацию 5,5 тысячи гектаров новых поливных земель. Но здесь надо учесть, что вода на эти цели идет из степных рек края. Да, и их состояние сейчас крайне далеко от идеала. Это тема для отдельного разговора. Скажу только, что этот вопрос находится под постоянным контролем администрации края. Губернатор Вениамин Иванович Кондратьев уже не раз обращался в правительство по вопросам возрождения степных рек Кубани, к премьер-министру Михаилу Мишустину в том числе.

Нам надо ежегодно сеять рисом не менее 115 тысяч гектаров. Это минимальный порог. Мы основной производитель риса в стране – до 80 процентов. Продовольственную безопасность страны Кубань в этом виде продукции должна обеспечить. Да, у нас есть два варианта проведения посевных кампаний. Вариант «А» – когда мы знаем, что воды будет в достатке. И вариант «Б» – на случай засушливого периода, тогда в ход пойдут другие культуры.

Фото: Юрий Ходзицкий

Сергей Гаркуша:

– Что касается орошаемого овощеводства. Надо считать. На это идет не так уж много воды. И если это дает существенную прибавку в урожайности, то на это не стоит жалеть ни воды, ни средств.

Ориентируясь на средние многолетние данные, отмечу, что такой год, как минувший, не может повторяться часто. При заполнении водохранилища 1 миллиарда 700 миллионов кубических метров воды вполне хватит, чтобы засевать 120–125 тысяч гектаров риса. Если пустить в оборот 130 тысяч гектаров рисовых полей, то на части из них уже придется сеять рис по рису на третий-четвертый год, а это, как известно, не очень хорошо, так как существенно падает урожайность. Поэтому и важна золотая середина – чтобы и рисом не перенасыщать севооборот, и воды хватало для нормального развития растений. А эта золотая середина – 120–125 тысяч гектаров. Или, как мы рекомендуем, 50–55 процентов площадей от всей рисовой системы надо ежегодно засевать рисом.

Михаил Радченко:

– В прошлом году мы получили 840 тысяч тонн риса в зачетном весе. Урожайность – 66,1 центнера зерна с гектара. Для сравнения, в 2019 году вал риса составил 805 тысяч тонн при урожайности 64,4 центнера с гектара. Рост производства риса, даже в таком неординарном году, был в значительной степени обусловлен строгим выполнением комплекса мер, координацией которых на протяжении всего оросительного сезона занимались члены специальной рабочей группы по вопросам рационального использования водных ресурсов. В частности, мы корректировали график сева риса, введение межрайонного и межхозяйственного водооборота, перенаправление водных ресурсов из Верхней Кубани в Краснодарское водохранилище.

О перераспределении воды из Ставропольского канала. Да, это помогло нам спасти урожай минувшего года. От повторения ситуации 2020 года никто не застрахован. По статистике, каждый седьмой год в той или иной степени является маловодным. Увеличение площади орошаемых земель в Ставропольском крае не идет за счет кубанского рисоводства. При строительстве Краснодарского водохранилища принимались в расчет объемы воды, предназначенные для орошения ставропольских полей. Другое дело, что по экономическим причинам, возникшим в 90-е годы, строительство ставропольского канала, а, следовательно, и реализация проекта, затянулось на несколько десятилетий. И все это время рисоводы Кубани использовали на свои нужды квоту, предназначенную ставропольцам.

О посевных площадях. При общей площади рисовых оросительных систем в Краснодарском крае 232,2 тысячи гектаров гарантированное обеспечение водой посевов риса возможно на 116 тысячах гектаров.

Сергей Якуба:

– Лимиты водоотбора из реки Кубань для каждого субъекта России заранее определены. Ставропольский край в полном объеме их не выбирает. Поэтому проведение там реконструкции существующих оросительных систем вполне оправдано. А ситуация минувшего года с водохранилищем и, как следствие, возникшие проблемы в рисоводстве связаны с гидрометеорологическими явлениями. Однако повторение такого не исключено.

Будущее рисоводства – это учет воды

– Эксперты отмечают необходимость строгого учета воды. Не стоит ли поменять правила эксплуатации Краснодарского водохранилища не только рисоводам, но и рыбоводам, овощеводам? Есть ли в планах ближайших лет или на отдаленную перспективу капитальная реконструкция Краснодарского водохранилища?

Михаил Тимофеев:

– Кубометр воды с каждым годом дорожает. Это факт. Конечно, хорошо, если каждый потребитель будет иметь свой счетчик. В Европе к этому в основном уже пришли. Там, например, каналы одеты в бетон. Утечки воды почти нет. И нам к этому надо стремиться. Рано или поздно так и будет. А пока надо не только «одевать» в бетон оросительную систему, но и планировать рисовые чеки. У кого-то идет 15 тысяч кубометров воды на заливку одного гектара, у кого-то – 19–20 тысяч.

Сергей Гаркуша:

– К реконструкции водохранилища мы рано или поздно подойдем. Она нужна. Очистка, углубление, берегоукрепление – это то, без чего в обозримом будущем уже не обойтись. Иначе придется сокращать посевные площади риса.

Юрий Лукшин:

– Реконструкция водохранилища и сейчас ведется в постоянном режиме. Конструкции, исчерпавшие гарантийный срок эксплуатации, меняются на новые. Кроме того, разработана научно-техническая документация, в которой представлены мероприятия до 2035 года, по борьбе с заиливанием и зарастанием водохранилища.

Сергей Якуба:

– Необходимость проведения реконструкции водохранилища продиктована сроком эксплуатации и его техническим состоянием. Учитывая наивысший первый класс опасности этого водного объекта, уверен, что служба эксплуатации обеспечит необходимый контроль за его состоянием и своевременно начнет реконструкцию.

Михаил Тимофеев:

– Сейчас запасы воды в Краснодарском водохранилище больше, чем в прошлом году на эту дату. Но говорить, что прошлогодние проблемы не повторятся, преждевременно. Все будет зависеть от запасов снега в горах и интенсивности из таяния. Вода нужна не сейчас, а летом.

На сегодняшний день проблемы Краснодарского водохранилища обозначены. Впереди кропотливая аналитическая работа, которая позволит определить режим его существования на дальнейшие десятилетия.

Показать еще